Подписка на обновления:
Подписаться

Информационная война (части 3 и 4)

День ТВ   07.12.2012   15013   152   00:13:18  
Программа
«Блог Андрея Фурсова»
Ведущий
Андрей Фурсов
Историк, социолог Андрей Фурсов об информационных войнах, ведущихся мировыми элитами против России. Части 3 и 4.

Информационная война

*Историк, социолог Андрей Фурсов об информационных войнах, ведущихся мировыми элитами против России. Части 3 и 4. *

Часть 3

Почему Россия проигрывает информационные войны за исключением периоды 1930-50-х, может быть 60-х годов ХХ века. С чем это связано? Если пойти вглубь истории то можно сказать, что православие очень долгое время было мощной преградой на пути идейного проникновения Запада. Однако в XVII веке началась эрозия православия. Реформы Алексея Никона наносят первый удар по русской традиции, но и эти реформы вымостили путь Петру Первому, его реформам. Четвертый Романов, который провел эти реформы в начале XVIII века и заслужил у народа прозвище «Антихрист». Вообще это фантастическая вещь – в православной стране царь называется народом «Антихрист».

Никон и Петр нанесли очень мощный удар по русской традиции. Кроме того они выбили из христиан, из православия, очень активный, жизненно активный элемент. Как сказал бы Гумилев «пассионарный элемент». Эти люди просто вышли из истории, они ушли как бы из русской истории и поселились, где-то на обочине устроив свой пикник на обочине русской истории. Потом они вернутся в начале ХХ века. В конце XIX века из них выйдут многие русские капиталисты. В начале XX века они будут спонсировать революционные партии, и тем совершат большую ошибку. Потому что после революции Троцкий скажет, что есть две группы русского населения, которые могут восстановить старый порядок это старообрядцы и казаки. С казаками мы знаем, как поступили по команде товарища Свердлова, а вот лидеров старообрядцев в 18-м году три сотни человек арестовали и расстреляли сходу. Не надо было старообрядцам спонсировать революционное движение. Надо бы тщательней продумать ситуацию. Но, как известно всего не предусмотришь.

Итак, в XVIII веке в России возникает западоподобное дворянство, которое начинает смотреть на русскую жизнь западными глазами, то есть оно встраивается в западный проект. В XIX веке возникает интеллигенция либеральная и социалистическая, которая тоже смотрит на мир, и на Россию, прежде всего, тоже западными глазами. И собственно тот, кто не смотрит на Россию западными глазами, как Достоевский, тот не совсем интеллигент. Если ты интеллигент, то ты должен смотреть на Россию западным либеральным глазом и скептически относиться к своему государству. То есть это кондиция «син экванон» – быть членом сословия, которая называлась «интеллигенция», то есть интеллигенция равно либеральная интеллигенция.

Что это значит для России возникновение групп, которые смотрят на свою страну чужими глазами? Когда-то Тацит сказал: «Первый в битве проигрывает тот, кто опускает глаза». Вот это и было «опустить глаза», и начать смотреть на свою страну глазами противника, то есть встроиться в его проект. У англосаксов есть замечательная пословица «right or wrong – my country» – «права или не права – это моя страна». Наша либеральная интеллигенция в России, не скажу русская либеральная интеллигенция, либеральная интеллигенция в России. Она была частью западного проекта, и у нее не было иммунитета вот к этой западной пропаганде, к западной информационной войне. Она собственно согласна была с тем, что пишут на Западе о России. Да самодержавие реакционное, либералы и социалисты «за». Отсталая страна? Отсталая. Полуазиатская? Полуазиатская.

И в этом отношении необходимо отметить еще один процесс. Во второй половине XIX века наряду с разложением правящих слоев, господствующих классов русского общества шел процесс разложения народа. Когда в 1917 году временное правительство отменило обязательность посещения солдатами церкви, то 12-15% солдат продолжало ходить в церковь, остальные перестали ходить. Это означает, что общество переживало серьезнейший моральный кризис. Когда нам рассказывают о России, какую мы потеряли и какую якобы большевики отняли у истории, вот эти вот авторы они плохо знают русскую историю. Им бы почитать Глеба Успенского и Златовратского, которые описали всю степень разложения русского общества в конце XIX – начале ХХ века.

Разложение не автоматически ведет к революции, но при прочих равных только революция, причем именно такая, какая произошла в России может вылечить страну от того разложения в котором она оказалась.

Итак, происходит революция. Первую фазу революции можно назвать – интернационал-социалистическая с 17-го по 27-й год. Россия предполагается теми людьми, которые сделали революцию, будет центром мировой революции. Перманентная революция, перманентная война, то есть России была уготована роль хвороста в мировой революции. Однако команда Сталина ломает этот проект, и, используя мировые противоречия, начинает строить красную империю. И начинает возрождать, во-первых, патриотизм, но в советском варианте. Показательно, что впервые термин советский патриотизм употребляется в 1936 году.

В том же 1936 году перестают отмечать тот праздник, который отмечался с 18 года как годовщина событий октября. Мы знаем этот праздник как «Годовщина Великой Октябрьской революции». Однако мало кто знает, что до 36-го года этот праздник отмечался совсем под другим названием. Он отмечался как «Первый день мировой революции». А с 36-го года его начинают называть по-разному, а с 43-го года его уже называют «День Великой Октябрьской социалистической революции». То есть происходит как бы национализация этого праздника. Притом, что говорят о его всемирном историческом значении, что абсолютно варено, но говорится, фиксируется это очень-очень четко.

Затем в 43-м году распускается Коминтерн, потом правда создается после войны Комиинформ. В тоже время в 52-м году на XIX съезде партии ВКПБ переименовывается в «Коммунистическую Партию Советского Союза», то есть идет дальнейший процесс национализации. Но речь не идет о возрождении так сказать, какого-то национализма, нет. Речь идет о советском патриотизме и в 30-50-е годы у Советского Союза был футуристический проект. Предполагалось, что тот строй, который у нас строй передовой и нам не нужен чужой проект, мы не встраиваемся в западный проект – мы лидеры мирового переустройства на основе советского патриотизма в том числе. И для этого были все основания. В 30-е годы, уже в конце 30-х годов была достигнута автаркия от капиталистического мира в сфере промышленности. В 45-м году мы сломали хребет Гитлеру. Мы восстановились не за 20 лет, как предполагали западные экономисты, а за 10 лет. В 61-м году мы запустили человека в космос.

Но есть еще один показатель, такой повседневный, который недостигнут, ни кем еще до сих пор я думаю, что он никогда не будет достигнут. В 60-е годы Советский Союз добился показателя смертности 6 промилле (6 на 1000) – это благодаря диспансеризации, развитию медицины. Для нынешней России это совершенно недостижимый результат. Да и не только для России, для тех же самых Соединенных Штатов. Иными словами в период 30-х, 40-х, 50-х и даже 60-х годов у русского советского общества был футуристический проект, была уверенность в завтрашнем дне и была уверенность в том, что мы лидеры. Однако уже в 60-е годы ситуация начинает меняться и это было замечено в мире.

В воспоминаниях наших спецслужбистов говориться, что с середины 60-х годов КГБ не произвел на Западе ни одной вербовки по идейным соображениям, только за деньги. Это означает, что в середине 60-х годов в глазах тех людей, которые раньше симпатизировали Советскому Союзу, Советский союз стал утрачивать черты мирового лидера. Но то же самое происходило и в Советском Союзе. Недаром на рубеже 60-70-х годов видя, что миф революции, ценность революции как идеологической конструкции меняется. На первый план начинает выдвигаться такая ценность как победа в Великой Отечественной войне. Шаг беспроигрышный, но он сместил ценности с классовых и социалистических в сторону национальных и патриотических.

На рубеже 60-70-х годов ХХ века в советском обществе начинают возникать процессы, которые эквивалентно сравнимы (я подчеркиваю – эквивалентно сравнимы, они не похожи, они другие) с тем, что происходило в русском обществе в конце XIX века. Начинается эрозия, очень серьезная эрозия господствующей идеологии. Начинается разложение верхов и разложение низов.

Это очень четко отразилось в кино, у нас в кино появляются симпатичные преступники, которые более симпатичны, чем сыщики, которые их ловят. Например, фильм «Возвращение «Святого Луки»». Происходит совмещение бардовской песни, этого криминального шансона с антисоветчиной (Высоцкий). Появляется такая пессимистическая жилка в фантастики, это переход от ранних Стругацких «Возвращение (Полдень, ХХII век)», к Стругацким «Улитки на склоне» и «Пикника на обочине» и очень-очень многое другое. Самое главное происходит утрата образа будущего.

Я отношусь к послевоенному поколению, и я воспитан на советских научно-популярных технических журналах. В детстве моим любимым журналом, был журнал «Техника молодежи». Я его выписывал в 60-е годы. Журнал «Техника молодежи» начала 60-х годов и рубежа 60-70-х – это два очень разных журнала. Если начало 60-х годов – это мощь, это драйв, это уверенность в будущем, то в конце 60-х годов журнал стал рассказывать о будущем вымученно. Даже на уровне научно-популярных журналов о науке и технике изменения, которые происходили в обществе, они отразились. И началось, выражаясь марксистским языком, классовое и идеологическое перерождение верхушки советское боярство потом возглавит, так называемую Перестройку. Которая будет означать превращение хозяев антисистемного капитализма в новых собственников.

Иными словами, как только Советский Союз лишился своего футуристического проекта, лишился уверенности в будущем, лишился уверенности в том, что именно Советский Союз лидер мирового развития, начались перебои и начались поражения в сфере информационной войны. Люди стали больше верить «Голосу Америки», «Немецкой волне», ВВС, «Радио Свобода», чем собственным средствами информации. И нужно признать, что в этом был резон, потому что советская пропаганда при стареющем, дряхлеющем, тупеющем руководстве, становилась тупой. И нужно сказать, что советские СМИ 70-х и первую половину 80-х годов отражали состояние правящего слоя – тупого, жадного, неадекватно современной эпохе.

И не случайно, что в ситуации, когда началась так называемая Перестройка. А началась она как информационная война части номенклатуры против собственного же народа, против собственной страны и ее прошлого. Оказалось, что у защитников системы нечего противопоставить этим наглецам, которые еще вчера пели про коммунизм, а сегодня уже говорят о ценностях рыночной экономики и многом-многом другом. Иными словами необходимое условие побед в информационной войне – это наличие, проекта устремленного в будущее. Если у тебя нет проекта то ты, безусловно проиграешь, и тебе навяжут чужой проект.

Часть 4

Когда то Андропов, как только стал Генеральным секретарем КПСС, сказал фразу: «Пусть империалисты знают, если они нас не тронут, то и мы их не тронем». Это был сигнал, который Андропов посылал Западу: «Ребята, давайте жить дружно». Это было очень наивно, потому что эти ребята никогда не будут жить дружно, и никогда не оставят Россию в покое.

Замечательный советский разведчик Леонид Владимирович Шабаршин, однажды сказал: «Западу от России нужно одно – чтобы ее не было». И то, что мы слышали в 90-е годы, и слышим сейчас от западных лидеров, это именно в этом направлении. А все разговоры о дружбе, о демократии, это как Галич пел: «Это рыжий, все на публику».

Последние 20 лет Россия постоянно проигрывает информационную войну. Запад и его пятая колонна шельмовала здесь в средствах массовой информации. В 90-е годы она шельмовала нашу армию, которая воевала в Чечне, шельмовалась наша история, поливалась грязью русская традиция. Это в последние 5-6 лет можно говорить о русской традиции, а в 90-е годы человек, который говорил о русской традиции, становился автоматически красно-коричневым, и так далее.

События последнего года – это президентские выборы в России, о шабаш в Храме Христа Спасителя и целый ряд других событий показали, что информационную войну Россия проигрывает здесь внутри страны той части СМИ, которые работают на Запад (по сути, не просто работают, а являются частью западных медиа, западной медийной сферы), и Западу. Что в этой ситуации делать? Недавно я прочел очень интересную статью Исраэля Шамира в Интернете, которая называется: «Взять почту и телеграф».

Шамир пишет, что медиа – это древо, корни – это агентства новостей, которые устанавливают повестку дня. То есть определяют, что важно, каков общий взгляд. На Западе – это «Reuters», «ВВС». Затем следующий ствол – это аналитические «высоколобые» газеты, которые связывают медийную сферу с университетами, академиями, с «высоколобыми» учеными. Эти газеты могут быть не большого тиража, но как говорил Эйнштейн: «Мир понятие не количественное, а качественное». Они транслируют повестку дня. И дальше идут уже газеты, таблоиды и так далее, так далее.

Шамир совершенно правильно зафиксировал тот факт, что нынешняя президентская власть она контролирует только, вот эту вот верхнюю часть. А газет, которые формировали бы повестку дня у нас либо нет, либо они транслируют западную повестку дня, то есть являются элементом западной пропагандистской машины. Исраэль Шамир абсолютно точно зафиксировал ситуацию, когда он пишет, что представители некоторых наших газет, и некоторых наших радиостанций эхового типа – они очень четко себя ведут, как представители метрополии по отношению к местной власти, которые в лучшем случае, какие-то местные царьки здесь, а они представители совсем, совсем, совсем другой власти. Вот эта наднациональная власть над средствами массовой информации она очень четко просматривается в современном мире.

Я хочу напомнить историю с тем, как освещался, например, арест Стросс-Кана. Если вы смотрите CNN, BBC, Euronews, такое впечатление что крутилась одна и также кассета – разные средства массовой информации давали одну и ту же картину. Или, например, публикация стихотворения Гюнтера Грасса, где впервые после 45-го года немец критиковал Израиль, еврейское государство. Это стихотворение было опубликовано сразу в четырех газетах «Süddeutsche Zeitung» Германия, «La Repubblica» Итальянская, «El Pais» Испанская и «The New York Times». В один день одним залпом. Что главные редакторы этих газет договорились между собой? Или президенты и премьер-министры этих стран договорились? Ничего подобного такие вопросы решаются на наднациональном уровне.

Иными словами если ты хочешь противостоять глобальным элитам в средствах массовой информации недостаточно махать ветками – нужны корни и ствол, то есть нужны структуры, которые формируют повестку дня, и дают реальную картину в мире. Потому что реальная картина мира – это мощнейшее психо-историческое оружие. Ведь достаточно подсадить правящую элиту той или иной страны подложный информ поток, создать ему ложную картинку.

Нам в криминальных фильмах показывают, как грабят банк: ставят какое-то устройство и человек, который следит по монитору за каким-то коридором он видит, что там ничего не происходит, а на самом деле там уже шуруют чужие. Вот то же самое происходит в сфере информационной войны, когда элита целой страны ставиться под чужую повестку дня, когда ей вбиваются чужие понятия: либеральная экономика, демократия. И работая в этих симулякрах невозможно выиграть, потому что тебе навязали чужой язык. Ты воспринимаешь мир в чужих понятиях – это означает, что ты воспринимаешь его в чужих интересах. Но сказать: «Создать структуру, которая формирует повестку дня» - это легче сказать, чем сделать.

Дело в том, что своя повестка дня возможна только в одном случае, если у тебя есть свой проект будущего. Если ты знаешь, что ты строишь. Если ты знаешь, кто твой друг и самое важное, кто твой враг, потому что человека определяют не его друзья, а его враги. Он определяется по тому, с чем он борется, чему он противостоит, потому что Гераклит был прав: «Борьба отец всего». Кто твой противник? Что ты строишь? С кем ты ассоциируешь себя: с глобальными ростовщиками или со слабыми мира сего? Кто твой друг и кто твой враг в этом мире? Если у тебя нет проекта будущего, то невозможно создать свою повестку дня, ты должен будешь встраиваться в чужой проект, а, следовательно, и в чужую повестку дня.

Мир идет к большой войне. Любой большой войне предшествует серьезнейшая информационная подготовка. То, что происходит в средствах массовой информации сегодня можно рассматривать, как военные действия. Не надо рассматривать аналитиков, которые вещают и дают нам повестку дня, на BBC, в CNN – это не журналисты это офицеры и солдаты информационной войны. И реагировать на них нужно по законам военного времени, и правилам поведения в прифронтовой полосе. Информационная война – это война.

В свое время в СССР словосочетание «холодная война» писали с маленькой буквы и в кавычках, то есть якобы это не совсем война, и говорили: «Самое главное, чтобы не было войны». Вот этот пацифизм сыграл очень злую шутку с советским населением, которая исходила из того, что холодная война – это не совсем война, самое главное, чтобы не было «горячей». Холодная война – это такая же война, как и горячая. Только ее объект не отдельный объект, которого убивают, а целая система, которую уничтожают. В этом отношении на Западе все прекрасно понимали. Например, на английской языке холодная война – Cold war – пишется с большой буквы и без кавычек.

Нам нужно очень хорошо понять, что мы живем в военную эпоху, и собственно война уже идет – это информационная война. И если мы не хотим проиграть войну материальную, то нужно не проигрывать в войне нематериальной информационной. И нам нужно оборонное сознание, не в том смысле, что мы обороняемся, а в том смысле, что мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути, и что мы готовы работать по принципу один выстрел – один труп, а еще лучше два трупа. Естественно, я имею в виду не в физическом смысле, а в информационном.

Как пелось в одной советской песне: «При каждой неудаче, давать умейте сдачу, иначе вам удачи не видать». Нам нужен информационный реванш. Хватит, мы 20 лет проигрывали. Пора побеждать.

На этом я думаю, мы сегодня закончим, но к вопросу об информационной войне мы вернемся еще не раз. В военное время живем.

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал