Подписка на обновления:
Подписаться

Экспорт оружия: достижения и проблемы

День ТВ   11.07.2012   2363   75   00:11:14  
Программа
«Блог Константина Макиенко»
Ведущий
Константин Макиенко
Военный эксперт Константин Макиенко о мировом рынке оружия и присутствии на нем России.

Экспорт оружия — достижения и проблемы

 

 

Константин Макиенко, военный эксперт

О мировом рынке оружия и присутствии на нем России.

 

Здравствуйте, на очередном заседании правительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству президент России Владимир Путин объявил о новых замечательных достижениях нашей страны в области торговли вооружением.

По мнению президента, Россия занимает второе место после США по объемам торговли вооружением, по объемам поставок вооружения на экспорт. В прошлом году, как известно, эти поставки составили 13, 2 млрд. долларов увеличившись по сравнению с 2010 годом более чем на 1, 5 млрд. долларов. Уже в этом году за первые полгода стоимость поставок достигла 6, 5 млрд. долларов и заключено новых контрактов на 5, 7 млрд. долларов. В общем, «все хорошо, прекрасная маркиза! ».

Однако более детальное изучение ситуации и более детальное рассмотрение проблемы показывает, что на самом деле все не так замечательно, не так радужно и что на самом деле появляются первые признаки кризиса в этой области. Причем, эти признаки появляются впервые, наверное, после 1999-го года, когда начался этот большой длительный тренд на подъем экспорта российских вооружений.

В чем же заключаются эти признаки и угрожающие моменты? В прошлом году Россия проиграла три очень важных и очень крупных тендера на поставки вооружений.

Самое известное и самое крупное поражение – это проигрыш мега-тендера Индийских военно-воздушных сил на поставку этой стране 126 многофункциональных средних истребителей. В Индии этот тендер называют «матерью всех тендеров». Действительно, это очень большой конкурс. Стоимость его когда-то составляла 10, 5 млрд. долларов, но сейчас индийские официальные лица говорят уже о том, что это может быть 20-ти миллиардный контракт. Российское приложение истребитель «MиГ–35» не попал даже в короткий список этого тендера, куда прошли французский «Rafale» и европейский «Typhoon». В конечном итоге победил «Rafale», но нам это уже не очень даже интересно. Важно то, что «MиГ–35» уже на ранних этапах тендера был из него исключен.

Второе наше поражение на индийском тендере – это проигрыш ударного вертолета «Ми-28» в тендере опять же индийских военно-воздушных сил на закупку 22-х таких машин – здесь мы проиграли американцам. Индийцы выиграли надежный вертолет «Apache», который уже неоднократно проверен в боях.

Наконец, может быть самое унизительное поражение – это проигрыш южным корейцам на индонезийском тендере на поставку в Индонезию двух подводных лодок. Российское приложение подводная лодка «Improved Kilo» по классификации НАТО или по российской классификации проекта 636 «Варшавянка» проиграла лицензионному южно-корейскому проекту, который они делают по лицензии немцев подводные лодки по проекту 209. Довольно старые лодки и можно говорить весьма устаревшие.

На самом деле в каждом из этих случаев есть свои совершенно четкие и совершенно рациональные причины в том, почему был проигрыш. Если говорить о «МиГ-35», то там индийцы просто не хотят складывать все яйца в одно корзину, потому что Россия и так доминирует на индийском рынке военно-воздушной техники. Мы на 100% контролируем рынок тяжелых истребителей с нашим изделием «СУ-30МКИ». Мы контролируем палубный индийский рынок авиации. Мы присутствуем на рынке средней авиации, средних истребителей и индийцы не хотели бы комплектовать свои ВВС исключительно за счет российских истребителей. Собственно, это их давняя традиция. Еще в 80-ые годы они начали закупать и французские «Mirage» и франко-британские «Jaguar», то есть они стремятся диверсифицировать свои парки. Не просто стремятся, а они очень любят диверсифицировать свой парк.

В случае с вертолетным тендером просто очень сложно противостоять «Apache», потому что как я уже сказал это действительно проверенные, причем в боевых действиях, отработанные, отлаженные, доведенные до звона вертолеты. В то время как «Ми-28» это машина новая, может быть еще довольно сырая. Она только-только начала поступать на вооружение российских ВВС и здесь выбор индийцев тоже понятен.

В случае с Индонезией можно говорить об особых промышленных и даже политических отношений южных корейцев и индонезийцев. То есть повторю, что в каждом случае можно привести какие-то разумные и рациональные аргументы, но все вместе это создает ощущение начала какого-то системного кризиса.

Еще более точный и зловещий индикатор того, что не все так замечательно, как об этом нам говорят, заключается в том, что в прошлом году, впервые с 1999-го года начал снижаться портфель заказов. Если на конец 2010-го на начало 2011-го года портфель заказов российских экспортеров составлял 48 млрд. долларов, то в конце 2011-го года начале 2012-го года он снизился на 8 млрд. долларов и составлял на тот момент 40 млрд. долларов.

Что означает снижение портфеля контрактных обязательств? То, что Россия сейчас контрактует гораздо меньше или просто меньше, чем поставляет. С 1999-го года ситуация была обратной – мы поставляли меньше, чем контрактовали. То есть ОАО «Рособоронэкспорт» контрактовало больше, чем промышленность успевала поставить. Поэтому портфель заказов постоянно рос.

В прошлом 2011-м году – повторю, что впервые с 1999-го года – ситуация стала прямо противоположной и портфель заказов начал снижаться.

На самом деле, если поглядеть на цифры озвученные Путиным мы увидим, что эта тенденция на снижение портфеля заказов продолжилась. Обратите внимание, что поставки за первое полугодие составили 6, 5 млрд. долларов, а контрактов подписано только на 5, 7 млрд. долларов. Значит, простым арифметическим действием мы получаем, что портфель заказов должен был снизиться еще на 800 млн. долларов. Хотя сам Владимир Владимирович утверждает, что он вырос до 43 млрд. долларов. Видимо здесь Владимира Владимировича ввели в заблуждение те, кто готовит ему информацию.

На самом деле можно практически уже уверенно предполагать, что в этом году портфель заказов продолжит снижаться. Я думаю, что в этом году поставки составят 14 млрд. долларов за счет очень крупных передач военно-морской техники в Индию. Мы знаем, что в начале года в Индию ушла атомная подводная многоцелевая лодка. В течение этого года будут переданы два фрегата. Наконец, под елочку, в декабре – Индия получит авианосец, а точнее тяжелый авианосный крейсер «Викрамадитья», который когда-то назывался «Адмирал Горшков». Так что это очень большие трансферы. Я думаю, что будет поставлен очередной рекорд в области передач, но вот подписать контрактов на 14 млрд. долларов, чтобы компенсировать падение портфеля заказов – это практически невозможно. Для этого надо подписать очень крупные пакетные соглашения, сопоставимые с тем, что было в 2006-м году подписано с Венесуэлой на 6 млрд. долларов или с Алжиром на 7, 5 млрд. долларов. Понятно, что таких контрактов не будет.

В чем же причина этих кризисных явлений? В самом общем виде это насыщение традиционных российских рынков вооружения. Прежде всего, насыщение китайского рынка вооружения. Китай, который когда-то (например, в 2000-м году) был покупателем российских вооружений. В 2000-м году он обеспечил 60% потребления российского экспорта. Сейчас доля Китая упала всего до 4%. Абсолютно объективный процесс, ведь в Китае очень быстро растет собственная национальная оборонная промышленность. Понятно, что рано или поздно китайцы в любом случае прекратят импорт российских или вообще иностранных вооружений. Собственно, с 2004-го года китайцы у нас не покупают ни авиационных, ни морских платформ. За исключением, может быть, вертолетов.

В основном китайский спрос сейчас сосредоточен в области двигателей и в области авиационных средств поражения. Системы ПВО они еще пока закупают.

Ситуация на индийском рынке серьезно ухудшается, там стремительно уплотняется конкурентная среда и если когда-то Россия абсолютно доминировала на этом рынке, то в 80-ые годы они уже, как я говорил, запустили европейцев на свой рынок. В 90-ые годы на этот рынок пришел Израиль, а в нулевые годы еще и США активно вошли на этот рынок. Поэтому, хотя индийский рынок довольно быстро растущий, но доля России на нем постоянно снижается просто в силу того, что на нем сейчас работают все крупнейшие экспортеры. За исключением Китая, может быть.

Серьезное влияние на российскую контрактацию оказала арабская революция. Прежде всего, тут необходимо упомянуть исчезновение ливийского рынка. Уже подписанные контракты с Ливией может быть были не очень крупные – это всего около 2-х млрд. долларов или 1, 4 млрд. евро. Тем не менее, мы потеряли этот рынок. В перспективе я думаю, что ливийцы могли бы закупать у нас до 1 млрд. долларов ежегодно.

Наконец действия бывшего президента или нынешнего премьер-министра Дмитрия Медведева, который присоединился к санкциям совета безопасности ООН в отношении Ирана, тоже нанесли очень серьезный удар по российским экспортерам вооружений. В этом смысле наиболее известный удар – аннулирование контракта на поставку в Иран зенитных ракетных систем «С-300ПМУ-2» на сумму около 1 млрд. долларов. Если верить тому, что иранцы закупили 5 дивизионов, то это должно стоит около 1 млрд. долларов. Плюс иранцы сейчас выставляют очень крупные штрафные санкции – на 4 млрд. долларов. Но понятно, что этим одним контрактом на зенитные системы иранские закупки не ограничились бы. Я оцениваю иранский рынок и потери на иранском рынке, как и на ливийском, примерно в 1 млрд. долларов ежегодно.

Подводя итог моему сегодняшнему выступлению можно констатировать, что вероятно российские политические руководители, а конкретно президент Владимир Владимирович Путин, по крайней мере, в его вербальной позиции я надеюсь, что он реально эту ситуацию оценивает гораздо более адекватно, но вербально его позиции гораздо более радужные, чем реальная ситуация в этой области.

Спасибо, до свидания.  

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал