Подписка на обновления:
Подписаться

Оппозиция: логика протеста

День ТВ   14.06.2012   5019   203   00:32:12  
Программа
«Политика»
Ведущий
Андрей Фефелов
Гость
Максим Калашников
Гость
Анатолий Баранов
Андрей Фефелов, Максим Калашников и Анатолий Баранов, главный редактор «ФОРУМ. мск» обсуждают прошедший Марш Миллионов.

Оппозиция и логика протеста

Андрей Фефелов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Сегодня в редакции «Завтра» собрались: я – Андрей Фефелов, также Анатолий Баранов (редактор Форума. мск.)   и футуролог Максим Калашников. И мы сегодня смотрим видео, осуждаем митинг на котором только что присутствовали. Ну собственно, друзья мои, вот мы все побывали на митинге, и я прошу кратко обсудить итоги этого события что бросилось в глаза прежде всего, какие моменты? Анатолий, хотелось бы услышать Ваше мнение.

Анатолий Баранов: во-первых, не побывали, а приняли полноценное участие в том числе и в подготовке и во всем этом, мы сейчас как раз наблюдаем проход левой колонны, которая судя по количеству людей, по численности была самой большой. Это сало видно, потому что проход по бульвару либо справа, либо слева.. люди хорошо распределились, так вот проход левой колонны он был подготовлен, заранее регламентирован форумом левых сил, которые объединяют несколько организаций левых…

Андрей Фефелов: то есть там была отдельная левая колонна?

Анатолий Баранов: так получилось. Это география, нас география к этому подтолкнула. Кстати говоря, то о чем я писал и раньше.. все время боишься оторваться от народа и вдруг выясняешь, что народ  — это ты. В данном конкретном случае видно, да вот он народ-то. Все они под соответствующими флагами, лозунгами… хорошие, жизнерадостные, молодые.. в общем, любо дорого смотреть.  

Андрей Фефелов: эта левая колонна была на трибуне? Присутствовала во время митинга?

Анатолий Баранов: конечно. К сожалению, это уже следующее продолжение. Мы то готовились к шествию, мы готовили свое участие, все эти флаги митинги, надо  еще сказать что перед началом митинга, фактически на Петровке произошел импровизированный митинг исключительно левых. Был период, когда надо было собраться и дождаться начала движения,   идля этого митинга часовой практически промежуток времени был хорошо использован, был микрофон, никто не мешался там из властьдержащих, нормально так.. в режиме свободного микрофона, можно так подойти высказаться, разные люди высказывались и разные люди слушали. Все было очень по человечески и хорошо. Ну естественно дальше, ввиду того что сама общая организация этого мероприятия, как это уже повелось проводилось оргкомитетом, который никто не убирал…

Андрей Фефелов: в оргкомитете либералы? По сути

Анатолий Баранов: нет, дело в том что формально там есть представители и националстов, и  левых. Но неформально, либеральная общественность как бы сама себе назначает  левых, сама себе назначает националистов – вот кого они хотят видеть у себя за столом, так будет до тех пор пока мы живем вот в такой реальности. Но как я уже сказал, они посмотрели и решили, что мы же… первый раз такое было 1 мая этого года, когда много лет люди ходили вслед за Зюгановым, боясь оторваться от масс людей. Впервые в этом году левые на первое мая, пошли первый раз без Зюганова и выяснилось что людей то не меньше, чем у Зюганова. Зато все сами. И выяснилось, что это мы создаем массовость для той структуры, а не наоборот. И как-то приняли решение что и дальше можно жить самодостаточно. И здесь левая колонна, собственно продемонстрировала, в первую очередь не кому-то, не дяде Васе —  сама себе. Весь этот митинг, это надо понимать, осуществился не для того чтобы что-то такое показать Путину или там Колокольцеву тем более, это для того чтобы прежде всего показать что-то самому себе. Народу. Вот мы народ, у нас как у народу есть определенное мнение, определенное отношение к власти. Вот примерно так

Андрей Фефелов: Максим, правая колонна она тоже наличествовала, я так понимаю?

Максим Калашников: да, действительно так. Мы съемки вели…

Андрей Фефелов: правая в смысле националистическая

Максим Калашников: националистическая да, люди шли вправо пока не произошло слияние на конце бульвара, когда уже на проспект Сахарова входили. Организованных было где-то примерно тысяча, коробки были небольшие, но сплоченные. Часть подошла самостоятельно, без коробок… ну в общем националисты здесь дали несколько тысяч человек. Значит кто это собственно были: это были национал-имперцы, те кто шел под единым имперским флагом, это были ДПНИ, там Саша Белов был. Там была Велика Россия, которые выиграли картинку – они шли в черной форме, с этими орали живописными, это ДПНИ во главе с Беловым. Это Белов собственное говоря (указывает на видео), это Андрей Савельев, в черной форме, вопреки на договоренность. А национал- демократы шли  в самом конце, я там узнал Крылова, шли в самом конце. «Европейский выбор, мы европейцы. Нам не нужна азиатчина! » у них была самая маленькая фармация, самый маленький строй был у них. Они привлекли тем, что взяли рекламный плакат из фильма «Диктатор», вместо лица Саши Барона Коуэна прикрепили лицо нашего национального лидера. В общем они были самые смешные, такой самый последний прицеп. Тут все было организовано, от национальных кругов выступил Иван Миронов с трибуны, слава Богу. Так что все было устроено очень хорошо. Это тоже был смотр сил

Андрей Фефелов: а митинг? национал-демократов они выступили? Наиболее близкое движение к тем, кто контролирует трибуну? Там были представители националистов на трибуне?

Максим Калашников:  вот Ивана Миронова мы видели, он все-таки был представителем оргкомитета Русской колонны. Мы не видели нац. демов, но мы могли их просто пропустить на трибуне, потому что мы когда подошли мы уже не видели кто выступает. Собственно говоря, все выступления мы не видели. Но судя по всему в самом конце что-то и было.   Но они не держатели контрльного пакета, в принципе Белова и раньше не допускали, все-таки тон задавали те кто на митинге, а это либералы, но либералов было меньшинство. Вот когда шла правая национальная колонна, мы слышали шипение, они там хуже 37 года устроили, не дай Бог теперь и власти с либеральной стороны, тем не менее,   я согласен с тем что гламура было по минимуму, хотя в левой колонне были половые извращенцы, сторонники половых извращений куда уж деться от них, не очень симпатичные националисты. Но действительно, гламурных людей было минимум, это не первая болотная. Это люди достаточно сознательные, политизация идет полным ходом

Андрей Фефелов: получается что меняется состав этих шествий? Спасибо, Максим. Анатолий?

Анатолий Баранов: не то слово, надо забыть вообще по-моему про слово хомячки. Никаких хомячков мы здесь не видим, это люди с абсолютно сознательным выбором, люди, с при всем многообразии политических взглядов, я бы даже не стал как-то вычленять здесь, потому что это все люди с определенным отношением к существующему режиму. тут надо напомнить что наша страна это единственная страна, которая празднует день своей национальной катастрофы. Вот это день нашей национальной катастрофы. Национальная катастрофа была у многих, но люди ее отмечают… но официальный режим, вот тот официальный режим, который сидит в Кремле пытается навязать народу празднование. Вот это уже извращение, это уже такой декаданс от которого начинаешь терять голову. И по большому-то счету, место гражданина сегодня было здесь, вне зависимости от того как он к чему-то относится. Потому что представить себе нормального гражданина, который, отмечает и радуется тому что произошло 12 числа много лет назад – это просто невозможно. И здесь я бы отметил что рост процентного отношения левых ко всем остальным участникам, это просто более или менее адекватное соотношение в обществе трудящихся и не трудящихся. Постепенно, вот этот первый эффект он проходит и люди уже полным ходом начинают понимать, а зачем они куда-то идут и естественно ввиду того что большая часть наших людей трудится, а средний класс, мы сейчас говорим о среднем классе – это те люди которые берут кредит на покупку пылесоса. Вот это и есть наш средний класс. То есть это те люди, которые живут от зарплаты до зарплаты и в этом плане их проблемы во многом общие в том числе и у националистов и у большего числа либералов. Там буржуазии, даже среди либералов, ее просто меньшинство. Их не может быть много

Максим Калашников: НО! Конечно там затесались Якунин в толпе, поп либерально-демократический… были некие знаковые фигуры, видел я преподавателя экономики из высшей школы, своего знакомого…  я бы не хотел сказать что он хороший человек, не будем грешить. Что тут очевидно, Путин здесь объединяющий фактор, конечно же. Так сказать все против Путина, потому что видно, что если убрать Путина понятно что многие участники митинга пойдут по домам.

Андрей Фефелов: и все-таки, какие содержательные лозунги, кроме того что «Долой Путина, долой жуликов и воров»?

Анатолий Баранов: во-первых, там был лозунг «Заводы рабочим»

Андрей Фефелов: это отмена приватизации или что это?

Анатолий Баранов: да, безусловно. Заводы рабочим так говорилось в 17 году, сейчас это менее лаконично звучит, средства производства должны в первую очердь принадлежать тем, кто на них трудится.

Андрей Фефелов: Это смена общественного строя по сути?

Анатолий Баранов: ну а левая колонна, она тем и отличается от буржуазной политики… буржуазная политики пытается встроиться в существующую систему; левая политика, в первую очередь коммунистическая, социалистическая стремится изменить общество и государство.

Андрей Фефелов: фрагмент демонстрации: анархисты, левые – они за смену общественного строя, но нельзя сказать что это главный message этого митинга.

Максим Калашников: Андрей, дело в том что у каждого отряда здешнего шедшего здесь, были свои лозунги. То есть были официальные, во-первых хочу сказать что народу было намного больше…

Андрей Фефелов: а появится больше, как вы думаете?

Максим Калашников: вот давайте так, здесь больше 50 тысяч народа, это совершенно точно, площадь была заполнена. Очень много народа, однозначно больше 50 тысяч, может быть 70 или 100 тысяч. но не 200 как нам заявили на митинге, не 200. Получилась конечно шизофрения. С трибуны митинга практически оглашался мнимый манифест вот этот либеральный, временное правительство фракционное, во главе с Медведевым временное правильство, но каждая колонна несла еще свои лозунги: «Большая русская семья», «Шестичасовой  рабочий день» у красных, вот пожалуйста, у красных товарищей (см. видео), «Не превращайте страну в колонию», собственно говоря ориентация экономики на нужды нового народа, здесь у каждого была достаточно четкая программа. Просто существовала программа с трибуны  и народная программа низовая, вот с этих колон. А соединятся ли они в одну? Не думаю. Потому что на самом деле дл многих частей оргкомитета – это конец, это противоречит либеральной идеологии, либеральному дискосу и их представлению о жизни. Этот марши миллионов…никто не праздновал, не было ни одного плаката со днем независимости  России…

Анатолий Баранов: Здесь не праздновали, но мы знаешь что где-то в другом месте празднуют и мне честно говоря хотелось посмотреть кто же туда пошел.

Максим Калашников: здесь ни одного праздничного плаката я не вижу. То что мы видим похоже на некий приближающийся 17-ый год, картина с последнего царя Российской империи Николая II (см. видео) это достаточно символично. Конечно с поправкой на нынешнюю ситуацию, фактически сюда вышло все то общество, которое отрезали от участия управлением страной, участия в делах страны.

Андрей Фефелов: я представляю как это общество будет управлять страной, если все хотят управлять ей. Как кстати в 17 году и было.

Максим Калашников: я поэтому и сказал про 17 год, потому что понятно что в воздухе очень пахнет революцией и понятно что если эта революция случится, безусловно после этого начнется период хаоса, революционного бардака, выяснения того кто будет главным.

Андрей Фефелов: но  я вот не заметил такой мощной энергетики у данного действа. есть другие взгляды на этот вопрос и другие ощущения.. есть ли какое-то теоретическое представление что будет дальше? Какой-нибудь прогноз, может быть Анатолий Баранов расскажет?

Анатолий Баранов: революция не происходит по заказу, это достаточно естественный исторический процесс. И поэтому сказать что я не буду вырывать себе больной зуб, лечить больной зуб потому что боюсь заморозки – это противоестественно. Тогда он будет гнить и вообще будет ужасно. К сожалению, любое революционное преобразование оно имеет и негативные стороны, собственно говоря это следствие запущенности болезни. Конечно было бы хорошо, если бы 12 лет назад реформатор Путин, как мы от него все и ждали, произведет некий поворот от Ельцинского режима к прогрессу какому-то. Но вдруг неожиданно, ленинградский человек.. университет закончил, служил в госбезопасности, в Германии жил вроде бы да.. откуда такая тяга к архаике? К восстановлению архаичности? Честно говоря ожидали другого. Сегодня, по прошествии 12 лет,   я думаю что ожидать каких-то перемен в тренде официального Кремля наивно да и никто видимо и не ждет. Все эти люди уже вряд ли этого ждут. Что касаемо будущего.. да, конечно мы прошли тот период когда наше будущее могло быть безоблачным, нет, оно будет как и сегодняшний день  — с переменной облачностью. То сильный дождь, то снова солнышко. Перед нами не стоит этого выбора. Мы уже этот период выбора проскочили и мы сейчас должны существовать в той реальности какую мы имеем.

Андрей Фефелов: как будет динамика протестная развиваться? Об этом порассуждать

Анатолий Баранов: общество отторгает  это государство. И я думаю что митингами дело не заканчивается, разве политическая или классовая борьба ограничивается митингами?

Максим Калашников: Андрей, я думаю что будет уже видно что число участников этих протестных действий  не падает, а нарастает, и это лето! Простите, уже все таки начало июня. Думаю, что сейчас будет некий спад,   летний мертвый сезон безусловно спад активности будет безусловно…но то что осенью откроется новый сезон и этот сезон будет гораздо круче и разнообразнее.

Андрей Фефелов: может быть это будет более левый сезон? Я бы сказал более красный.

Анатолий Баранов: я вот сегодня встретил на митинге Сергея  Биеца лидера небольшой такой организации Революционной Рабочей партии, вот он говорит: «у меня было 17 тысяч экземпляров газет «Рабочая демократия», не демократия хомячков, а Рабочая! И знаешь, до митинга не дошел, разлетелись как горячие пирожки». Возможно бы на трибуне эта газета и не пошла, но ее люди разобрали до. Это показатель того что востребует сегодня гражданское общество.

Максим Калашников: Андрей, на самом деле здесь будет некая поляризация сил. Я всю жизнь мечтал о союзе националистов с самыми национальными из красных, но к сожалению сейчас идет этот очень неприятный момент поляризации. С одной стороны красные, я очень не люблю слово «левые» поэтому говорю красные… так вот красные силы группируются хотя они тоже не однородны, ну а с другой стороны от красных все больше отдаляются националисты. И это не очень приятный процесс. А то что Анатолий сказал.. действительно, многие нюансы упущены и объективность ситуации уе покатилась в сторону революционных событий. Хотим мы того или нет, мы должны это признать. Я предлагаю сейчас подумать, как сократить период подобного потрясения до минимума, чтоб все таки мы не теряли территории и десятки миллионов людей не теряли.

Анатолий Баранов: но есть и другая ситуация. Я сам общаюсь с политически активной частью националистов и нет такого отторжения.. вот конкретный пример: на этом митинге либеральный оргкомитет должен был дать слово Айнуру Курманову, представителю казахского профсоюза. Он политический эмигрант и представитель тех самых политических рабочих. Но предложил оргкомитету включить кандидатуру Курманова Александр Белов, а левые очень обрадовались «правильно, Саша! » и поддержали. Правда в итоге его как-то вычеркнули. Мне обидно по той просто причине что человек он достойный и есть что сказать. Но дорог в данном случае прецедент, по отношению к казахским событиям отношении разных достаточно людей довольно таки сходное. И я могу назвать множество других точек соприкосновения, где все в порядке. В конце концов мне приходилось находиться в камере с представителями арестованных где-то там националистов – никаких проблем. Чувствовал себя в кругу старых партийных товарищей, все нормально.

Максим Калашников: это и есть известный объединяющий фактор против которого. А вот когда начнется за.. вот тут будет сложнее.

Андрей Фефелов:  есть одно большое опасение и оно видно по ходу этой акции, нынешнего шествия и нынешнего шествия, что эта разномастная сила которая идет , состоящая из анархистов, левых, националистов, красных.. так или иначе это все будет аккумулировано либералами. Потому что очень многие либералы имеют очень мощную поддержку,   подпитку из каких-то собственных источников, может быть они имеют колоссальную подпитку Запада, они имеют некий организационный костяк который позволяет им моделировать нынешние протесты и в конце концов, когда произойдет час икс и возможно произойдет смена власти они смогут перехватить власть и вот эта вся массовка со своими лозунгами, со своими требованиями смены строя, национальных прав русских и так далее – это все будет сметено и забыто напрочь абсолютно. Есть такая опасность или нет, Анатолий?

Анатолий Баранов: конечно такая опасность есть безусловно. И такая опасность есть всегда в любом политическом даже нереволюционном процессе. Бывают подмены, бывает перехват инициативы, перехват власти.. но что поделать. Это естественный элемент политической борьбы. Точно также как элемент войны – это риск быть убитым. Ну что поделать, бывает такое. Но ем не менее сегодня мы находимся, мы уже живем в истории. Причем мы живем во всемирной истории. То что идет поворот влево и идет отрицание в капиталистическом отношении – это же мировой тренд. От Америки до Азии. И мы здесь даже не во главе колонны. Я имею ввиду Россию. Мы здесь в этом неком общем потоке. И этим сегодняшние события в России отличаются от того что было 10 лет назад. Или 5 лет назад когда были массовые акции протеста. Это другое, эти акции они  не изолированы. И вот в этой ситуации, боясь того что либералы как представители  отживающей формации вдруг перехватят власть… они так сказать упираются в некую объективную реальность, скорее всего эта объективная реальность будет другой. Я подозреваю что могут возникнуть конфликты и разломы о которых мы здесь сегодня даже не подозреваем. Любое новое это всегда минное поле полное неизвестности.   Но тем не менее у меня есть ощущение что мы движемся по пути к прогрессу. Именно это путь прогресса. Ну просто так получилось

Максим Калашников: я не согласен в том, что либералов меньшинство.   Конечно они понимают что на обычных выборах, честных открытых выборах либералы никогда не смогут победить, их единственный расчет это сбросить нынешнюю власть но установить свой режим.   Зная качества наших либералов – ничего у них не получится. При таком повороте событий, когда либералы попытаются использовать на своем протесте живой таран, живую волну,   а самим усесться и так сказать подмять под себя людей – это все выльется в острую нестабильность. Я, чего боюсь, так этого того что либералы звери подлые, начнут некую шоковую терапию

Андрей Фефелов: что ж спасибо за участие в нашей программе. Анатолий Баранов это форум. мск. ру, редактор и футуролог Максим Калашников. И в завершении хотелось бы сказать как мы видим такие чисто полицейские административные меры борьбы с оппозицией, как новый закон о митингах, повышаются меры ответственности за несанкционированные  действия, они не эффективны, они не действуют и хотелось бы надеяться что у власти есть какие-то социальные ходы, которые могли бы каким-то образом опередить. И фактически у власти все лишь 2 месяца, возможно осенью мы увидим более серьезный и иной по качеству протест, с которым гораздо сложнее  будет справиться. Пока что мы видим довольно мирное шествие, весенний вариант которого будет совсем иным. Но пока на улицах Москвы шло большое шествие пока шел Марш Миллионов от Пушкинской к проспекту Сахарова в этот момент на книжном международном фестивале Всеволод Емелин читал свои стихи. Он выпустил книгу, которая называется болотные песни, там были стихи, которые были опубликованы в газете «Завтра»  и в ряде других СМИ. Всеволод подготовил нам такой подарок, новый стих, который рассказывает о феноменологии вот этого Болотного протеста. Итак, Всеволод Емелин.

Кто же все-таки отвратительнее, вы или Владимир Путин?

Вы ребята креативные

В будущее устремленные,

Вы — депо локомотивное,

Мы – вагоны неподъёмные.

 

Вы всемирно-толерантные,

Сложные, бисексуальные.

А у нас война с мигрантами

И с сношеньями анальными.

 

У вас всякие фейсбуки,

Ливежорналы и Твиттеры.

А у нас в мозолях руки,

Водки выпитые литоры.

 

Ваша жизнь — всегда горение,

Битва с пошлостью и косностью.

А у нас одно смирение,

Да духовность с богоносностью.

 

Вы — меньшинства национальные,

В Холокосте пострадавшие.

Мы – фашисты нераскаянные,

Всех на свете заебавшие.

 

У вас всяческие опции,

Гигабайты, мегапиксели.

А у нас тела покоцаны,

Мы работаем на дизеле.

 

У вас яркие чудачества,

«Дождь» — канал оптимистический.

Очень скоро ваше качество

Победит наше количество.

 

Вы горланите на митингах,

Мы в раздумьях яйца крутим:

Кто же все-таки отвратительнее,

Вы или Владимир Путин?

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал