Подписка на обновления:
Подписаться

Борьба за Сирию

День ТВ   09.07.2012   52040   265   00:19:49  
Программа
«Политика»
Ведущий
Андрей Фефелов
Гость
Андрей Фурсов
Заместитель главного редактора газеты «Завтра» Андрей Фефелов беседует о развитии событий в Сирии с историком Андреем Фурсовым.

Борьба за Сирию

 

Заместитель главного редактора газеты «Завтра» Андрей Фефелов беседует о развитии событий в Сирии с историком и кризисологом Андреем Фурсовым.

 

Андрей Фефелов: Здравствуйте! У нас в гостях Андрей Фурсов и мы будем говорить о Сирии. Сирийский узел сегодня, пожалуй, самое больное место планеты. Так ли это?

Андрей Фурсов: Безусловно. Сирийский узел – это самая главная болевая точка современного мира. Почему Сирия? Дело в том, что здесь сошлось сразу несколько противоречий. Первое противоречие – Сирия это звено в цепи отношений Ирана и шиитких группировок на Ближнем Востоке. Второе противоречие – это углеводороды, но не нефть, а газ. Дело в том, что по прогнозам Сирия является обладателем очень значительных запасов газа. Об этом пишут Тьерри Мейсан в своем Reseau Voltaire. Тот же Тьерри Мейсан заметил, что если войны XX века были нефтяными, то войны XXI века будут газовыми и сирийская ситуация – это первый случай такого рода.

Есть еще несколько важных моментов. Сирия – это единственный серьезный светский арабский режим, который не погрузился в пучину управляемого хаоса, а который смостырили англосаксы для Ближнего Востока. Это очень серьезная проблема для англосаксов, потому что Америка перенапряглась. Америка сегодня очень похожа на римскую империю времен Трояна, когда она от стратегического наступления перешла к стратегической обороне, когда римляне стали строить валы и стали уходить из Англии.

Не случайно сейчас Голливуд делает фильм «Девятый легион» о том, как римский легион уходит из Англии. Хотя опять же, как это часто бывает с американскими фильмами, перевирают. Дело в том, что Девятый легион располагался на севере Испании, а в Англии располагался второй легион Августа, шестой легион и двадцатый легион.

Андрей Фефелов: Наш фильм про «Девятую роту» тоже перевирает.

Андрей Фурсов: Абсолютно верно, но история про девятую роту была недавно и это не извинительно, а про девятый легион – была давно и американцев можно в этом отношении простить. Однако точность есть вежливость королей или наоборот вежливость есть точность королей, ситуация от этого не меняется.

Вот, что интересно с Сирией. Сирия – это то, что окончательно мешает погрузить Ближний Восток в пучину хаоса. Поскольку Америка перенапряглась, то ей нужна передышка. Об этом пишут очень многие американские аналитики, например, Капчер и Маунт в журнале «Foreign Affairs», который издается Советом по международным отношениям, пишут, что американцам нужна передышка и они должны получить пространство для вдоха. Америка должна уйти в том качестве, в котором она присутствовала на Ближнем Востоке с 1957-го года, с Доктрины Эйзенхауэра, но американцам нужно уйти так, чтобы никто не занял их место и никто не воспользовался той пустотой, которая возникнет. Лучший способ, чтобы этого не произошло – это создать ситуацию управляемого хаоса.

Андрей Фефелов: Поджечь все.

Андрей Фурсов: Абсолютно верно. Кто лучший кандидат на создание управляемого хаоса? Конечно же, исламисты. Есть две страны на Ближнем Востоке, где исламисты либо слабы, либо они довольно спокойны – это Ливия и Сирия. Ливии уже нет, она уничтожена. Остается Сирия.

Уничтожение Сирии имело еще один важный момент. Дело в том, что сирийская нефть самая дешевая по себестоимости – 1 доллар за баррель, а это не 5–6 долларов за баррель в Саудовской Аравии. В принципе, контроль над ливийской нефтью позволяет иметь узду и по отношению к саудам, которые сейчас находятся в фарватере американской политики, но кто знает, что может произойти. На этот случай, всегда есть узда, которую можно набросить – дешевая ливийская нефть решает эти проблемы. Однако Ливии нет, осталась Сирия.

Сирия оказалась камнем преткновения для американцев. Ситуация с Сирией выявила очень много моментов. Выявила очень гадкую роль западных СМИ. Ясно, что у них роль и так гадкая, но здесь супергадство. В этом отношении сирийская ситуация, как и ливийская, позволяет поменяет аббревиатуру СМИ на СМРАД – средство массовой рекламы, агитации и дезинформации. Мы видим совершенно постановочные фильмы, которые снимаются в Катаре, где из гипсокартона делают дворцы, якобы на центральной площади Дамаска и там ведут бои.

Андрей Фефелов: Повторяется история с Ливией?

Андрей Фурсов: Абсолютно точно.

Андрей Фефелов: Я всем сразу говорю, представьте себе, что в Канаде строится модель Пушкинской площади, с «Известиями» и так далее, и там празднует победу демократии какая-то русскоязычная веселая толпа, а в это время в Москве идут бои и об этом никто ничего не знает.

Андрей Фурсов: Да. У одного моего коллеги приятель женат на американке. Она находилась в Ливии, как официальное лицо, наблюдающее за ситуацией от Америки. Когда начались ливийские события, мой коллега позвонил ей и спросил: «Что у вас там происходит? Там действительно бомбят? ». Она говорит: «Да какой бомбят? Ребята, которые называют себя оппозиционерами, тащат резину, жгут ее, поднимается черный дым. Еще они устраивают взрывы –  это и есть эффект от бомбардировок Каддафи. Никто никого не бомбит».

Андрей Фефелов: Какой-то изощренный голливудский ум придумал идею, что Каддафи расстреливает с самолетов демонстрации.

Андрей Фурсов: Да, это и есть фокусы, которыми занимается СМРАД. Второй момент, как интересно поменялось отношение американцев трансатлантических элит к «Аль-Каида», например. Тут вспоминается Аввакум, который однажды заметил: «Еще вчера был блядин сын, а тут первый батюшка». Абдель Хаким Белхадж – это второй человек в «Аль-Каиде», он приводит боевиков на север Сирии. НАТО совершенно спокойно к этому относится.

Андрей Фефелов: То есть «Аль-Каида» как была, так и остается инструментом, как во внутренней, так и во внешней политике США?

Андрей Фурсов: Абсолютно верно. Если раньше американцы говорили «Аль-Каида» да «Аль-Каида», то теперь «Аль-Каида» сражается напрямую. Ясно, что «Аль-Каида» это орудие США.

Андрей Фефелов: Ситуация 11 сентября?..

Андрей Фурсов: Абсолютно становится понятным, что это ситуация нанайского мальчика с медведем. И третий момент в том, что выявили ливийская и сирийская ситуации. Как бы сказал Набоков, они со стеклянной ясностью показали, что Западные верхушки в условиях, когда не нужно противостоять Советскому Союзу и когда не нужно надевать овечью шкуру, ведут себя как организованная преступная группировка (ОПГ). Ведь дело не только в том, что западные верхушки вовлечены в мировую криминальную экономику, которая носит криминальный характер, потому что она покоится на пяти китах.

Торговля нефтью – это часть, которая носит криминальный характер. Торговля оружием, которая носит вообще криминальный характер. Наркотики – полностью криминальная часть. Проституция и порнобизнес, в котором занято 6% населения – это тоже практически полностью криминал. Торговля драгметаллами и золотом.

Мировая верхушка, прежде всего западная, активно вовлечена в это, но дело не только в этом. Дело в том, что если Саддаму Хусейну еще устраивали какой-то фарсовый суд, то Каддафи убили.  Неважно убил ли его по-тихому французский спецназ – нам показали двойника, которого убивали, как общественный факт убийства Каддафи без суда и следствия. Верхушка собирается в Белом доме и смотрит, как убивают Бена Ладана. Мы сейчас не будем рассуждать, был ли это Бен Ладан или нет. Скорее всего,   Бен Ладан действительно умер.

Андрей Фефелов: Причем это не западное, а такое восточное поведение. Казалось, что нам навязывают именно этот стереотип.

Андрей Фурсов: Еще не хватало, чтобы Бену Ладану или человеку похожему на Бена Ладана отрубили голову и привезли ее Хилари.

Андрей Фефелов: Я думаю, что этот кадр обошел бы весь мир, как случай с ее «Уау! ».

Андрей Фурсов: Причем показательно, что сообщили именно ей. Очень интересная вещь. У Каддафи был отключен мобильный телефон. Хилари Клинтон приезжает в Ливию, с ней приезжает две с половиной тысячи американских морских котиков и у Каддафи начинает работать телефон. На следующий день он покидает свое убежище – это означает, что он получил гарантии. Я думаю, что этот обман повлиял на очень многих лидеров и не только в далеких странах. Не надо верить западной верхушке, просто элементарно обманут и убьют.

Гамлет говорит по поводу своих школьных друзей Гильденстерна и Розенкранца: «Которым я, как двум гадюкам верю». История с Каддафи показала, что гадюкам нельзя верить. Гадюки могут обмануть вплоть до убийства. Это не просто так сказать: «Вы знаете, мы не примем восточно-европейские страны в НАТО» и мы их принимаем. Нет, здесь речь идет о более серьезных вещах. Мы говорим: «Можешь уезжать» и человека убивают. То есть это абсолютное поведение криминальной команды. В ситуации, которая складывается вокруг Ближнего Востока, западные трансатлантические верхушки ведут себя, как ОПГ.

Андрей Фефелов: Башар Асад, по своей структуре личности и по своему опыту, может противостоять этим соблазнам? Вообще насколько он эффективен в этой сложнейшей ситуации колоссального давления на него лично, на его режим, на его структуру, на его окружение? Что можно прогнозировать по поводу его поведения? Вы говорите, что Каддафи был очень опытным политиком, но все же он попался на эту уловку.

Андрей Фурсов: Я думаю, что он устал. Он понимал, что есть риск, но он устал. Бывают такие случаи. Например, народоволец Михайлов, который обеспечивал безопасность народной воли, попался на элементарные вещи, потому что просто устал. Такое бывает.

Что касается Башара Асада, то здесь можно, прежде всего, сказать о том, что у алавитов – а семья Асада алавиты – вообще сложное положение в мусульманском мире. Далеко не все алавитов считают мусульманами, потому что алавиты, во-первых, имам почитают, как Бога. Во-вторых, они верят в переселение душ. Все это не совсем ислам, а некоторые считают, что совсем не ислам. Кроме того, Асад действительно может рассчитывать только на свой клан, а также на поддержку христиан и целого ряда небольших групп населения.

Безусловно, у Сирии есть и экономические достижения. В этой ситуации равновесие внутри страны будет во многом зависеть от внешнего давления. Внешнее давление со стороны Запада уравновешивается давлением со стороны Китая и Российской Федерации. Вот такая интересная вещь выходит. Дело в том, что Drang nach Osten (дословно «Натиск на Восток») через весь арабский Восток трансатлантических элит поджигаем Тунис, Ливию, Египет и приходим к Сирии. Он нарвался на Drang nach West Китая, потому что Пакистан уже находится в зоне влияния Китая. Афганистан – насколько эта страна вообще может находиться в зоне чьего-либо влияния – тоже находится. Юг Ирака – это шииткая зона и через нее Иран непосредственно выходит на Сирию.

Сирия это то место, где столкнулись западные крестоносцы. Они нарвались на китайскую стену. Китайцы прекрасно понимают, что удар по Сирии, а затем по Ирану и клинком нестабильности, такой бикфордов шнур, который подожгли от Мавритании и она доходит до Киргизии и Кашмира – вот они крестоносцы. Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР) выходит и Тибет. Китайцы это прекрасно понимаю.

Я думаю, что руководство Российской Федерации, особенно после казуса с Каддафи, тоже прекрасно понимает, что не только нельзя верить, но за Сирией и Ираном настанет очередь России. Потому что Северная Евразия – это единственная крупная неосвоенная территория. Есть менее крупные неосвоенные территории. Их вообще осталось только четыре, кроме северной Евразии – это Тибет, СУАР и Южная Африка. Их трудно осваивать, но в условиях, когда ресурсов нет, будут вкладывать и туда. В этом отношении северная Евразия очень привлекательная зона.

В конце 2011 года – это не афишируется, но в западном Интернете и прессе это прошло – Институт Брукингса и Лондонская школа экономики закончили проект под «Проект внутреннего перемещения». Речь идет о переселении значительных масс населения из Североатлантической зоны – это Северная Америка и Западная Европа – в Северную Евразию. Северная Евразия – это Россия. В условиях геоклиматической катастрофы, если она произойдет, то Россия по всем прогнозам – и Сибирь, и Европейская часть, но особенно Сибирь – останется единственной на несколько столетий ресурсообеспеченной и стабильной несейсмичной зоной. В этом отношении, конечно, это лакомый кусок.

Многие западные деятели и Бжезинский, и Олбрайт, говорили: «Почему это русские владеют такой огромной территорией? ». В этом отношении клинок нестабильности, который идет в центральную Азию – это шах русскому королю и на этот шах нужно серьезно отвечать. Сегодня стиль поведения нашего руководства, в отличие от ливийской ситуации, со стеклянной ясностью свидетельствует: «Вот красная черта, которую нельзя переходить противоположной стороне».

7 июля Россия произвела запуск двух межконтинентальных баллистических ракет. «Тополь» с Прикаспийского полигона – это мы признали. «Булава» с подводной лодки в средиземном море – это мы не признали, но американцы говорят, что совершенно железно был произведен пуск. Ясно, что это некая демонстрация и это правильная демонстрация. Сирию отдавать нельзя, по разным соображениям, а также по шкурно-экономическим соображениям. Я уже не говорю о геополитике – нельзя отдавать из-за геополитики, из-за геоистории, из-за геостратегии.

Помимо геополитического момента есть такой приземленный, тем не менее, важный в современных раскладах экономический момент – это газовый момент. Есть такая маленькая-маленькая страна – как говорят простые люди в России: «Маленький, но вонючий» — это страна Катар. Там производят все постановочные вещи и эта страна продает сжиженный газ на танкерах. Если я не ошибаюсь, то у них танкеры делают пятнадцать ходок в год. Если сейчас завалят Сирию, то естественно Сирия, как государство, перестает существовать, то расширяется Османская империя. «Плохишам» всегда дают корзину печенья и бочку варенья. В данном случае Катар за заслуги получает доступ к Средиземноморью, тогда количество танкеров увеличивается вдвое. Катеру хорошо, но и Западу хорошо, потому что Катер становится серьезным конкурентом России. Если еще Алжир вырубить и присвоить алжирский газ, то тогда у России и в газовой сфере дела будут идти не очень хорошо.

Идет большая игра на разных площадках, но та позиция, которую и Россия, и Китай занимают по поводу Сирии, показывает, что и русское, и китайское руководство понимает – вот это черта, дальше которой отступать нельзя. Если Ливия – это где-то далеко, то это линия нашей дальней обороны и сюда противника нельзя пускать. Иначе он очень скоро окажется в Центральной Азии и в Сибири.

Андрей Фурсов: Какие еще реальные инструменты есть у России, помимо политических и дипломатических, для воздействия на ситуацию в Сирии?   

Андрей Фурсов: Мне трудно сказать, я не дипломат и не член правительства. Здесь нужна инсайдерская информация, но я думаю, что один из таких серьезных инструментов – это большое количество людей в Сирии, которые связаны с Россией. В России тоже это понимают. Также, безусловно, остается дипломатия, как это ни парадоксально, но остается то, что на языке англосаксонских военных называется «тыловая оперативная база в Ульяновске». Мы ее просто можем перекрыть, а если учесть, что 90% идет через эту базу, то эта база становится очень мощным оружием и средством давления на американцев. Здесь не надо стесняться, а надо помнить, что говорил в 1913-ом году замечательный русский геополитик А.Е. Вандам (Едрихин) : «Что может быть хуже вражды с англосаксом? Только одно – дружба». Надо это помнить, также как и то, что Гамлет сказал о Гильденстерне и Розенкранце. Я думаю, что именно так и должна развиваться ситуация. Верные себе англосаксы, с бульдожьим упорством будут каким-то образом стараться решить проблему Сирии.

Что сейчас фактически делает сирийское руководство? Оно воюет с террористами и этих террористов поддерживается страна, которая говорит, что она борется с терроризмом – США. То, как террористы действуют в Сирии можно примерно сравнить с тем, как действовали «эскадроны смерти» Джона Негропонте в Никарагуа. То, что происходит сейчас в Сирии – это классическая стратегия «эскадронов смерти», но на Западе их называют «борцами за свободу». Друзья Сирии были также друзьями Югославии, Ливии, Ирака, только почему-то все, кто дружит с этими людьми – умирают. Эти друзья Сирии называют их «борцами за свободу», а регулярное правительство, которое борется с террористами – «душитель свободы». Это уже по принципу: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

В этой борьбе не надо стесняться, а надо отвечать ударом на удар. Я думаю, что ситуация складывается таким образом, что пока Запад обламывает зубы о Сирию.  

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал