Подписка на обновления:
Подписаться

Болотные испарения

День ТВ   12.12.2012   1078   172   00:13:20  
Программа
«Политика»
Ведущий
Андрей Фефелов
Ведущий
Александр Бородай
Политолог Александр Бородай и Андрей Фефелов, заместитель главного редактора газеты «Завтра», с ретроспективным взглядом на «болотное движение» и перспективы его дальнейшего существования.

Болотные испарения

Политолог Александр Бородай и Андрей Фефелов, заместитель главного редактора газеты «Завтра», с ретроспективным взглядом на «болотное движение» и перспективы его дальнейшего существования.

Андрей Фефелов: Здравствуйте! В студии «День-ТВ» Андрей Фефелов и Александр Бородай.

Александр Бородай: Здравствуйте!

Андрей Фефелов: Мы сегодня будем обсуждать Болотное движение. Год уже прошел, собственно говоря, с начала Болотного процесса.

Александр Бородай: Болотное движение, Болотный процесс. Вообще это называется оппозиция.

Андрей Фефелов: Оппозиция у нас разная есть. Была оппозиция старого типа, такая коммунистическая, националистическая, красно-коричневая. Теперь появилась новая оппозиция. Можно запутаться. Старая, в общем, никуда не делась, просто села в окоп.

Александр Бородай: Частично влилась в новую, а частично из нее вылилась.

Андрей Фефелов: Частично она пошла на сотрудничество с властью, все это понятно.

Александр Бородай: Нет такого, совершенно четкого противопоставления: или пошла на сотрудничество с властью, или влилась в Болотную оппозицию, как ты говоришь, Андрей. Она существует само по себе отчасти.

Андрей Фефелов: Согласен.

Александр Бородай: Вне власти, вне Болотной оппозиции.

Андрей Фефелов: Все равно, мне кажется, что существует некая тайна в этом движении. Я как заинтересованный наблюдатель могу отметить, что в этом оппозиционном процессе существует два этапа, пока мы их наблюдаем. Первый этап – такой интенсивный, мощный, который начался блистательно в декабре, потом продолжился такими зимними маршами и имел пик уже во время выборов, после выборов. Потом резко вдруг, скажем так, эта Болотная оппозиция потеряла энергетику. Летом, собственно говоря, все это как-то продолжалось и уже последний марш, осенний, был уже совсем квелый. Надо сказать, что поменялся состав участников и внутри там находится какая-то интрига.

Александр Бородай: Все довольно просто объясняется. Я бы не сказал, что есть какая-то специальная интрига. Во-первых, были события, которые создали эту самую, как ты сам выражаешься, Болотную оппозицию – это события, которые называются рокировочка Дмитрия Анатольевича Медведева, Владимира Владимировича Путина и последующие парламентские выборы. Когда массы людей посчитали, что их обманули, а именно: выборы были нечестными. Это толкнуло массу людей, которая в принципе недовольна положением в стране, на улицу. Когда события прошли – они утихли, когда возник некий, определенный статус-кво, который, в конце концов, закончился и, собственно, был оформлен окончательно выборами Президента Российской Федерации, где Владимир Путин довольно очевидную одержал победу. Спорная, может быть, сама ситуация проведения выборов, использование, не использование каких-то ресурсов, еще чего-то, правильность подсчета голосов, но в принципе, все абсолютно согласились с тем, что выборы Путин выиграл.

Андрей Фефелов: Это очень странно, потому что если оппозиция имела бы внутри себя какие-то четко структурированные политические цели, и она бы имела бы возможность, силу и энергетику, продолжать этот весь процесс, кто бы ей мешал? Эти выборы, эти результаты, они могут оспариваться сколько угодно.

Александр Бородай: Да, вне зависимости от реальной ситуаций. Я с тобой согласен. Однако никаких сил и энергетики, на самом деле, лидеры оппозиционного движения внутри себя не имели.

Андрей Фефелов: Они были.

Александр Бородай: Лидеры?

Андрей Фефелов: Вначале все было очень рьяно. Я как раз наоборот склоняюсь к тому, что некий субъект, который был выражен в лидерах, в некоторой части протестующих, так называемом креативном классе, как это можно назвать, или в этнических либералах, как называют очень смешно националисты. Но эта группа вначале ринулась, она пошла в атаку, а потом в какой-то момент оценив ситуацию откатилась и потом уже ситуация пошла, так сказать, каким-то естественным путем очень вялым, бесперспективным.

Александр Бородай: Я не уверен в том, что была какая-то особенная, глубокая рефлексия, особенно такая массированная по этому поводу. Дело в том, что значительную часть так называемой Болотной оппозиции составили люди, которые, в общем, совсем неплохо живут при нынешнем, как они говорят, режиме. Совсем неплохо живут и неплохо себя чувствуют. Они недовольны в целом ситуацией и главная их проблема, аргумент почему они недовольны ситуацией – это то, что страна не развивается. Нет развития, все плохо, одна сплошная коррупция, страна не развивается, все медленно умирает, скажем так. Они этой ситуацией недовольны, они вышли. Они сами для себя, как они считают, выполнили свой гражданский долг, хотя бы один раз выйдя на улицу или целых два раза, надев теплые шмотки и постояв час-полтора где-то там перед какими-то трибунами. После этого они посчитали, что их долги выполнены и они могут заниматься по прежнему своими прекрасными делами.

Андрей Фефелов: А не получилось ли так, что они были напуганы, эти люди, событиями в мае? То есть уже, как бы, ситуация, когда вышла из под такого поля конституционного, когда начались если не беспорядки, то тень беспорядков нависла над Москвой.

Александр Бородай: Они на самом деле напуганы и этим. Они на самом деле, естественно, не хотят никакой революционной ситуации, потому что революционная ситуация – она бьет в частности по их собственным частным активам. Естественно, Кремль не сидел сложа руки и начал действовать. Кстати сказать, с приходом Вячеслава Володина к управлению внутренней политикой, начал действовать весьма простыми, но очень действенными методами. Во-первых, возникшая ситуация с демократией, с выборами, с регистрацией партий, она позволила часть так называемых лидеров оппозиции увести от конкретного такого, полевого, я бы сказал, движения.

Андрей Фефелов: То есть давление в котле было снижено путем выпуска пара?

Александр Бородай: Я бы не сказал выпуском пара. Выпуск пара в разные совешенно трубочки, я бы сказал, то есть пар уходил через разные отверстия из этого котла. Часть этого пара вышла в то, что называется, в конституционное поле улетело, усвистело в конституционной поле.

Андрей Фефелов: Сколько этих партий уже.

Александр Бородай: Да. Возникли и возникают новые партии, есть возможность выбираться, суетиться. Все эти люди, так называемые, политические лидеры оппозиции – они получили известность, они получили возможность создавать какие-то себе организации, вербовать сторонников. Пусть все эти организации микроскопические, но поскольку каждый из них является таким маленьким Фюрером, каждый хочет что-то возглавлять и что-то получать, свой кусочек и каждый из них так или иначе как-то взаимодействует с Кремлем. Хорошо, наверное, не каждый, но почти каждый. Так или иначе, соответственно никакого единого лидера оппозиция не выдвинула харизматического. Зато выдвинула кучу псевдолидеров, каждый из которых старается всячески на себя натянуть одеяло, что было, кстати, очень смешно и заметно, когда их стали пускать на федеральные телеканалы. Каждый считал, что он идти на федеральный канал, а всем остальным светиться там не надо ни в коем случае. Они все друг друга перебивали и спорили со страшной силой. Не суть, собственно говоря. Харизмы у них не оказалось никакой. Они, так сказать, разбились по мелким партийкам, по мелким движениям. Кто-то этим абсолютно доволен, кто-то не очень доволен, хотел бы продолжать большой уличный протест, но уже не получается, потому что нет той массы, нет события против которых надо конкретно протестовать, потому что всегда для такого массового протеста должен быть какой-то вполне конкретный повод. Это, например, в 1993-м году ельцинский указ. В данном случае в событиях прошлого года и, в принципе, этого года – это были выборы.

Андрей Фефелов: Нет, красно-коричневая оппозиция всегда готова протестовать, поскольку требование смены уклада, смены строя. Болотная позиция не хотела менять строй, она хотела его, скажем так, модернизировать, улучшить.

Александр Бородай: Она хотела менять персоналии. Она хотела, чтобы хорошие в их представлении люди пришли вместо плохих в их представлениях людей.

Андрей Фефелов: Интересно ты сказал про этих лидеров, которые сейчас на телевидении, которые сейчас занимаются своей партийной работой отдельно. А сидят несколько человек, которых схватили на площади в мае во время этих столкновений с ОМОН, и Леня Развозжаев, которому клеят все немыслимые какие-то грехи. Он чуть ли не самый главный организатор государственного переворота, массовых беспорядков, мучил котов и занимался просто…

Александр Бородай: Воровством шапок.

Андрей Фефелов: Воровством, да. Выдавал ондатровые шапки за кошачьи и наоборот. Но это тоже как точно так странно. То есть вся эта либеральная – действительно как бы внутренне консолидированная и готовая каким-то образом агрессивно участвовать в политике, готовая менять власть – тусовка, она осталась вне таких вот внимательных глаз наших правоохранительных органов. Никто, кроме… Ксюшу Собчак там немножко потрепали.

Александр Бородай: Чуть-чуть потрепали и чуть-чуть потрепали всех на самом деле.

Андрей Фефелов: Однако сидит один парень – Развозжаев.

Александр Бородай: Так он сядет по-настоящему, наверное.

Андрей Фефелов: Да.

Александр Бородай: Еще несколько стрелочников сели и сядут уже, видимо, по-настоящему и, в принципе, кстати, Владимир Путин указывает правильно, что эти-то ребята – лидеры так называемой Болотной оппозиции – они если что сядут в самолеты и улетят.

Андрей Фефелов: Именно.

Александр Бородай: Более того, власти их сама к этому готовит и власть сама им дает эту возможность. Даже слова Путина в этом смысле очень характерны, потому что он им показывает: «Вот вам, ребята, дверь-то открыта. Ничего не получилось? Садитесь в самолет и валите куда подальше».

Андрей Фефелов: Это как бы сказать…

Александр Бородай: Они это понимают прекрасно.

Андрей Фефелов: Дает карт-бланш для каких-то новых выступлений. Грядет завтра, грядет еще очередная, так сказать, оппозиционная акция – Марш Свободы.

Александр Бородай: Марш Свободы, я думаю, честно говоря, соберет только особенно отмороженных активистов и, так сказать, некоторое количество не совсем психически адекватных людей. Я думаю, что он будет достаточно малочисленным. Посмотрим, сбудется мой прогноз или нет. Нет, конечно, несколько тысяч, я думаю, выйти могут. Однако ожидать 100-тысячного движения нет никаких оснований. Тем более, что и нет повода против чего все эти люди выйдут протестовать. Есть сейчас относительно спокойная и стабильная ситуация, относительно спокойная и стабильная власть. Мы в этой власти действительно сейчас наблюдаем массу интересных внутренних процессов, связанные и с борьбой кланов, связанные с так называемой антикоррупционной компанией, но это процессы, которые протекают внутри власти, которые протекают более-менее в законном поле. Обычный обыватель, на самом деле, может оставаться всего лишь зрителем этих процессов, наблюдателем, не более того.

Андрей Фефелов: У меня другой представление, Саш.

Александр Бородай: Против чего он может протестовать? Против отставки Сердюкова?

Андрей Фефелов: Мы отлично наблюдали ситуацию издалека.

Александр Бородай: Или за Скрынник?

Андрей Фефелов: Мы издалека видели ситуацию в Ливии, мы видели отчасти изнутри то, что происходит в Сирии. Есть ощущение, что где-то существует такой рубильник, который можно нажать и оппозиционное настроение, возмущение масс, ненависть масс к правящему режиму, кровавому режиму, к режиму фальсификаторов вдруг неожиданно возрастает. Если, так сказать, не выходят на тропу войны какие-то партизанские отряды, то, во всяком случае, устроить массовые демонстрации, беспорядки в Москве и столицах, в больших городах губернских не представляет труда, если за это берется опытный организатор.

Александр Бородай: Да, конечно. Однако для этого нужно, чтобы были опытные организаторы, чтобы были некие, пусть малочисленные, но монолитные группы, которые умеют действовать в такой ситуации.

Андрей Фефелов: Я думаю, Александр, что такие группы у нас есть.

Александр Бородай: Довольно очевидно, что они сейчас есть. Есть, конечно, есть.

Андрей Фефелов: Да. Просто их не включили.

Александр Бородай: Но есть ли интересант, который сейчас собирается нашу власть каким-то образом зачем-то подрубить? Нет, такого интересанта сейчас, на данный момент не просматривается. Сказать, что есть какой-то заказ страшного Госдепа, который сейчас нажмет рубильник и у нас перед новым годом начнется смена власти, мне это представляется, скажем так, утверждение не очень страшным.

Андрей Фефелов: Насколько он страшный, если Хилари насколько она страшная или не страшная? Я, например последнее заявление Клинтон, воспринимаю как начало такой необъявленной войны, поскольку она говорит, что идет советизация.

Александр Бородай: Хилари Клинтон, надо сказать, - не единственная фигура западного истеблишмента, и она не выражает все его чаяния и устремления. То есть тут надо конечно, смотреть. Согласен, это такая, важная, конечно, тетка.

Андрей Фефелов: Она говорит в какой-то момент: «Вау». Понимаешь? И начитается другая история.

Александр Бородай: Она говорит: «Вау», но давайте посмотрим, я думаю, что никаких серьезных, сейчас, по крайней мере, изменений не будет и существенного протеста на сегодняшний день, вероятней всего, никакого не возникнет. Нет для него повода. Монолитные группы могут устроить беспорядки, но надо, чтобы монолитные группы были поддержаны некой массой. Конечно, для мобилизации масс существуют либеральные СМИ, существует Интернет и социальные сети. Тем не менее, я хочу сказать, что даже они сейчас мобилизовать большую массу на какого-либо рода серьезные протестные движения не способны.

Андрей Фефелов: В данном случае я могу только порадоваться твоим выводам. Посмотрим.

Александр Бородай: Я думаю, что мы будем праздновать новый год…

Андрей Фефелов: Грядущий день покажет.

Александр Бородай: А вовсе не марш свободы. Марш свободы пройдет, его покажут. Все будет хорошо.

Андрей Фефелов: Не знаю, как мы с тобой будем праздновать новый год, Александр. Посмотрим.

Александр Бородай: Да, действительно. Это всегда большой вопрос.

Андрей Фефелов: Да. Всего доброго. Я думаю, что действительно день грядущий нам готовит сюрпризы – это точно. Может быть, они будут приятные. Спасибо.

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал