Подписка на обновления:
Подписаться

Американский патриот России

День ТВ   26.10.2012   63141   40   00:10:10  

Программа «Общество»

Ведущий
Тим Керби
Тим Керби, журналист Russia Today, о ситуации в современном российском обществе.

Американский патриот России

 

Тим Керби, журналист Russia Today, о ситуации в современном российском обществе.

Мне очень важно, что мы не забыли, что есть у нас какая-то культура здесь. Но что это – культура? Культура – это язык, традиции, менталитет. Поэтому мне не нравится, как какие-то протестанты, сайентологи, все эти люди хотят тоже влиять на это в России. Но в России у нас православие, у нас наш ислам, есть разные исламы. Мне очень не нравится, как христиане не могут понимать,   как есть разные протестантизм, католическая церковь и православие. Очень-очень разные. И так все. У нас есть местный ислам, у нас есть иудаизм тоже свой, местный,   и буддизм, который тоже немножко свой, местный.

Плюс, я очень хотел бы добавить, есть проблема в правительстве, что никто не оценивает, что тоже есть рациональный путь. Этот путь, как сказать… Есть очень много ученых известных из России,   и тоже я очень хотел бы добавить, в этой традиционной вере в России, одна вера – которая может быть государственность, или рациональность, как вера. Все остальное – это не считается, я не хочу, чтобы иные участвовали, чтобы (как сказать?) эти законы для этих опять были с ними. Я очень боюсь сектантов, нам надо выкинуть этих мормонов отсюда, сайентологов (как сказать? сайентологистов? я не знаю, как это называется) тоже надо. Все эти сектанты, и все это, потому что это не Евразия, это не Россия, это что-то чужое. Религия должна бы продвигать культуру, а эти религии подвергают уничтожению российскую культуру.

 Саудовская Аравия, как американцы отправляют сюда мормонов, чтобы испортить мозги русских, евразийских людей, а Саудовская Аравия отправляет сюда ваххабитов, чтобы уговаривали людей в Кыргызстане, чтобы ислам, где убийство главная часть, и терроризм – это что-то правильное. Если бы был какой-то единый ислам, то им не надо было бы  туда и поехать, и уговаривать кыргызских граждан от своей религии на новую. Поэтому есть, и даже я сам, когда я жил в Казахстане, я видел, что очень часто люди в Москве, особенно либералы, они живут – это очень смешно для американца такое говорить – в какой-то клетке. Еще в Казахстане я видел, что мечеть и церковь могут стоять рядом друг с другом. Я видел, что есть полностью мирный, боголюбный ислам, и боголюбное православие, вместе на одной и той же улице, что на свадьбе между мусульманами бывают христиане, и наоборот, — это уже существует, и надо это продвигать, это правильно.

В Америке всегда было какое-то очень много разных маленьких видов протестантизма, поэтому разделить церковь и государство, было очень легко. Потому что никогда не было такой религии, где 90% людей верили в одну религию. Есть страны, например, Польша, где если ты поляк – то ты католик, и все. Поэтому это очень трудно в Польше делать, чтобы был католический дух в сообществе, но как-нибудь католическая церковь никогда не говорила ни с политиком ни разу. Это невозможно сделать. Я сам это понимаю. Просто нам надо понимать свой край в том плане, что можно, а что нет.

Конечно, как я заметил (я сам неверующий на самом деле), но я видел у знакомых, у известных людей, что православие очень часто оказывает очень позитивный, положительный эффект на людей. Я могу жить без Бога, но многие не могут, а без Бога жизнь не имеет значения, они просто хотят жить только ради себя, они хотят рожать детей, как-то ведут себя нагло, и так далее. Эта духовность или церковь дает им причину жить. Также когда человек верующий, то он начинает думать: я не могу уничтожать этот крест. Есть вещи, которые надо делать, чтобы показывать уважение и это уважение потом идет к государству, к людям. И это очень может влиять на людей позитивно. Это причина, что я не против религии, хотя я не участвую в ней. Потому что я могу по рациональному пути, так и действовать тоже.

Есть выражение, что есть Бог в небе, а на земле Россия, и на земле я вижу, что у нас Россия, и она для меня святая. Существует ли Бог в небе? В этой части вопроса я просто не так уверен. Я западный человек и на Западе это огромная разница – там конкретные факты, чтобы были наводнения, как Библия оформлялась (или это считается Кораном, Торой, я не знаю, это еврейское, так сказать, название для старой Библии). У нас очень какой-то научный взгляд на это, а в России это очень взгляд чувств. Например, люди говорят со мной очень часто: теперь ты в России, тебе надо верить, принимать православие, потому что вера всегда была основная часть российской государственности. Это очень интересно и очень огромная разница. Американец сказал бы: потому что или я в ад иду, или потому, что это правда. И он может как-то открывать какие-то книги и показывать, что есть данные, что было наводнение, пять тысяч лет назад, и так далее. Поэтому это совсем другие взгляды на религию, и может быть, когда-нибудь, в будущем, я буду больше понимать этот русский взгляд. К сожалению, я немножко западный по поводу религии.

Я предлагаю вам тоже, что если вы слышите: «Ах, я просто не могу терпеть этих людей, в этой стране», – то надо учить их. Почему нельзя оскорблять Мухаммеда или Коран в некоторых странах мира? Во-первых, это неправильно просто оскорблять любую религию, потому что они реагируют на это. И русские патриоты, не говорю, что надо убивать, но надо иногда, может быть, говорить немножко ближе с людьми.

Особенно с этими либералами. Вы думаете, что какие-то либералы, которым важнее всего айфон, они будут драться? Да ладно! Поэтому это ваша задача. Потому что сейчас деды, русские деды, им надо было бы умирать в снегу, а вам просто придется, может быть, бычиться, показывать, аргументировать. Даже, по-моему, в Библии первый Петр – это 3:15, по-моему. Я плохо рассказываю, но это когда Петр говорит, что любой человек, любой христианин должен всегда быть готов защищать веру. Также и любой человек, кто за Россию, за новую идею (если эта идея называется «СССР», то 2. 0), если это идея –восстановление православия, еще что-то другое, четвертая политическая территория, любое другое – этот человек должен понимать это, понимать свои ценности и защищать это.

Потому что русские сейчас просто как-то, когда либералы ноют, ничего не делают. И они такие карлики. Почему мы боимся карликов? Парни в женских платьях, чего бояться? Потому что, может быть, это русская скромность, что может быть лучше молчать. Нет, в этом плане надо быть немножко как американцы, говорить, что: «Блин, вы врете, вы совсем врете, всем. Ваше нытье ничего для этой страны не делает».

И собранное в… эти отправили мне какой-то список, как сказать, автоматические ответы  либералов, потому что это правда. Если русские создают что-нибудь новое, они говорят, что это скоро сломается. Если что-нибудь не получилось в России, то они говорят, что «вот, коррупция». Просто подумать, что либералы, они хотят, они любят, любят сдаваться, чтобы не воевать, не стараться, а просто: «Все плохо, о, мне ужасно! » – как бабы в телесериалах они все. Не надо это терпеть, не надо это терпеть. Это очень на самом деле легко. Особенно если вы высокий, как я, поэтому у меня нет проблем, они все маленькие. Кроме Немцова – Немцов высокий, он выше меня. Поэтому, в драке можно бояться только Немцова.

Отзывы

 

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал