Украино-казахстанский урок. Зловещее дежавю

у нас под боком строится новая Антироссия

Мало ли нам Антироссий? Мы окружены целым поясом таких странных недогосударственных образований. Прибалтийские вымираты, Украина, Грузия, балансирующие на грани антироссийскости Армения и Азербайджан. Уже немало. Но сейчас, буквально на наших глазах, выпекается еще одна Антироссия. И это будет очень большой проблемой для нас. Антироссией стремительно становится Казахстан.

Вообще если кто-то рассчитывает на то, что среднеазиатские постсоветские бабаестаны будут обычными восточными деспотиями, в которых тамошние бабаи будут только изгаляться над забитыми и темными жителями аулов и городов, уже мало чем отличающихся от аулов, и не сильно отсвечивать в геополитике, - у меня для них плохие новости. В Средней Азии Запад обязательно постарается состряпать ещё как минимум одну Антироссию. Собственно он, Запад, уже этим активно занимается. Причем делает это по-шаблонному, не отклоняясь от старых методичек. И знаете, у него это хорошо получается. Методички исправно работают.

Как-то уже пошло шпынять наши власти за бездарную политику на постсоветском пространстве. Ведь казалось, что второй украинский майдан должен был научить нашу власть тому, что только экономическая прагматика во взаимоотношениях с постсоветскими республиками недостаточна. Управляясь множеством эфемерных, символических, геополитических и цивилизационных мотивов, элиты постсоветских стран готовы стрелять себе в ногу, дорого платить за что угодно и т.д. Ещё более странным является то, что на шаблонную политику Запада мы отвечаем не менее шаблонной своей. И результат скорее всего будет до зубной боли предсказуемым. Может всё-таки начнём антирусские тенденции замечать до того, как они обернутся уже событиями-извержениями гноя, как это было в Белоруссии и на Украине? Кстати, ещё и в Армении.

Событийный дизайн происходящего в наши дни в Казахстане до боли напоминает украинский. Всё разыгрывается как по нотам. Судите сами:

1. В Казахстане разыгрывается карта собственного Голодомора. У него есть свое имя – Ашаршылык. У него есть свой день памяти – 31 мая. Очень активно на этой ниве работают американцы, проводя живые и онлайновые круглые столы. Тема тлеет и подтлевает уже продолжительное время. На Украине Голодомор стал спусковым крючком для разгона полноценной, легитимной в глазах многих русофобии. Украинское общество не осознало вовремя природу этого троянского коня. Сейчас же это уже важная часть гуманитарного мейнстрима, питающая едва ли не расчеловечивание русских. Хорошо же оснащенной гуманитарной политики, обезвреживающей «голодоморы» на постсоветском пространстве нет. Нет для гуманитарного экспертного сообщества, нет и для большой аудитории. Не сформирована правильная позиция и дистанция отстояния от этих трагических событий. Нет обличенной в идеологему формулы. Нет кодификации её в поп-культуре. Нет удачного и рабочего, питкого и емкого контрнейма для весьма удачно придуманного «голодомора».

2. В Казахстане общество уже готовят к реабилитации своих коллаборантов – казахов из гитлеровского «Туркестанского легиона», которым принято называть группу батальонов 1-го Восточно-мусульманского полка СС. В мае сего года президентом Токаевым была создана Комиссия по реабилитации жертв репрессий. Если судить по высказываниям её членов, то очень скоро нас ждет реабилитация многих откровенных нацистов. Более того, не исключено, что скоро за именование идеолога Туркестанского легиона Мустафы Шокая предателем можно будет получить наказание. По сути, в отдельно взятом Казахстане будет осуществлен пересмотр приговоров Нюрнбергского суда и Алматинского процесса 1947 года. У Казахстана могут появиться свои псевдо-герои со «сложной исторической судьбой». И эти усилия казахских элит на ниве исторического предательства будут гуманитарно обеспечены и полностью поддержаны коллективным Западом.

3. В Казахстане уже предельно обостряется языковая проблема. До нелюбопытной российской публики дошли вопиющие действия «языковых патрулей», которые получили определенный резонанс, заставивший власти страны пусть и нехотя, но реагировать, в результате чего их активист, а по сути откровенный отморозок Куат Ахметов вынужден был бежать из страны. Надолго ли? Но у нас мало обращают внимание на то, что совсем скоро русский язык будет совсем изгнан из Казахстана. О необходимости полной дерусификации страны к 2025 году не раз говорил Назарбаев. И пусть пока ещё русский язык остается там языком межнационального общения, обладает статусом официального, идет методичная и неумолимая казахизация.

4. Казахстан уже переходит на латинский алфавит, о чём только мечтают украинские нацисты. И пусть сам процесс затягивается, но видимо власти страны взяли курс на полное отгораживание от России. И это будет огромное поражение кириллического мира, который мы, русские, так и не решились защищать и администрировать. И эта декириллизация Казахстана еще аукнется нам большими бедами. Впрочем связь кириллицы с, например, ценами на наш экспорт наши власти и экспертное сообщество не видят и не понимают. Увидят и поймут. Когда поздно будет.

5. В Казахстане тоже лихо придумывается и кодифицируется в культуре история. Никогда толком не имевший государственности народ вдруг оказывается банально пупом земли, средоточием мирового исторического процесса. Все эти варварские пляски на ниве истории в постсоветских странах невероятно пошлы, банальны и предсказуемы. В клеймении «колониального прошлого» Казахстан может зайти очень далеко.

6. Как и Украина, Казахстан весьма неоднороден. Попытки строительства смешной этнографической деревни, пошловатой этнократии неизбежно чревато расколами, трещинами и распадом казахстанской государственности по аналогии с украинской.

7. Элиты Казахстана хранят свое наворованное богатство в других местах. Они тоже обретаются в Лондоне, но к этой пиратской гавани следует добавить Дубай и Стамбул. Казахстанские элиты – это тоже вахтовики, которых в случае надобности можно взять за причинное место, и они сделают всё, что нужно.

8. Стратегические отрасли экономики Казахстана управляются уже иностранцами. Казахстан так же носится с самоценностью «иностранных инвестиций», которые обязательно должны прийти.

9. Это удивительно, но для разрешении экономических споров в Казахстане уже четвёртый год существует параллельная судебная система, основанная на нормах и принципах английского общего права– Суд Международного финансового центра «Астана». Пока суд рассмотрел несколько десятков дел, но планирует активизироваться.

10. Казахстан – один из последних динозавров фирменной постсоветской и провальной многовекторности во внешней политике. Он мечется между такими геополитическими монстрами, как Россия, коллективный Запад и Китай. Кроме того, на ярмарку или скорее в бордель казахстанской многовекторности заглядывает и такой пост-имперский стервятник, как Турция с её проектом Великого Турана.

11. Как и Украина, Казахстан ослаблен исходом активного и квалифицированного русскоязычного населения. Даже суверенный индустриальный уклад в Казахстане всё сложнее воспроизводить. В области производства, инженерной культуры, качества трудовой силы Казахстан стремительно упрощается.

12. В Казахстане есть свои национально ориентированные селяне, которые по сути колонизирует советские городские центры. Эти выходцы из аулов приносят в некогда не бывшие казахскими города полный набор родовых отношений и отсталости, что прямо ведет к социальной деградации.

13. Пораженные постсоветским экономическим фундаментализмом казахстанские элиты отдали значительную часть гуманитарной проблематики на аутсорс. В стране весьма вольготно себя чувствуют всевозможные НКО, не выкорчеваны бациллы гюленистского тюркоязычного образования. Только изредка государство вмешивается в их деятельность. Так, недавно был запрещен въезд в страну американскому исследователю русского происхождения Евгению Бунину по уйгурской проблематике. Разумеется, этот исследователь специализируется на исследовании «лагерей перевоспитания» и притеснениях мусульман в Китае.

14. Казахстан, как и Украина, вышел из СССР с территориальными подарками от советской власти. Проблема спорности Северного Казахстана никуда не делась. И она ещё даст о себе знать. Особенно сейчас, когда обостряется геополитическая борьба.

15. В Казахстане Россия, как и на Украине, вопиюще плохо работает с гражданским обществом. Мы полностью сосредоточены на ведении дел только с тамошними вороватыми и нечестными, но очень продажными элитами. В сегодняшнем Казахстане мы привычно сдаем своих. Защитников Русского мира в Казахстане жестоко преследуют. Так этнический казах – защитник Русского мира Ермек Тайчибеков буквально недавно был приговорен к семи годам колонии строгого режима. Он был обвинен в разжигании межнациональной розни. Но наши власти не спешат вступиться за этого достойного человека.

16. Мы практически не соучаствуем в формировании элиты Казахстана. Её делают наши враги. Советский запас элит иссякает.

Аналогии с Украиной можно длить долго. Есть сходство даже в мелких деталях. На наших глазах, при нашем попустительстве, у нас под боком строится новая Антироссия, настоящий цивилизационный Другой, который станет новой точкой напряженности. Вместо необычного для Средней Азии многонационального государства с очень хорошим советским наследием складывается банальная восточная деспотия, эдакий Бабаестан с продажными и текучими элитками, покорным, но тоже весьма текучим подвластным населением. Это особенно опасно в ситуации вероятности появления идеологически заряженного проекта в Афганистане, который может выдать пример исламской социальной справедливости, который может увлечь забитую часть казахстанского общества. Особенно на юге страны. Типичное восточное общество с глуповатыми и продажными бабаями во главе может оказаться крайне неустойчивым перед лицом подобных угроз.

Казахизация и деградация сегодняшнего Казахстана создает у современного наблюдателя ощущение стремительно несущегося в пропасть поезда. Неужели украинизация Казахстана неотвратима? Что можно еще сделать?

Я уверен в том, что политика России в отношении всех постсоветских стран теперь должна быть политикой трёх повесток. Она должна быть ансамблем, состоящим из:

- экономически-прагматической повестки, здесь торговля и инвестиции, строительство инфраструктуры и поставки оружия и прочее – всё то, в чем уже очень и очень хорошо преуспели наши элиты;

- институциональной повестки – постсоветское пространство – идеальный полигон для институционального творчества, и тут наши власти начали что-то делать, создавая различные форматы межгосударственных объединений, интеграционных проектов. Однако, это необходимо дополнять и более глубоким институциональным взаимодействием - и тут нельзя не порадоваться тому, что казахские власти переведут госуслуги на электронную площадку нашего Сбербанка, что уже вызвало недовольство западных НКО в Казахстане, что является хорошим знаком того, что мы делаем хорошее и правильное дело, нужны и другие треки интеграции;

- гуманитарной повестки – здесь мы просто обязаны исходить из априорного, операционого недоверия к туземным элиткам, сколько бы они ни уверяли нас в цветастых фразах в собственной лояльности, нам просто необходима гуманитарная экспансия на постсоветском пространстве, глубоко эшелонированная, многообразная гуманитарная политика. Нам необходима экспансия Русского мира. Мы должны ресурсно, идеологически и методически поддерживать казачество в Казахстане. Все защитники Русского мира какой бы национальности они ни были бы должны стать неприкосновенными. Мы должны связать вопрос кириллицы с экономическим взаимодействием.

В конце концов, гуманитарная повестка – это упрочение надежности наших более прагматических вложений в эти страны. Наш горький постсоветский опыт должен был научить нас этому.

Ну и, пожалуй, главное. Сейчас все более в цене главный геополитический сервис и товар, который поставляет Россия – безопасность. Пора за предоставляемую нами безопасность выставлять и внушительный гуманитарный счёт.

Евгений Фатеев
Подписка на обновления:
КНИГИ

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал