Подписка на обновления:
Подписаться

2 процента — Касьянов и Браудер

День ТВ   11.03.2013   6760   61   00:07:27  
Программа
«Блог Олега Лурье»
Ведущий
Олег Лурье
Олег Лурье о многолетней плодотворной связи Михаила Касьянова и Уильяма Браудера.

Добрый день. Сегодня я хотел бы побеседовать о некоторых совершенно невероятных на первый взгляд связях, которые мы не видим, и лишь через энное количество лет о них узнаем. Я хотел бы поговорить о бывшем вице-премьере и нынешнем оппозиционере Михаиле Михайловиче Касьянове, именуемом в простонародье «два процента». И об инициаторе «Списка Магнитского», бизнесмене Браудере.

Что их связывает? Казалось бы, ничего. Только то, что сейчас Касьянов находится в оппозиции, а против Браудера возбуждено уголовное дело в России и он, находясь на Западе, инициирует всевозможные протестные акции и мероприятия, включая принятие законов, таких, как «закон Магнитского». Дело вот в чем. Оказывается, этих господ связывает давнее, многолетнее сотрудничество, которое нам дает возможность понять то, что происходит сейчас.

Итак, лето 1998-го года. Михаил Михайлович Касьянов тогда был заместителем министра финансов по внешним заимствованиям. В стране грядет кризис. Касьянов ведет переговоры с международным валютным фондом и получает транш, кредит от МВФ - 4,7 миллиарда долларов. Это июль-август 98-го года. На тот момент такая сумма смогла бы сделать последствия кризиса минимальными. Но эти деньги в Россию не приходят. Переводы, транши, все проводки денег осуществляются с ведома и по указанию тогдашнего замминистра финансов по внешним заимствованиям Михаила Касьянова. Деньги попадают в New York Republic Bank, который принадлежит крупнейшему швейцарскому банкиру Эдмонду Сафре. Эдмонд Сафра видит проводку денег, они поступают к нему в банк, и оттуда уже разгоняются по всевозможным банкам в различные страны мира. То есть, в Россию эти деньги не попадают как транш.

Эдмонд Сафра понял, что он стал участником достаточно серьезного преступления века, хищения гигантского кредита, который, кстати, России потом придется отдавать. И то, насколько это было наглядно сделано, естественно, вызывает у него определенный страх. И он изъявляет желание сообщить Федеральному Бюро Расследований США о том, что он невольно оказался участником. То есть, он находит выход для себя. Как говорят в простонародье, решил сдать.

В тот самый момент, когда должна была состояться встреча Сафры с сотрудниками ФБР, с целью предъявления им всех проводок по кредиту, в его особняке в Швейцарии, где находится даже бункер на случай ядерной войны, совершенно случайно, наверное, происходит пожар. Эдмонд Сафра сгорает, и умирает.

Теперь, казалось бы, какая связь между той историей и нынешним господином Браудером? Давайте так, касьяновско-сафравской историей? Но дело в том, что фонд Hermitage Capital, которым руководит господин Браудер и где работал покойный юрист Сергей Магнитский, был, оказывается, создан ни кем иным, как банкиром Эдмондом Сафрой. То есть, тем человеком, через чьи счета прошел кредит в 4,7 миллиарда долларов. И который трагически погиб сразу же после того, как дал согласие сообщить ФБР о путях прохождения кредита: фирмы, компании, счета. После чего фонд возглавил господин Браудер и, начиная со следующего за кризисом года – в России разразился кризис в августе 98-го года, а с 99-го года фонд Hermitage Capital под руководством Браудера начал активно скупать акции российских предприятий на появившиеся крупные суммы. Теперь возникает такой вопрос: а не те ли это суммы, которые стараниями Михаила Михайловича Касьянова ушли через банк Эдмонда Сафры, являющегося учредителем Hermitage Capital, возглавляемого ныне Браудером?

Может быть, как раз здесь и таится причина такой активизации Михаила Михайловича Касьянова по лоббированию «списка Магнитского», по противодействию «закону Димы Яковлева», его поездок в Америку постоянных, выступлений на «Фридом-форуме» и других структурах. То есть, путь очень прост. Афера настолько лежит на поверхности. Касьянов, будучи замминистра, перенаправляет деньги в банк Эдмонда Сафры, учредителя и создателя Hermitage Capital, который потом гибнет, и возглавивший фонд Hermitage Capital Браудер начинает скупать акции российских предприятий, которые после августовского кризиса 98-го начали обваливаться. То есть, скупает очень дешево. Деньги, кредит, выведенные командой Касьянова и не попавшие в Россию, пошли на обогащение команды Браудера.

Конечно же, удивляет. Ведь ситуация с касьяновскими миллиардами, с кризисом, с банкиром Сафрой и Hermitage Capital, господином Браудером, лежит на поверхности. Ее никто не отрицает. То есть, факты есть, они общеизвестны. Почему до сих пор никто из сотрудников правоохранительных органов, счетной палаты не провел такие аналогии и не поинтересовался у господ Касьянова и Браудера: где деньги, на что они направлены и не пора ли их вернуть?

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал