Подписка на обновления:
Подписаться

Бог видел Гагарина

День ТВ   04.03.2013   38907   189   00:09:41  
Программа
«Православие»
Ведущий
Олеся Николаева
Олеся Николаева о гонениях православных во времена позднего СССР.

Восьмидесятые годы – это было совершенно упоительное время для церковной жизни, я скажу такую парадоксальную вещь. Почему? Потому что все-таки это было чревато какими-то опасностями.

Например, поскольку я ездила в далекие обители и монастыри, там еще существовала система каких-то облав. В Ракитном, где служил старец Серафим, ходили какие-то люди из определенной организации и отлавливали приезжающих. Нужно было через них как-то просачиваться. Иногда, прямо когда были похороны старца, когда он умер и поехало огромное количество народа на его похороны, то была такая диверсия совершена – просто отменяли автобусы, которые шли из Белгорода в Ракитное.

Потом я помню, что я там была в Страстную пятницу, там был Крестный ход на Страстную пятницу. Там служили по монастырскому чину, то есть начиналось погребение плащаницы и потом (служили это все в ночь) все это переходило в литургию. То есть всю ночь шла служба. И вот когда мы вышли на Крестных ход, пошли вслед за погребением плащаницы, – вокруг Храма стояло огромное количество комсомольцев. Причем они все какие-то были «под булдой». Их там подпоили и видимо их научили. Они стояли и были преисполнены какой-то страшной агрессии, и было понятно... на самом деле, было немножко страшно, что они сейчас кинутся и сметут этот «ручеек», который тек за плащаницей. Потому что на их лицах было желание тут накуролесить, тем более что это было дозволено.

Они вслед за плащаницей зашли в Храм и заняли весь центр Храма, и начали там... слушайте «Pussy Riot» отдыхает. Им просто нечего делать, потому что те мяукали, гавкали, рожки себе приставляли, подпрыгивали – просто самое настоящее беснование. И они ухитрились занять, действительно, весь центр Храма, зайдя за певчими и плащаницей.

Все время был этот фон того или иного не то, чтобы риска, конечно, за это уже не убивали и не сажали, но в каталажку можно было угодить. Например, было такое правило, что нельзя было священникам и облачении ходить по улицам, потому что это была уже церковная проповедь. А мы дружили с монахами, которые принципиально не снимали подрясник, переезжая из монастыря в монастырь через Москву. Я помню, что мы их встречали, везли к себе, они у нас ночевали, пересиживали. Потом они дальше ехали. Совершенно спокойно их могли «загрести» где-нибудь на вокзале до выяснения личности в отделение милиции. Нужно было их оттуда как-то доставать. То есть все время шел какой-то необходимый, наверное, для христианства фон риска.

Потом я еще очень хорошо помню, что мои дети, которые были крещены в младенчестве и которые, конечно, вместе со мной ходили в церковь. Очень любили, даже было в этом что-то неправильное, потому что они были в церкви как дома. Они видели, что монахов к нам приходит, для них это были родные люди, свои. Поэтому когда пришла пора им вступать в пионеры, им сказали: «Вы должны сделать свой выбор. Вам запретят ходить в церковь, если вы вступите в пионеры».

Они ни в какую не хотели вступать в пионеры. Поначалу мы прятались. Мы просто не приходили, у них вступление в пионеры и с моей старшей дочкой просто не ходили, или прятались под видом того, что нам надо обязательно к зубному врачу. Но, в конце концов, нас просто приперли к стенке: «Вступайте в пионеры». Моя дочь сказала: «Я не буду вступать, потому что я хожу в церковь». Был жуткий скандал в школе. Меня вызывала пионервожатая к себе. Причем ей сказали: «Тут девочка не вступает в пионеры, надо провести работу». Когда я к ней пришла, она, конечно, обалдела. Она думала, что я сейчас приду в таком черном платке, суровая, с палкой... Она абсолютно была этим поражена.

Единственное, что она смогла спросить: «Так и в какого бога вы веруете?» Я говорю: «Как в какого Бога? Верую во Единого Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли». Она не могла этого понять. Ей было действительно интересно. Я стала наоборот интересоваться: «А как вы живете? Как же вам не страшно? Вы же как оторванный листок». Короче говоря, я ее совершенно распропагандировала. Прошло всего года два или три, времена стали меняться. Она мне позвонила, чтобы я ее консультировала в каком возрасте лучше приглашать батюшку в школу. Это было очень забавно.

Дочка моя хорошо училась, она очень разумная и к ней в принципе не очень приставали. А сын был на год моложе, они погодки. Сын долгое время был маленького роста и вообще таким очень скромным мальчиком. И к нему пристали. Учителя вызывали его на педсовет, и это был просто подвиг исповедничества, когда сидят взрослые дядьки и тетьки, начинают тебя задирать. Между прочим, говорят кощунственные вещи. Стоит маленький, худенький, беленький мальчик и им должен на это отвечать, которому восемь лет (или сколько? когда в пионеры принимают?). «Вот Гагарин летал в космос, а бога не видел». Но поскольку он рос вообще среди монахов и лето мы проводили на каких-то приходах и монастырях, то он прекрасно знал, как на этот вопрос нужно ответить. Он сказал: «Да, Гагарин Бога не видел, но Бог видел Юрия Алексеевича и благословил его». В общем, ему пришлось так отстаивать свою веру. Но к нему потом подослали каких-то пионеров, они его там били. Представляете? То есть вот с этим было связано, но человек должен через это пройти. Должен пройти.

Я помню, мы приезжали в Печоры с несколькими монахами, не печорскими, а которые только хотели туда поступить. Нас тут же милиция: «Кто такие? Что?» Потом ночью пришли проверять тот дом, где мы ночевали, проверяли документы. Что-то такое вот было.

Но знаете что? Я говорю, что это было потрясающее время, потому что верующие узнавали друг друга по глазам. Я очень хорошо это помню. Входишь в вагон метро, и ты видишь – это стоит твой брат или твоя сестра. Ты видишь, это человек, который тоже причащается. Это было совершенно потрясающе. Было невероятное чувство братства, любви и солидарности.

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал