Подписка на обновления:
Подписаться

Фарс миллионов

День ТВ   16.09.2012   7531   32   00:15:54  

Программа «Специальный репортаж»

Специальный репортаж День-ТВ с прошедшего в Москве 15. 09. 2012 Марша Миллионов.

Фарс миллионов

 

Специальный репортаж День-ТВ с прошедшего в Москве 15. 09. 2012 Марша Миллионов.

 

Иван Миронов, заместитель председателя Российского общенародного союза

О количестве сложно судить навскидку. Пока меньше, чем было в прошлые разы. Может быть, все-таки народ еще подтянется и подтянется именно на проспекте Сахарова. Наши требования – это свобода политзаключенным узникам 6-го мая, свободу Даниле Константинову, который сегодня проходит по особо тяжким уголовным делам. Делам, абсолютно сфабрикованным и направленным на то, чтобы выбить самых лучших и самых талантливых из протестного движения. Конечно, это демонтаж существующей политической системы, которая уничтожает собственный народ. Уничтожение коррупционных механизмов, на которых сегодня собственно фактически существует это государство. Отмена ювенальной юстиции, что тоже принципиально, потому что речь идет о воспитании наших детей. Провокации будут возможны при переходе Марша через Садовое кольцо. Я думаю, что это условие – митинг в этот раз будет проводиться на внешней стороне Садового кольца по проспекту Сахарова – оно выдвинуто властями не просто так. Перекрыто движение значительной части Садового кольца. Причем вроде как планируется, что возможно это будет шлюзовой принцип, то есть часть пустили, снова набрали, снова пустили. Конечно, это чревато очень многими провокациями.

  

— Огромная, традиционная, очень патерналистская страна. Перемены у нас происходят, наверное, быстрее, чем в Китае и медленнее, чем в других странах. Перемены неизбежны, потому что это просто историческая необходимость. Если в России не будет политических и экономических перемен, то она просто прекратит существовать. Все больше людей это понимают.

 

— Пару слов. Вы сегодня сюда пришли поддержать что или кого?

Николай Сванидзе: Я пришел в качестве общественного наблюдателя.

— Наблюдать за соблюдением правопорядка?

Николай Сванидзе: Нет, не правопорядка. Правопорядок – это дело правоохранительных органов. Я пришел просто узнать, как это все будет происходить, чтобы не нарушались права граждан, как это будет себя вести.

— В случае выявления нарушений вы дальше какие действия предпринимаете, как общественный наблюдатель?

Николай Сванидзе: Я думаю, что это получит просто огласку.

 

Константин Крылов, президент Русского Общественного Движения

Я предполагаю, что сегодняшнее мероприятие по целому ряду объективных факторов может оказаться не столь многочисленным, как знаменитые митинги. С другой стороны меня это, честно говоря, волнует мало, потому что мы бы вышли и на малочисленный митинг, если он предполагает озвучивание тех требований, которые для нас важны. Мы сюда пришли для того, чтобы озвучить все те же самые протестные требования, с которых все началось, а именно: прежде всего демократизация политической системы, освобождение политзаключенных и людей, которых держат в тюрьме по вздорным и несправедливым обвинениям. Для нас это крайне важные темы и мы естественно здесь для того, чтобы их поддержать и поднять.

Александр Белов, председатель Национального Наблюдательного Комитета ЭПО «Русские»

Неплохо. Здесь не менее 2000 человек – это очень хорошо, но все равно надо усиливаться. Потому что я вижу людей, которые не определились, которые ни в каких политических организациях не состоят, их больше, чем представителей любых политических организаций. Однако то, что касается общего настроения, в принципе мне нравится. Я надеюсь, что сегодня все пройдет без инцидентов и это все будет мирно. Сегодня будут впервые озвучены социальные требования, то есть такая своеобразная программа оппозиции в случае, если изменения начнутся быстрее и Путин вдруг уйдет в отставку, то у людей должно быть понимание: «А что же хотят те, кто придем ему на смену? ». Этого не хватало и это сегодня будет озвучено. Также должна быть понятна общая позиция – кто вообще участвует, кто претендует на какое-то место в будущей России? Я хочу, чтобы люди просто думали о будущем. Я не ожидаю никаких провокаций. В принципе все провокаторы, какие могли быть – они были легализованы заранее. Всякие психические больные типа евразийцев и так далее, даже не следует брать во внимание, потому что они не представляют никакой серьезной угрозы.

Алексей Беляев-Гинтовт, художник

Да, я здесь самого начала и я здесь представляю миллиарды. Нами заявлен Марш Миллиардов. Если миллионы на сегодняшний день, к сожалению, увы и ах, в нашей стране являются американской креатурой, если имперские националисты отказались от участия в Марше и в нем участвуют, скорее всего, только националисты крови, то это совершенно неприемлемо для Евразии. Никакого отделения Кавказа, никакого разговора об отделении чего бы то ни было речи быть не может. Я понимаю тех националистов, которые настаивают на бесконечной экспансии, но как понять тех националистов, которые настаивают на отделения чего бы то ни было? Это настолько совпадает с мнением Госдепа, несколько навязшим в зубах, что становится смешным. Итак, я здесь представляю миллиарды, на том и стою.

Андрей Фефелов, заместитель главного редактора газеты «Завтра»

15-е сентября 2012-го года. Исход политического митинга Болотной оппозиции. Надо сказать, что это было самое малочисленное шествие со времен начала Болотного процесса с декабря прошлого года. Событие, которое мы сейчас наблюдаем, свидетельствует о падении энергетики, падении интереса к данному политическому движению. Возможно, люди просто устали от бессмысленных акций. Возможно, власть пошла на хитрый ход. Она открыла створки для партстроительства, объявила о новом демократическом витке. Возможно, у нас в России появятся сотни политических маленьких организаций, которые сегодня фактически забирают энергию от такого уличного непосредственно протеста. Что будет дальше неизвестно, потому что социально-политическая ситуация в стране остается по-прежнему не простой, напряженной. Экономический кризис на пороге. Власть пока не сделала сильных ходов, не обратилась к населению с какими-то лозунгами, но либеральный протест тает, энергетика уходит. Демократическая фразеология не работает. Конечно, хорошо, что либералы не смогли перехватить инициативу. Плохо, что власть может погрузиться снова в сладкий сон, в свой такой политический анабиоз. Посмотрим, друзья, посмотрим.

 

Андрей Фефелов: Александр, закончился этот день, закончился день митинга. Такой маленький маскарад мы видели.

Александр Бородай: Не такой уж и маленький, как мне кажется. Хотя и не большой по сравнению с прошлыми.

Андрей Фефелов: Где-то 10–11 тысяч, как говорят. Милиция называет 7 тысяч, но скорее всего 10 тысяч.

Александр Бородай: Некоторые оппозиционеры говорят сто тысяч. Они привыкли, у них эта цифра сформировалась и будет устойчивой видимо надолго.

Андрей Фефелов: Тем не мене налицо некое умаление этой процедуры, этой группы и явное падение энергетики. Особенно когда на сцену вылезли барды и начали что-то петь в стиле «шестидесятников».

Александр Бородай: А что они еще могут? Например, прекрасные значки раздавать – вот кулак на фоне красной звезды, вот балаклава, вот ленточка, все замечательно. Шоу должно продолжаться, только вот смысл этого шоу уже, честно говоря, небольшой, потому что энергия иссякла не просто так. Она иссякла по одной простой причине. Что требовать? Абсолютно непонятно. Они хотели и добивались демократии выборов. Те выборы уже в далеком прошлом. Все, что случилось тогда – правильно случилось или неправильно, честно или не честно – это уже прошлое. Нынешний президент для огромного большинства русского народа (российского народа, если угодно) – он легитимен. Таким образом, что им остается требовать? Новых честных выборов? Так вот они будут – разные, региональные и всякие прочие. Даже в Химках будут выборы замечательные. Выборы, либерализм – все есть. Они могут формировать партии, они будут формировать десятки своих мелких партиек, выдвигаться, идти вперед и конкурировать друг с другом, что они и собираются делать. Вообще у оппозиции есть все-таки разные части – есть, условно говоря, националистическая и, условно говоря, либеральная.

Андрей Фефелов: Есть левая часть. Кстати, она самая большая.

Александр Бородай: Наверное, да. Она и будет самой большой, также как самой большой, второй по численности, сейчас на всех последующих акциях протеста будет националистическая часть. Потому что для националистов, что для так называемых левых или «леваков», мало что изменилось. Они, как и раньше, требовали что-то свое, так они и будут требовать что-то свое. Либеральный протест становится все более и более бессмысленным, поэтому количество либералов будет автоматически уменьшаться с каждой новой акцией протеста.

Андрей Фефелов: Есть ощущение, что ушла какая-то очень серьезная страта, как называется этно-либералы, такое креативный этно-класс сейчас ушел. Его не было во время шествия и на митинге. Вернее, он был, но в малой части.

Александр Бородай: Он был в лице своих наиболее ярких представителей, которые должны обязательно засветиться, прежде всего, перед прессой.

Андрей Фефелов: Это была душа этого Болотного протеста и она куда-то отлетела, упорхнула.

Александр Бородай: Этно-либералам есть чем заниматься. Поскольку обещанного на осень кризиса, во-первых, в той форме, в которой его ждали, пока не наступило. Неизвестно, наступит ли он этой осенью. Скорее всего нет и ситуация продержится еще неизвестное количество времени. На самом деле, к сожалению или к счастью, но все наши оппозиционные протесты очень сильно завязаны на экономику, а экономика завязана на политику. Причем не на внутреннюю политику России, а на внешнюю политику. Иными словами, пока баррель нефти стоит хорошо за 100 долларов, серьезных протестов в России не то, чтобы не произойдет, они просто довольно маловероятны. Пока по экономике и прежде всего по простым гражданам, даже по простым и не простым жителям города Москвы, всерьез не ударит экономический кризис – серьезных протестов ожидать не очень стоит.

Андрей Фефелов: Конечно, для колоссального мегаполиса подобная демонстрация ничтожна, потому что даже на фоне кризисной обстановки в Европе 100-тысячная демонстрация выглядит достаточно частым явлением. Не говоря уже о Греции, Испании, известно, что в Барселоне прошли очень крупные демонстрации. Вот сейчас этот «обмылок» оппозиции вышел.

Александр Бородай: Причем вышел не агрессивно, а тихо, мирно, с какими-то не очень внятными требованиями и уже с бардами, песенками. Я думаю, что власть на самом деле сейчас несколько расслаблена и успокоена. Нынешний митинг в той форме, в которой он прошел, к успокоению ее только подтолкнет. Однако в принципе уже однажды испугавшись Болотной площади, власть все-таки будет соблюдать, я бы сказал, некий баланс. Прежде всего, социальный баланс. Иными словами наша власть сейчас понимает и после Болотной площади она поняла это хорошо, что надо делиться. Не надо делиться только деньгами, а надо делиться и свободами.

Андрей Фефелов: Получается, что надо сказать «большое спасибо» этой Болотной оппозиции, потому что она подвигла власть к антилиберальной риторике. Эта риторика не очень видна на первый взгляд, но все-таки ее проявление мы наблюдаем и фиксируем.

Александр Бородай: Да, мы наблюдаем действительно, но все-таки антилиберальная риторика и даже патриотическая риторика у власти уже присутствует некоторое время. Я не думаю, что это исключительно риторика. Я думаю, что в элите есть определенные сегменты, круги, группы, которые действительно настроены более-менее патриотически.

Андрей Фефелов: Эта пауза, которая возникает, она конечно необходима для того, чтобы ковать мощное, серьезное, патриотическое, имперское движение.

Александр Бородай: Да, это было бы неплохо. Важно, чтобы это почувствовали не только мы с тобой, Андрей.

Отзывы

 

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал