Подписка на обновления:
Подписаться

Хиджаб - инструмент принудительной арабизации

День ТВ   24.10.2012   10158   138   00:11:52  
Программа
«Блог Яны Амелиной»
Ведущий
Яна Амелина
Яна Амелина, начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований, о реальной подоплеке скандального события в Ставрополье, где школьниц в хиджабах не допустили к урокам.

 

Хиджаб — инструмент принудительной арабизации

 

Яна Амелина, начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований, о реальной подоплеке скандального события в Ставрополье, где школьниц в хиджабах не допустили к урокам.

 

Добрый день! Несколько слов об истории, которая произошла совсем недавно и напомнила о событиях, которые случились около 10 лет назад. Некоторые исламистские ресурсы назвали это «Дело о хиджабе»-2. Напомню, что «Дело о хиджабе»-1 касалось попытки российских мусульманок добиться разрешения от государственных органов фотографироваться на документах с покрытой голове. Это было запрещено. Однако путем долгих судебных исков, они смогли добиться разрешения делать это. Тогда это событие привлекло достаточно серьезное внимание, как СМИ, так и общества. Через некоторое время разговоры о хиджабе несколько приутихли.

Совсем недавно возобновились снова. В одной из школ Ставропольского края несколько девочек не были допущены к урокам, поскольку головы их были покрыты хиджабами. Казалось бы, речь идет об очень простой ситуации. С одной стороны, Россия – светское государство, с другой стороны, в нем уважаются права верующих любых религий. С третьей стороны, если можно так сказать, хиджаб, в который были одеты эти девочки, вовсе не является традиционной для мусульман одеждой, как это пытаются показать исламисты. Да, мусульманская женщина обязана покрывать голову, не только голову, она должна быть одета очень скромно. Все желающие могут ознакомиться с требованиями к исламской одежде по соответствующей литературе.

Именно так и одевались традиционные мусульманские женщины, что в Поволжье, что на Северном Кавказе и это не вызывало никакого протеста ни у них самих, ни у школы, ни у общества, ни у какого нормального человека. Другое дело, что хиджибизация, которую мы видим на примере истории на Ставрополе, представляет собой частный случай арабизации — арабизации российского исламского сообщества. То есть проявление там все того же чуждого, религиозного идеологического влияния, которое приходит к нам с Арабского Востока.

Что я имею в виду? Никто не оспаривает права мусульманок покрывать голову платком, как это делали их благочестивые предки. Это совершенно нормально, это требование религии. К этому нет никаких вопросов. Другое дело, что надо понимать, что происходит конкретно в данном случае. Происходит навязывание (а это именно навязывание, особенно если учесть медиа-резонанс, который вызвало это событие) российскому исламскому сообществу чуждой арабской моды. Арабской моды не в плане формы и величины платка, в плане религиозного влияния, о чем уже было сказано. Это очень важный момент, сумеют ли сейчас эти люди добиться своей цели. Их цель вовсе не защитить права девочек, которые должны быть одеты в соответствии с требованиями ислама. Нет. Их цель – это заставить российское общество согласиться с нормальностью этой арабизации.

Что вообще такое арабизация? Что имеют в виду под этим термином специалисты? Это арабское влияние, которое начинает проявляться, например, на Северном Кавказе и в таких масштабах, что фиксируется уже и социологическими исследованиями. Если говорить о некоторых республиках Северного Кавказа, то интересные можно вещи там узнать. Например, в некоторых мусульманских республиках среди предпочитаемых брачных партнеров начинают называть арабов. Арабов, которых эти девушки (речь, прежде всего о девушках) не видели в глаза. Реально перед ними не стоит брачная перспектива выйти замуж за араба. Однако в голове уже сложился стереотип, что араб – это хорошо. Это лучше, чем, например, русский или другой представитель немусульманской общины.

Интересный момент и с родным языком. Некоторые девушки, которые вообще не знают арабского языка, называют его родным. Более того, не только языка, они не знают ни одного живого араба. Понятно, что название арабского языка в качестве родного говорит не о том, что они действительно владеют им как родным, они вообще им не владеют. Это говорит о том, что арабы стали для них образцом для подражания. То, что я сейчас сказала относится к Ингушетии. Однако то же самое мы видим в Чечне, то же самое мы видим в некоторых других республиках. Понятно, что пока речь идет о небольших процентах. Однако это уже фиксируется социологами. Это значит, что эта тема начинает становиться все более и более популярной. Она все больше и больше охватывает массы молодежи. Конечно, речь идет, в первую очередь, о молодежи.

К чему это может привести? Совершенно очевидно. Если люди, которые живут в российском государстве, являются его гражданами, начинают открыто ориентироваться на иное государство, то очевидно к чему все это приведет. Что касается конкретно истории на Ставрополе, то ситуацию можно чуть-чуть докрутить до абсурда. Эти девочки, вернее их родители – правоверные мусульмане, требуют ношения именно такой формы головного убора. Как они будут выполнять требования школьной программы, например, по физкультуре? Никак. Они не смогут это сделать, потому что школьная форма спортивная подразумевает совершенно другую степень одетости. Ладно. Через некоторое время эти девушки пойдут в старшие классы школы. Как они смогут там общаться со своими одноклассниками – молодыми людьми? Это некрасиво, это невозможно.

Да и вообще если уж довести совсем до абсурда эту ситуацию, если арабизация важнее, чем школьное образование, то зачем тогда вообще его получать? Если ты стараешься быть правовернее самих правоверных, то выбирай себе с самого начала, с детства долю домохозяйки, которой не нужно образование. Зачем оно нужно? Сиди себе дома, выходи в 12 лет замуж и исполняй и остальные требования своих родителей. Понятно, что это именно доведение ситуации до абсурда. Слава, Богу, в России обязательно общее среднее образование. Эти девочки, как и все остальные их сверстницы, безусловно, должны его получить.

Если родители не готовы отпускать их в школу, как это предлагалось руководством этой школы, в косынках, например. Не все девочки опять-таки, вернее не все их родители на это согласились. Тут родители должны быть четко и ясно поставлены перед дилеммой. Или дети будут выполнять требования светской школы и ходить в нее, и получать нормальное светское образование, или, если родителей это не устраивает, они могут отдать их соответственно в исламское учебное заведение и там выполнять все требования ислама в любой форме, которую разрешает российское законодательство. Это достаточно может быть опасный момент. С другой стороны, если исламские учебные заведения будут находиться под строгим контролем государства, а контроль необходимо ужесточать – это очевидно, то тогда это тоже хороший выход из положения. То есть либо так, либо никак.

Разговоры о том, что в светской школе нужно выполнять какие-то достаточно дикие требования, привнесенные к нам из арабских государств – это кажется не совсем правильной постановкой вопроса. Вне всякого сомнения, эта акция, безусловно, медийная. Безусловно, у нее есть организаторы. Понятно, что родители, какими бы радикальными в душе они не были, вряд ли способны на подобную медийную кампанию. Примерно понятно, кто стоит за этим. Как раз те самые люди, которые предполагают, что российское исламское сообщество должно не вариться в собственном соку, не базироваться на традиционном исламе, толерантном к российскому государству и к православию, а должно слепо копировать арабские образцы, которые придумывают какие-то люди, находящиеся за тысячами и десятками тысяч километров от России, не знающие российских реалий, и не имеющие ни к России, ни к российским мусульманам никакого отношения.

Вполне возможно, что момент для данной компании выбран действительно совершенно не случайно. Что мы видим на международной арене? Дикие заявления господина Кардави о том, что Россия объявлена врагом № 1 для всех мусульман, это с одной стороны. С другой, вспомним цепочку убийств деятелей традиционного ислама, которая сложилась у нас в июле-августе этого года. 19-го июля был убит Валиулла Хазрат Якупов, заместитель муфтия Татарстана, борец с ваххабизмом, которого никто, к сожалению, не сможет заменить. 29-го августа был убит Саид Афанди Чиркейский – лидер традиционного умеренного ислама в Дагестане – это произошло ровно на 40-й день после убийства господина Якупова.

Понятно, что исламисты совершенно не для того убивали этих людей, чтобы ограничиться физическим устранений двух наиболее активных деятелей. Цепочку надо продолжать и очень хорошо увязать ее с тем, что происходит за границами Российской Федерации. Уже неоднократно приходилось говорить о том, что на протяжении последних лет, в России складывается единый исламистский фронт. Незаконные вооруженные формирования, вооруженные исламистской идеологией, которые действуют на Северном Кавказе уже пришли в Поволжье. Однако этого мало. Исламистская дуга должна быть замкнута и на арабские страны тоже – в этом смысл, чтобы вся эта дуга замкнулась и взорвала все подряд.

Действительно, вполне логично, что эти события должны показать российскому обществу, да заодно и мировому сообществу, и конкретно арабским государствам — некоторым людям в этих арабских государствах, что в России есть кого финансировать. В России якобы есть достаточно большой слой людей, для которых арабская форма одежды, арабское идеологическое влияние начинают становиться определяющими. На мой взгляд, очень хорошо в этой связи показала себя и российская власть, и правоохранительные органы, и в общем медийное сообщество в целом. То есть общее мнение российского общества, конечно, в том, что подобная ситуация недопустима. Очень мало кто встал на защиту достаточно абсурдных требований родителей этих девочек. Будем надеяться, что эта ситуация разрулится без нанесения детям серьезного морального ущерба. Вообще кого стоит пожалеть в этой ситуации – это, конечно, детей.

Российская школа отделена от религии. Это, конечно, совершенно не значит, что с девочек, которые пришли в платках и исповедуют ислам, нужно срывать эти платки, а с православных нужно срывать, допустим, кресты, не дай Бог. Никто об этом не говорит и к этому не призывает. Однако надо помнить о задачах светской школы. Она должна воспитывать и образовывать человека, давать ему знания. Если человек пришел за знаниями, то он должен их получать. Одет он при этом в платок или не одет – это совершенно другой вопрос. Нужно ли превращать этот сугубо вымороченный конфликт в конфликт религиозный, как это пытаются сделать некоторые недобросовестные публицисты? Очевидно, что нет. Очевидно, что светскость российской школы должна сохраняться, как и светскость российского государства.

 

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал