Подписка на обновления:
Подписаться

Изборский клуб

День ТВ   14.09.2012   32880   233   00:34:46  
Программа
«Изборский клуб»
Репортаж День-ТВ с первого заседания Изборского клуба. Вступительная речь А.А. Проханова, главного редактора газеты «Завтра», фрагменты выступлений А.И. Фурсова, М.Г. Делягина, М.Л. Шевченко, Л.И. Ивашова, В. Коровина, А.А. Нагорного, М. Калашникова, А.Б. Кобякова, С.Ф. Черняховского, Ш.З. Султанова, В.В. Аверьянова.

Изборский клуб

 

Изборск, что под Псковом. Город-крепость, город-витязь, город-мученик. Здесь 1150 лет назад зародилась первая русская империя, а сегодня здесь состоялось великолепное празднество – народное ликование. Здесь у священного холма владыка Евсевий Митрополит Псковский и Великолукский освятил часовню Державной Божией Матери. Здесь же состоялось учредительное заседание Изборского клуба, который собрал за круглым столом видных мыслителей, исповедующих патриотический Символ Веры. Цель этого собрания – разработать идеологические основы сегодняшнего государства российского, которому вновь, как не раз бывало в русской истории, угрожают смертельные опасности.

Множество идей и суждений, высказанных на первом заседании клуба, дают представление о контурах этой идеологии. Отцы-основатели Изборского клуба заявляют:

«Российское государство в очередной раз подвергается смертельной угрозе, исходящей из либеральных центров, как внутри российского общества, так и за его пределами. Работает все та же смертоносная идеологическая и информационная машина, которая истребила все устои и ценности белой романовской империи, а затем уничтожила все базовые опоры красной советской империи. После чего обе империи пали, превратив великие евразийские пространства в хаос враждующих народов, верований и культур, в поле кровавых схваток. Эта либеральная машина построена с помощью антропологов и историков, социальных психологов и знаков теории хаоса, экономистов и мастеров информационных войн. Она дробит фундаментальные принципы, на которых строится евразийское союзное государство, подавляет глубинные коды народного сознания, помогающие народу одерживать победы и продлевать его существование в истории. Эта стенобитная машина бьет в Православную церковь, как духовную основу народа. Препятствует оборонному и военному строительству, делая Россию безоружной в пору нарастающих военных конфликтов. Сеет раздор в религиозное согласие главных российских конфессий. Не позволяет преодолеть раскол исторических русских эпох. Продлевает губительную русскую смуту».

Участники интеллектуального Изборского клуба, объединенные народно-патриотическими убеждениями, формулируют свои представления о смыслах русской истории, миссии российского государства, глубинных основах народного самосознания. Они утверждают:

«Тысячелетняя история русской государственности – это история нескольких евразийских империй, которые зарождались, достигали невиданного расцвета и обрушивались в черную дыру, из которой казалось не было возврата. Но государство вновь возрождалось в ином облачении, с иным историческим центром и вновь повторялся взлет и расцвет с последующим падением в пропасть. Эта цикличность, смерть государства и победа над смертью придают русской истории пасхальный характер, в котором русская цивилизация неизбежно воскресает».

 

Александр Андреевич Проханов, главный редактор газеты «Завтра»

— Почему Изборский клуб? Почему здесь? Что за клуб? Какая сверхзадача или сверхцель нашего собрания? Ибо каждый из вас абсолютно суверенный и самодостаточный человек, за спиной у которого огромное количество самых разных свершений – интеллектуальных, политических, культурных. Тем не менее, мы все собрались этим ансамблем. Для чего? Попытаюсь сказать.

Во-первых, почему Изборск? Изборск – это не просто камень, не просто город, не просто холм. Изборск – это оружие, которое сражалось и продолжает сражаться на протяжении тысячи русских лет. Сюда постоянно двигались нашествия, они разбивались об эти твердыни. Они разбиваля сами эти твердыни, превращая их в труху. Потом эти твердыни пасхальным, божественным образом опять воскресали. Опять на пути этих нашествий возникал этот камень преткновения, который губил тевтонов, губил поляков, губил литовцев, губил дивизии СС, которые проходили здесь в 1941-м году. Вот мы здесь, в этом месте, именно потому что оно должно вдохновить нас на сражение. На идеологическое сражение. Ибо сегодня весь мир, в том числе и Россия, охвачен войной.

Пока что Россия не охвачена войной авианосцев и космических группировок, но она охвачена очень грозной, с непредсказуемым исходом, идеологической информационной войной. На Россию направлено организационное оружие невиданной силы, которая превосходит ту, что разрушила Советский Союз. Сегодня хрупкая, робкая, несовершенная, иногда ущербная российская государственность подвергается мощнейшему удару. Уцелеет ли она от ударов этой смертной машины? Покажет время. Во всяком случае, патриоты России, народно-патриотические философы, мыслители, идеологи в этот тяжелый для страны и русского государства момент хотели бы прийти к ней на помощь. Сложить свои представления о давней и нынешней русской истории, о русской политической традиционной и авангардной философии.

Сложить эти усилия и выработать проект, если говорить пафосно, то проект новой идеологии нового государства российского. Которые скорректировали бы все уродства и дефекты, которые присутствуют в этом проекте. Попробовали бы нащупать базовые коды, которыми живет русское историческое сознание и русский человек на протяжении множества веков. Определить эти коды, которые дают людям понять, что такое русский государственник, что такое русский мыслитель, что такое человек евразийского, будем называть русского имперского мира. И заявить начало создания этого проекта.

На создание этого проекта, мобилизационного проекта, времени очень мало, потому что время упущено. Мы находимся в состоянии глубинной деградации. Власть растеряна. Я убежден, что она готова нас выслушать, но это не значит, что она готова принять наши рекомендации, но она готова чутко нас выслушать, прислушаться к этому. Именно поэтому мы здесь с вами.

Ивашов Леонид Григорьевич, вице-президент Академии геополитических проблем

— Есть три геополитических центра, которые влияют, противоборствуют, ведут между собой войну, по сути дела, но они сегодня все же задают вектор развития экономики и политики. Это Северная Америка (со своей экономической зоной, со своей валютой, со своими возможностями проецировать силу в любой регион мира, в космос, в мировой океан), это Европа и это Китай. Вот три центра первого уровня, которые по сути дела сегодня противоборствуют, тем не менее, диктуют силу. У каждого из этих центров есть свой геополитический проект, геополитическая доктрина. США – это стратегия национальной безопасности, Китай – решение съезда компартии и так далее. Россия в этом контексте своего геополитического проекта не имеет, естественно нет своей собственной доктрины. Россия мечется между этими тремя центрами. Естественно, если она не выберет свой путь, свою траекторию, то она будет поглощена кем-то или поделена между этими центрами.

Фурсов Андрей Ильич, социолог, публицист, историк

— Вообще выработку любой новой идеологии нужно начинать с анализа обстоятельств, в которых мы оказались. Мы говорим о кризисе. Да, кризис имеет место быть. Я в свое время назвал его «Кризисом матрешки», потому что это был волновой резонанс сразу нескольких кризисов и нынешний кризис это вовсе не повторение кризиса 1929–1933-го года, а это значительно более серьезная вещь. Он похож и на кризис длинного XVI века, когда сломался феодализм и возникла новая социальная система, он похож и на кризис поздней этничности с огромными миграционными волнами, и, поскольку это ресурсный кризис, то он похож на кризис верхнего палеолита. То есть это три кризиса в одном флаконе.

В этом плане выход из этого кризиса – это битва за будущее, за будущую систему, которая должна быть создана. Не надо себе морочить голову и говорить о кризисах цивилизации – это системный кризис капитализма и это кризис цивилизации в той степени, в какой это кризис капитализма, который свое отработал. Это стало уже проходным местом, об этом пишет Аттали. Фразой о том, что «капитализм свое отработал» начал свое выступление на последнем Давосском форуме его председатель доктор Шваб. Поэтому у этого кризиса очень много разных ликов: это и финансовый кризис, и военный, и все вместе. То есть, здесь аспект битвы за будущее.

Есть второй аспект современного кризиса. Он протекает на фоне угрозы геоклиматической катастрофы, которая отчасти связана с деятельностью человека, а отчасти не связана. По мнению всех аналитиков, единственной ресурсообеспеченной и стабильной зоной в условиях кризиса и после него на ближайшие 100–150 лет будет Северная Евразия. Поэтому то, что мы сейчас видим, начинается на Ближнем Востоке, один из дальних прицелов – это начало битвы за Евразию. То есть, битва за будущее совпадает с битвой за Евразию.

У кого преимущество в таких исторических битвах и какие преимущества бывают? Первое преимущество – это наличие субъекта стратегического действия. В данном случае речь идет о том, у кого сильнее правящие слои, у кого сильнее элита, у кого сильнее организация элиты. Совершенно ясно, что североатлантическая элита в этом отношении на порядок сильнее всех остальных. Значит ли это, что нужно поднять руки и сказать: «Мы сдаемся»? Нет, ни в коем случае не значит. Нужно искать альтернативные пути.

В этом отношении для меня всегда примером служит наш великий тренер Анатолий Владимирович Тарасов, который в 54-м году поставил задачу сделать канадских профессионалов. Он разложил хоккей на три составляющих: техника, броски и силовая борьба. Он сделал неутешительный вывод, что мы никогда не переиграем профессионалов по этим трем компонентам. Дальше он ввел еще один компонент к этим трем – скорость. Во-первых, физическая скорость и, во-вторых, скорость, связанная с кондиционной игрой. На этом, собственно, и была построена его стратегия. Правда, как показала практика, он не учел еще две составляющие – это психология профессионалов, именно поэтому Хендерсон в 1972-м году за 34 секунды забил нам решающую шайбу. Но в принципе Тарасов двигался в правильном направлении.

Иными словами, первое преимущество – это субъект стратегического действия, у которого есть эта стратегия. Второй момент, очень важный — это реальная картина мира. Реальная картина мира – это мощнейшее психо-историческое оружие, то есть, тот человек, который собирается предложить некую идеологию, сначала должен продемонстрировать адекватное понимание реальных мировых процессов. Навскидку, коллеги, кто за последние десять лет читал серьезные исследования о социальной классовой структуре современного мира? О современной России? Я понимаю, что с Россией более сложный вопрос, потому что нет понятийного аппарата для концептуализации самовоспроизводящегося процесса разложения позднего советского общества. Здесь нужен другой понятийный аппарат. Тем не менее, пока нет реальной картины мира, трудно садиться играть.

Вообще, создание идеологии, о чем здесь говорилось – какая идеология нужна? – вещь очень важная, но идеология создается на научной основе. Нельзя вытащить из прошлого славянофильство или консерватизм, или евразийство. При том, что нам нужен евразийский союз. Нельзя вытаскивать из прошлого идеологии, которые отыграли свое уже в конце XIX – начале XX веков и не смогли, на самом деле, ничего предложить. Я не хочу никого обидеть, но не надо хвататься за то, что нельзя оживить. XXI век выиграет тот, кто создаст новое знание о человеке и обществе, и кто на основе этого знания сформулирует новую идеологию. Нужна новая идеология, а не комбинация старых осколков. Старые осколки — это старые осколки, они должны оставаться в прошлом.

Делягин Михаил Геннадьевич, председатель партии «Родина: здравый смысл»

— Для понимания того, что нам делать, нужно понимать, что происходит. Когда мы говорим о кризисе, то нужно понимать, что это фигура речи, это просто литературный образ. Человечество переходит в качественно новое состояние, оно совсем новое, об этом можно говорить бесконечно, но такого перехода еще не было. Состояние будет не очень симпатично с точки зрения наших сегодняшних ценностей. Потому что первое, что мы видим сейчас, и наиболее явное – это впадение в глобальную депрессию. Это неважно будет это через 1 год или через 10 лет, но ясно, что, скорее всего, это будет раньше, чем через 10 лет.

Отличие от прошлой депрессии заключается в том, что война не вылечит. Прошлые депрессии, в том числе и Великая депрессия, решались через войну, потому что война расширяла рынки и в результате создавала конкуренцию для загнивавших монополий. Сейчас рынок глобален, рынок един. Монополия загнивает на глобальном рынке и конкуренцию взять неоткуда. Поэтому с одной стороны война не вылечит, хотя войны, безусловно, будут просто от отчаяния. С другой стороны, мы медленно погружаемся в новое средневековье, когда монополии блокируют технический прогресс уже сейчас. Подавляют массы. Подрывают собственные рынки в итоге и начинают отрицать ту самую рыночную экономику, из которой они выросли.

На практическом уровне это значит, что в условиях депрессии мир начнет делиться на макрорегионы. Это деление видно уже сейчас. С 2008-го года единственная страна в Большой двадцатке, которая не применяла значимых протекционистских мер и вообще не усилила протекционизм – это Россия. Нам нужно готовиться к разделению мира на макрорегионы. Нам нужно готовиться к тому, что нам придется выгрызать и обустраивать свой собственный макрорегион. Евразийский вектор – это в первую очередь как реагирование на эту сугубо экономическую, в том числе, потребность.

На этом пути нам нужно решить несколько практических задач. Прежде всего, в области идеологии – это изживание и преодоление современного либерализма, по которому государство должно служить не своему народу и своей стране, а глобальному бизнесу. В этой форме, в той форме, в которой он реализуется в экономической политике – это, по сути дела, сегодняшнее существование фашизма.

Понятно, что нам предстоит бороться с тем и отрицать то, что несет с собой загнивание глобальных монополий, это уничтожение. Нам придется бороться против высочайшей социальной дифференциации. Разделение не только стран, но и народов, на страны первого и второго сорта. Против массового подавления и даже порабощения. Против остановки технологического прогресса. Может быть, это можно назвать технологическим социализмом, но эта идеология требует очень простых первых шагов в независимости от того, что мы там планируем в будущем, потому что нам необходимо оздоровление общественного и государственного организма.

Технологические шаги достаточно простые – я не будут их разворачивать, но это действительно технологии, ничего сложного здесь нет – это ограничение коррупции, ограничение произвола монополии, это гарантирование прожиточного минимума, потому что это естественная природная граница всякого социализма, которая отделяет человеческую жизнь от Собеса и человеческое достоинство от Собеса, который развращает. Это разумный протекционизм и всемерное развитие малого бизнеса. Если у Сталина в 1938-м году малый бизнес, выражаясь сегодняшним языком, давал 12% промышленного производства, то почему мы менее демократичны, чем Сталин? Только завершающий этап – это комплексная технологическая модернизация инфраструктуры.

Кобяков Андрей Борисович, председатель правления Института динамического консерватизма

— Дело в том, что, по моему глубокому убеждению, мы имеем дело с суперпозицией или с наложением целого ряда кризисов. Даже если оставаться только в рамках самой экономики – это разнокачественные кризисы, которые накладываются друг на друга. Во-первых, это кризисы разной частоты и цикличности – это малые, средние, большие волны, которые здесь совпадают. Во-вторых, это качественно разные кризисы, поскольку финансовый кризис и циклический кризис – это немножко разные понятия. Финансовый кризис выводит нас в некое представление о том, что всякая пирамида конечная и нынешняя система финансов, основанная на деньгах, которые не имеют никакой твердой привязки к материальным активам или к какому-то твердому активу, она, в общем, действительно приходит к логическому исчерпанию. Вряд ли ее можно бесконечно продолжать.

Хотя, в целом, как мне кажется, несмотря на то, что баобаб изнутри может быть съеден весь термитами, он может продолжать стоять, если какая-то внешняя сила не подойдет и не столкнет. Мы живем в ситуации, когда эта внешняя сила видимо появляется. Я в этой связи хотел бы вернуться к идее о том, что действительно не надо ставить, просто никакой другой альтернативы нет у России. Россия проектная сторона – это геополитический субъект. Если мы теряем геополитическую субъектность, то России просто больше не существует в том виде, в каком мы ее привыкли знать. Потому что действительно она окажется поделенной между другими проектами, между другими интеграционными группировками, центрами силы. Тем не менее, надо понять, какой у нас есть коридор возможностей, мы все-таки должны быть реалистами.

Шевченко Максим Леонардович, телеведущий Первого канала

— Главный вопрос: почему такие разные регионы страны, как Москва, как Изборск и как Махачкала, как Грозный и как Архангельск, должны жить вместе? Геополитические выкладки о том, что Кавказ нам нужен, потому что он для нас важен, на самом деле, мало работают. Потому что эти выкладки опять-таки произносятся фактически от имени главного держателя национального ресурса, от имени бюрократии – это ничего не объясняет. Почему Кавказ нужен «Газпрому», «Роснефти», «Сбербанку» или «Альфа-группе»? Лично Кавказ это вообще не интересует, потому что жизнь и смерть каждого человека, которые там происходят – там ли, здесь ли – мне кажется, существеннее, глубже и глобальнее в свете тех проговоренных в русской культуре проблем, которые в ней были озвучены и сформулированы.

Черняховский Сергей Феликсович, писатель, публицист

— Встает вопрос, действительно о том, что можно сделать и можно ли объединить общество? Здесь, на мой взгляд, важны следующие моменты. Первое – достаточно простой уровень. В каком-то плане Россия на другом уровне, но в каком плане находится в состоянии Германии конца 20-х годов, то есть страна потерпевшая поражение, которая имеет основание говорить, что ее обманули, предали и неправильно все поделили. В этом отношении первая и естественная цель, на мой взгляд, которая могла бы быть объединительной – это вернуть утраченное. Во всех параметрах. Вот это «вернуть утраченное» может рождаться в трех моментах. Это возвращение территории и ее государственной целостности, это возвращение зон влияния, это взыскание платы за  понесенные потери с остального мира. С тех, кто виноват, естественно. То есть первое – вернуть утраченное, второе – стать лучшими. Сейчас говорилось о спорте, да, как в спорте – стать лучшими, в принципе, все делать лучше. Третье – это наказать виновных. Не столько внутри, сколько вовне, потому что не должно быть преступлений без наказаний. Просто в принципе не должно быть, должны быть те, кто будет наказан за это.

Калашников Максим, писатель, футуролог, публицист

— За этим столом собрались многие когнитарии или «коги», как я их называю. Мы имеем право поговорить, потому что опыт показывает, что то мы будем говорить через несколько лет повторяют Медведев, Обама, Путин. Мы, действительно, вперед смотрящие, мы – опережающие. О чем бы хотелось сказать? Не хотелось бы все свести к «плачу Ярославны». Мы все очень многое понимаем. Мы все понимаем, что жить придется всю оставшуюся жизнь в обстановке глобального светокризиса, именно всю оставшуюся жизнь. В обстановки опасности срыва в новое варварство. В обстановке фактически военной, поскольку будет и мятеж, и война, и переход этих мятежей и войн периодически ко вполне правильным войнам.

Я думаю, что смысл нашей работы, прежде всего, должен заключаться в том, чтобы доказать сейчас всем, не только власти, но и всем, что начинать надо с прекращения либерального эксперимента. Это, действительно, ключевое условие. Вы знаете, прежде чем вообще куда-то просто двигаться, если корабль просто получает пробоину, то надо сначала все-таки подвести пластырь, заделать пробоины, откачать воду, а затем строить планы и чертить маршрут дальнего плавания. Иначе корабль потеряет живучесть и погибнет. Первое условие – это прекращение либерального эксперимента.

Я думаю, что смысл деятельности Изборского клуба – это принятие некоего набора неотложных мер, по откачиванию воды и восполнении живучести русского корабля. Со своей точки зрения я такую попытку предпринял, у меня в блоге можно посмотреть, там предложено порядка 30-ти неотложных мер национального восстановления живучести. Я думаю, что это предмет для возможной деятельности Изборского клуба – нарисовать стратегические планы, но все-таки добиться того, чтобы сначала корабль не затонул.

Султанов Шамиль Загитович, руководитель Центра стратегических исследований «Россия-Исламский мир»

— Речь идет о глобальном системной кризисе и о том, что сейчас наша цивилизация, наше человечество вступает в фигуральную стадию этого кризиса – цивилизационный кризис. Если вы вспомните первые доклады Римского клуба начала 70-х годов, пределы роста и так далее. Собственно говоря еще тогда, 40 лет тому назад основные константы этого кризиса были определены. Однако Путин не говорит о главном. Может быть, он говорит в своем кругу о том, что такого рода кризисы, такие сдвиги всегда сопровождаются большой войной. Хотим мы этого или не хотим, но если посмотреть историю последних 300–350-ти лет, то это большая, глобальная война. Для этого я хочу сказать, что на самом деле я хочу сказать, что война уже идет. Просто некоторые наши политики, наши генералы традиционно, как готовятся к прошедшей войне. Сейчас идет новая война против России – эта война началась в 2007-м, которая связана с определенными вещами. Сейчас мы находимся на третьей стадии, но тем не менее.

Если мы говорим о системном кризисе, то есть четыре варианта выхода из системного кризиса – национальный и глобальный. Три из них – катастрофических, и один – позитивный. Достаточно редкая вещь этот позитивный, но если говорить опять-таки предельно прагматически, то этот позитивный вариант выхода из системного кризиса называется очень просто – мобилизационный проект. Нация, страна, политическая сила, которая может мобилизоваться перед лицом вызовов, угроз, реорганизовать систему своего военного, политического, идеологического прорыва – она имеет шансы выйти с наименьшими потерями из тех изменений, о которых предупреждает президент.

Аверьянов Виталий Владимирович, руководитель Института динамического консерватизма

— Призыв к большому мировому делу найдет опору в сердце наших людей, только если они увидят, что это все наполнено внутренним содержанием, собственным российским содержанием. Содержанием, связанным с жизнью и бытом каждого человека. Этот имперский вектор, если действительно очиститься, уйти от тех мифов, тех дискредитаций и обманов, которые эту идею обволокли, может быть обозначен так. На сегодняшний день переход к такому вектору – это несомненно «дегорбачевизация» и «деельцинизация» России, так предложил один аналитик называть этот процесс. Для нас, как представителей экспертного сообщества, как представителей медийного сообщества, как людей, которые формируют повестку дня, думается, что без такого самоочищения сдвинуться вперед будет нельзя.

Валерий Коровин, директор Центра геополитических экспертиз

— Я бы хотел как раз обратить внимание на евразийский проект, о котором тут уже сегодня очень много сказано и мне, как последователю Александр Дугина, который на протяжении последних 15-ти лет разрабатывает идеологию неоевразийства, то есть отталкиваясь от классического евразийства придает ему современные, адекватные нынешней действительности, формы. Отрадно слышать те реляции и те убежденности многих выступающих в том, что евразийское мировоззрение является новым трендом, в котором будет реализовываться преображенное имперское будущее России. Евразийство – это именно мировоззрение, то есть оно дает ответы на все вопросы, которые ставятся современному государству. Евразийство, как идеология, идет именно от идеи.

Нагорный Александр Алексеевич, вице-президент Ассоциации политологов «АСПЕК»

— В завершающей ремарке, которую я хочу сделать от себя. Мне представляется, что можно процитировать, прежде всего, Андрея Ильича Фурсова в том, что надо знать, на какой точке находится и наша страна, и мир, чтобы понять куда двигаться. Мы должны зафиксировать одну очень неприятную истину. Научно-техническая революция концентрируется с США. Они стремительно уходят вперед, несмотря ни на какие финансовые и экономические кризисы и этот прорыв они осуществляют у нас на глазах. Интернет, информационные технологии, ситуация с новыми вооружениями – фактически создают из них единственный центр, единственный полюс мира.

Надо сказать, что огромную роль в создании этого нового мирового правительства играет Голливуд – это создание образа будущего. Здесь есть определенная, четко выраженная идеология, которая концентрируется в положениях политкорректности. Но и  из политкорректностей мы можем выдвинуть огромное количество последствий, которые ломают все традиционные религии. В этом смысле, мне кажется то, что говорил Максим Шевченко, это именно и создает плацдарм для соединения самых разных сил, включая и интеллигенцию Кавказа, интеллигенцию исламских различных анклавов. Это создает возможность сохранения этих ценностей. Однако эти ценности, конечно, должны быть связаны, конечно, с идеологией будущего божественного рая, о котором говорил Александр Андреевич Проханов.

У нас, к сожалению, я должен сказать, такого образа божественного будущего практически нет. Если мы посмотрим на себя и на ту идеологию, которая фиксируется у нас на телевизионных экранах – все это ведет совершенно к другому. Фактически все то, что внушается населению – это фрагментация сознания, это культ «Золотого тельца», это соревновательная и не соревновательная ненависть к ближнему, это культ убийства. Дальше можно говорить о культе гомосексуализма, «Pussy Riot» и так далее. Все эти элементы неожиданно начали тревожить и нашу властную вертикаль. Это, так сказать, первые симптомы, первые признаки.

В этом смысле я хочу вернуться еще раз к тому, в каком же месте мы находимся и как мировая цивилизация, и как Россия, и как страна. Мы, конечно, находимся в преддверии крупнейшего финансово-экономического кризиса в 2013–2015-х годах, который может либо создать условия для нашего стремительного рывка (для чего и нужна эта идеология), либо это приведет к фрагментации национального государства. Ведь де-факто если мы посмотрим на то, что происходит вовне – Соединенные Штаты рушат национальные государства не только в рамках восточной Европы, но это происходит и на Ближнем Востоке, в Латинской Америке, в Азии. Поэтому главная задача, которую ставит Америка – это создание, во-первых, может быть, союза неких регионов, которые будут вооружены этой идеологемой политкорректности, которую будет проводить местная туземная элита. С этим надо, в общем-то, бороться на теоретическом уровне.

 

Извечное противостояние России и Запада, череда непрерывных нашествий на Русь, объясняются только геополитическими противоречиями. Не только охотой за русскими пространствами и русскими ресурсами. Русское мессианское сознание, основанное на учении о рае земном, на идеальном бытии, на православной мечте о божественной справедливости – все это вызывает мировоззренческое отрицание России, атаки на ее веру, культуру, исторические коды.

Военные вторжения в Россию следствие этой нетерпимости и глубинной враждебности, поэтому тема русского оружия – священная для России тема. Русское оружие защищает не только города, территории, несметные богатства недр. Она защищает весь религиозный и культурный уклад России, все русские земные и небесные святыни. Восстановление оборонно-промышленного комплекса России, разрушенного либералами, является не только технологической задачей, но и религиозной миссией. России едва ли нужна скоропалительная политическая реформа, но ей необходимы оборонные заводы и алтари.

Потеря исторического времени, которое пережила Россия после разрушения красной империи, стратегическое отставание от либерального Запада, требует от России рывка в развитии. Этот рывок предполагает мобилизационный проект, позволяющий сконцентрировать все ресурсы нации для сбережения суверенитета и сохранения народа. Такой мобилизационный проект требует усиления централизма, ослабление врагов  развития, опоры на гвардию развития, раскрытие в народе всех творческих и героических потенциалов.

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал