Подписка на обновления:
Подписаться

Бремя честного человека

День ТВ   17.07.2012   1030   279   00:23:08  
Программа
«Политика»
Ведущий
Александр Бородай
Гость
Леонид Симунин
Общественно-политический деятель, кандидат социологических наук Леонид Симунин о национализме и националистах, казаках, казачестве и современной политике. Вопросы задает политолог Александр Бородай.

Бремя честного человека

 

Общественно-политический деятель, кандидат социологических наук Леонид Симунин о национализме и националистах, казаках, казачестве и современной политике. Вопросы задает политолог Александр Бородай.

 

Александр Бородай: Добрый день! Сегодня у нас в гостях Леонид Симунин. Человек, активно участвующий в российской политике, последние 10 лет. Человек специфически известный. Леня, тебя связывали и с президентской администрацией и с кучей всяких общественных, молодежных прокремлевских движений. Тебя некоторые либеральные СМИ называли чуть ли не организатором террористических актов, увязывали с делом русского образа. Я имею в виду, прежде всего, «Новую газету». В последнее время ты выступил как организатор некой новой политической партии «Казаки России», как член политсовета этой партии. Расскажи про себя. Во-первых, из-за чего на тебя так нападают и «любят» СМИ либерального толка? Чем ты занимался в последние годы?

Леонид Симунин: Добрый вечер, Александр! Почему нападают – не знаю. Наверное, им это интересно и нужно, поэтому и нападают. Логического объяснения я для себя не вижу. Чем занимался? Действительно, довольно активно занимался общественной деятельностью. Начиная с 2000-го года и организации «Идущие вместе», местное молодежное движение, молодежное движение «Россия молодая». Недавно мы запустили проект и постарались зарегистрировать партию под названием «Казаки России». В данный момент я для себя этот проект приостановил. Могу рассказать об этом сейчас или по ходу нашей беседы, как вам будет удобно.

Александр Бородай: Давайте чуть позже, а пока вернемся к делам прошлым. В 2009-м году было дело «Русского образа» и тебя обвиняли в том, что ты как-то с этим делом связан и чуть ли не являешься организатором той группы, которая свершила – кто его знает, по суду, видимо, свершила – известные убийства или террористические акты. В чем дело? Почему именно тебя? При этом тебя же сравнивают с именем Владислава Суркова и с кремлевской администрацией, которая курировала – довольно очевидно, что курировала – те движения, которые ты сейчас перечислил.

Леонид Симунин: Начну по порядку. Почему связывают с данным делом? Ключевой свидетель по данному делу, некто Илья Горячев, на одном из допросов дал какие-то показания в отношении меня. Дословно я их не помню, поэтому цитировать не буду. Я их прочитал в Интернете. Якобы я предлагал Никите Тихонову выбивать мои долги, что якобы я собирался покупать у него оружие. Честно говоря, всякой ерунды наговорил.

Александр Бородай: Никита Тихонов тогда просто предстает каким-то монстром. Он и торговец оружием, и бандит. Целая преступная организованная группировка вырисовывается.

Леонид Симунин: Я не знаю, почему Илья это на меня наговорил.

Александр Бородай: Ты с ним вообще знаком?

Леонид Симунин: Да, я с Ильей знаком. Очень давно его не видел и с удовольствием бы увидел. Искать я его не буду – мне есть чем заняться в жизни, чем тратить на это время. Если когда-нибудь его увижу, то мне просто интересно спросить: «Дружище, а зачем ты это сделал? Зачем ты это написал? Кто тебе подсказал или зачем ты это придумал? Ведь это же неправда и ты знаешь об этом. Зачем? ».

Александр Бородай: Скажи, Леонид, что ты вообще думаешь об этом деле? Насколько в этом деле много политики, насколько оно инспирировано и насколько оно реальное? Зачем оно было нужно? Зачем оно было раскручено с таким размахом, скандалом? Будут ли у него какие-то дальнейшие последствия? Будут ли возникать такие аналогичные дела по поводу группировок возникать в ближайшем будущем? Каково твое мнение?

Леонид Симунин: Здесь скажу сугубо свое мнение. Я думаю, что дела будут. Просто на уровне интуиции и анализа у нас, мягко говоря, не самая простая обстановка и не самое простое положение с межнациональным общением. В первую очередь в городе Москве. Хотя не в первую очередь, а вообще по стране не самая простая ситуация с общением представителей разных национальностей и разных вероисповеданий. Я говорю корректно.

Александр Бородай: Я бы сказал, что чрезвычайно аккуратно.

Леонид Симунин: Да. Обстановка фиговая.

Александр Бородай: Это очевидная вещь.

Леонид Симунин: Обстановка фиговая и не видно, как власть собирается ее решать, что с этим делать. Проблема назрела, проблема очень актуальна, но чтобы что-то делалось –  может быть, я чего-то не знаю – но я не вижу. Поэтому то, что подобные процессы будут, а по-моему мнению будут.

Александр Бородай: Понятно. Кстати, у нас в свое время в студии был некий господин Босых, который работает с господином Рогозиным. Он вообще с Конгрессе Русских Общин (КРО) и занимается там молодежной политикой. Вот они организовали там структуру или совет по Межнациональным отношениям. Они считают, что это выход. Как ты оцениваешь эффективность подобного рода структур, даже как-то связанных с правительством Российской Федерации, или ты считаешь, что это одна видимость и работы не будет.

Леонид Симунин: Структуры нужны и в этом я убежден. Как это работает в КРО, я не знаю. К сожалению или к счастью я просто с ними не сталкивался, но структуры нужны. Единственное, что есть четкое убеждение, что только общественными структурами этот вопрос не решишь. Пора здесь что-то и власти сделать для того, чтобы процесс начал решаться. Потому что общеизвестные дела – Манежная площадь, Егор Свиридов – почему возникло такое волнение, такой резонанс? Просто потому, что для одних законы одни, а для других законы другие.

Александр Бородай: В этом смысле есть довольно яркий пример. Не так давно буквально месяц назад вынесен приговор, если не ошибаюсь где-то в Кировской области, участнику антифашистского движения «Антифа». Он некоему человеку, которого посчитал скинхедом – допустим это был скинхед – нанес ранение ножом, ударил его ножом в спину. За это настоящему антифашисту выписали целых 60 часов общественных работ. В принципе мне представляется, что удар ножом в спину, даже если нож прошел на удивление удачно и не задел никаких жизненно важных органов – это по УК РФ может быть квалифицированно, как покушение на убийство и 60 часов общественных работа за покушение на убийство это довольно странно. Я думаю, что если бы скинхед ударил участника антифашистского движения ножом, то скорее всего 60-ю часами общественных работ он не отделался бы.

Леонид Симунин: Знаете, первая фраза, которая приходит на ум: «Это было бы так смешно, если бы не было так грустно». Абсолютно с вами согласен. Почему-то у нас такой однобокий процесс в судах происходит. Понятно, что преступления должны наказываться независимо от того, кто бы их совершал. В отношении кавказцев, азиатов, бурятов, антифашистов, скинхедов – кого угодно. Любое преступление должно быть наказано, но нельзя за одно и то же преступление одну группу наказывать 60 часами работа, а другую на 10–15 лет сажать в тюрьму. Просто это не пьется и не снижает, а наоборот повышает градус напряжения в обществе. После таких процессов, о которых вы говорите, люди перестают верить власти и не надеются на нее. На кого остается надеяться? Только на себя. Поэтому самые энергичные, взрывные и пассионарные товарищи не просто перестают верить, а начинают что-то делать. Я не оправдываю тех, кто совершает преступления, но понятно, что виноваты не только они, а еще и люди, которые создали предпосылки для таких настроений и умозаключений.

Александр Бородай: Да, для таких, мягко выражаясь, несистемных действий. Тем не мене, ты, так или иначе, все-таки человек видимо какой-то системы и поэтому в последнее время снова решил заняться политической деятельностью, активной и вполне публичной и выступил в качестве организатора партии «Казаки России». Что за партия? Зачем она нужна? Есть слухи, что это определенный кремлевский проект, что этот проект курирует недавно пришедший в администрацию Алексей Романов – Герой России, десантник, спецназовец. Человек, которые недавно начал заниматься внутренней политикой на уровне администрации президента. Проект «Казаки России» — это один из таких проектов по застраиванию политического поля рядом партии, в том числе и патриотической направленности. Так ли это и зачем эта партия организовывалась?

Леонид Симунин: Это не так, никто нас не курировал, не помогал, не указывал. К счастью или к сожалению, здесь ответить сложно. Как возникла мысль по созданию данной партии? Когда процесс создания партии сильно упростился, то начало создаваться огромное количество оргкомитетов.

Александр Бородай: Чему помогли протесты на Болотной площади.

Леонид Симунин: Наверное, да. Огромное количество оргкомитетов по созданию невероятного количества каких-то самых невероятных партий. Даже сложно вспомнить их названия, но самые-самые разные. У меня довольно широкий круг общения, в который входят ребята, имеющие прямое отношение к казачеству, реальные казаки. Они говорят в кухонных разговорах: «Слушай, все создают какие-то молодежные партии, пиратские партии, партии хип-стопперов, зеленые партии. Чего только нет! Почему мы – казаки – не создаем свою партию? Давай попробуем. Что для этого нужно? ». Мы зарегистрировали оргкомитет, провели съезд, на котором были представители практически 50 субъектов Российской Федерации. По закону необходимо 42, но тема оказалась настолько живой, что когда начали создавать партию под названием «Казаки России», то отклик получили просто колоссальный – от Камчатки до Калининграда.

Александр Бородай: Там тоже есть казаки?

Леонид Симунин: Да. Притом, что отклик получили не только от казаков, но и от людей, которым сама идея понравилась, что должна быть казачья партия, что она будет полезна не только для тех, кто является казаками, но и вообще это будет здорово и классно. Мы запустили процесс подготовки регистрации, провели съезд, который вызвал интерес не только у участников, но и у СМИ. После этого начались различные процессы. Мы узнали, что есть другие комитеты по созданию казачьих партий. Их в данный момент порядка шести партий и неизвестно закончится этот процесс или не закончится.

Для себя я понял, что изначально идея классная, хорошая и объективно очень нужная. Сам я прямого отношения к казачеству не имею.

Александр Бородай: То есть ты родом не казак?

Леонид Симунин: Кто-то говорит, что казаки – это национальность. Кто-то говорит, что казаки – это сословие. Мне ближе такой ответ, что казаки – это в первую очередь те, кто разделяет казачьи идеалы и ценности. Мы изначально говорили, что членом партии «Казаки России» может быть мусульманин, ингуш, буддист, бурят, кто угодно. Главное, чтобы человек разделял казачьи ценности. Когда этот процесс пошел, я понял, что такая партия объективно нужно, но если мы сейчас продолжим процесс ее создания, зарегистрируемся в Минюсте, начнем участвовать в различных выборах, то мы не будем одни. Таких карликовых минипартий может быть наберется 6–20 партий.

Александр Бородай: «Казаки Юга России», «Казаки Севера России».

Леонид Симунин: «Самые казачьи казаки России» и так далее.

Александр Бородай: «Родовые казаки России», «Не родовые казаки России».

Леонид Симунин: Я казаком не являюсь, но окунувшись в это понял, что там и так огромное количество проблем – во взаимоотношениях между собой: реестровое казачество, не реестровое казачество, отношения между войсками и так далее. Поэтому создание нашей партии привело бы не к консолидации казачества, а способствовало бы размыванию его на много маленьких враждующих группировок, где каждый будет считать, что «мы самые главные, самые достойные, а остальные все не подходят».

Александр Бородай: Поэтому партийный билет получить не могут или получают партийный билет другой казачьей партии, а потом сшибаются в кабаке со страшной силой, выясняя, кто же из них является наибольшим казаком.

Леонид Симунин: Да, наиболее партийный казак или казачий партиец, как угодно. Понимаю, что партия нужно, но все-таки создавать и возглавлять ее должны люди, имеющие колоссальные авторитеты в казачестве. Не должно быть 10 карликовых партий – это должна быть одна мощная, системообразующая структура, которую казаки признают и если войдут не все, то большинство. Потому что надо прекращать процессы раздрая среди казачества.

Александр Бородай: Честно говоря, я в свое время этой темой интересовался. Лично для меня, на мой взгляд, казаки – это определенное военно-феодальное сословие. Фактически это вооруженные крестьяне, жившие по окраинам Руси, России. Люди, которые с одной стороны, постоянно пашут землю, а с другой – отбивают набеги врагов, сами ходят на них в набеги, так или иначе они постоянно воюют. При этом внутри себя они имеют определенную систему самоуправления достаточно независимую от центральной власти. Так вот это вооруженные крестьяне со специфической системой самоуправления и землепользования.

На мой взгляд, это некий пережиток феодального общества, который достаточно искусственно сохранялся даже в царской России на рубеже веков. Потому что в царской России казачьи войска в качестве политической опоры власти были нужны, они были достаточно эффективны и поэтому этот строй сохранялся. Хотя была Столыпин, который занимался, прежде всего, русским крестьянством, переселением в Сибирь, на Дальний Восток, освоением новых территорий. Он тогда говорил, что всех крестьян России хочет превратить в казаков, то есть фактически создать мощную народную вооруженную силу или народную армию.

Что такое казаки сегодня? Когда многие казаки ходят в красивых мундирах, увешанных какими-то загадочными орденами, которые они сами себе выдумали, где-то заказали и на себя повесили. При этом они земли не пашут и вряд ли с кем-то воюют в большинстве своем. Хотя на Юге России есть обратные примеры и вполне эффективные. Мне не совсем понятно. В результате ты и твои единомышленники пришли к тому выводу, что консолидация казачества в частном политическом уровне с его последующим представительством в Госдуме – это вариант невозможный и нежелательный?

Леонид Симунин: Не только в Госдуме, а вообще на всех уровнях власти – на муниципальных выборах, на выборах глав субъектов, представление в Законодательном собрании субъектов РФ, Госдуме. Мы пришли к тому, что эта консолидация желательна, нужна и необходима. Просто мы готовы помочь всеми силами, как только появятся люди, которые способные консолидировать. Мы на своем опыте столкнулись, что на данный момент мы консолидировать не сможем. Наш коллектив, наша группа людей, создание нами партии повлечет создание похожих партий и многочисленные расколы.

Александр Бородай: Как же взаимодействие с Кремлем? Там же есть Совет при Президенте Российской Федерации по делам казачества, помощник Президента по делам казачества. Замечательные генералы в роскошных лампасах и погонах, ходят и звякают шашками, где-то выступают, куда-то ездят и даже машины с государственными номерами/мигалками у них имеются. Что делают все эти люди? Вы коммуницировали с этими замечательными персонажами типа господина Водолацкого и кто там у нас еще по делам казачества?  

Леонид Симунин: Нет, не коммуницировали. Насколько я знаю, Водолацкий был депутатом Госдумы и сейчас занимает должность в Администрации Ростовской области.

Александр Бородай: Хорошо. Кроме Водолацкого в свое время был Трошина назначали.

Леонид Симунин: Беглов возглавляет Совет по делам казачества.

Александр Бородай: Что это за казаки? Административные казаки? В чем их деятельность и функция? Они имели хоть какое-то отношение к вашей партии?

Леонид Симунин: Не имели. У нас была 100% инициатива снизу. Мы сразу объявляли, что готовы общаться со всеми. С реестровыми казаками, с не реестровыми казаками, с людьми, не являющимися казаками…

Александр Бородай: …желающими записаться в казаки.

Леонид Симунин: Даже не обязательно желающими записаться. У нас в стране сейчас непростая, сложная ситуация. Как нам с друзьями кажется, что есть три ключевых качества, обладание которыми изменило бы жизнь в России у всех – это нравственность, патриотизм и профессионализм.

В чем сила казачества и казачьих традиций? В первую очередь в воспитании нравственности. Если бы с помощью казачьей партии мы смогли что-то сделать на глобальном уровне для повышения нравственности в стране, то это было бы уже очень здорово и классно.

Александр Бородай: У меня есть вопрос, связанный с профессионализмом. Казачий профессионализм звучит угрожающе. Хорошо рубить шашкой лозу?

Леонид Симунин: Я вам сказал по поводу нравственности и сделал на ней акцент. Патриотизм – это то, что всегда было свойственно казакам. По крайней мере, мы с друзьями так считаем.

Александр Бородай: В идеале, да.

Леонид Симунин: Профессионализм. Не надо, чтобы вся страна умела, как вы сказали, рубить шашкой лозу. Казаки были молодцы, они воевали и делали это хорошо. Поэтому каждый должен заниматься своим делом и заниматься им классно. Хотя бы на примере того, что когда-то казаки воевали и делали это классно.

Александр Бородай: Нам нужны люди, которые умеют воевать и делают это классно. Могут понадобиться в самом ближайшем будущем, поскольку ситуация в мире такова, что наше огромное евразийское пространство таит в себе почву для самого разного рода мелких, крупных, средних и прочих вооруженных конфликтов. Даже внутри страны, честно говоря, обстановка не самая спокойная. Поэтому казаки, да и вообще люди, которые умеют владеть оружием и при этом являются патриотами России, будут не лишними в России.

Леонид Симунин: Абсолютно с вами согласен. Люди, умеющие хорошо воевать, строить, умеющие что угодно. Главное, чтобы человек был профессионалом на своем месте и занимался своим делом с душой, отдачей, профессионализмом, а не так, что от звонка и до звонка, все бросил, а там трава не расти, «меня это не касается».

По поводу угроз полностью с вами согласен. Могу даже любимую шутку сказать, что у России два союзника – армия и флот. Больше у нас союзников нет. В силу геополитического положения и никогда не будет.

Александр Бородай: Да, это высказывание приписывают еще и Александру III, не самый был, честно говоря, плохой император.

Леонид Симунин: Согласен.

Александр Бородай: Так или иначе, но партия пока не получилась?

Леонид Симунин: Партия пока не получилась.

Александр Бородай: Есть какие-то другие проекты?

Леонид Симунин: Что-либо озвучивать еще рано, но как только они подойдут к какому-то логическому развитию, то я с удовольствием вам о них расскажу.

Александр Бородай: Я так понимаю, что они все равно направлены на то же самое – это общественная работа, связанная с патриотической деятельностью и патриотическим воспитанием?

Леонид Симунин: Абсолютно верно.

Александр Бородай: Что ж, успехов!

Леонид Симунин: Спасибо.

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал