Подписка на обновления:
Подписаться

Израиль: что дальше?

День ТВ   01.08.2012   56165   33   00:31:55  

Программа «Национализм»

Ведущий
Максим Калашников
Гость
Авигдор Эскин
Израильский публицист, и общественный деятель Авигдор Эскин и футуролог Максим Калашников о положении Израиля в современном мире и его влиянии на мировой политический процесс.

Израиль: что дальше?

 

Израильский публицист, и общественный деятель Авигдор Эскин и футуролог Максим Калашников о положении Израиля в современном мире и его влиянии на мировой политический процесс.

 

Максим Калашников: Старая истина глаголет, что один националист всегда поймет другого националиста. В нашей студии сегодня очень интересный гость, который, кстати, не любит называть себя националистом, Авигдор Эскин, израильский общественный деятель, публицист. Здравствуйте Авигдор!

Авигдор Эскин: Здравствуйте.

Максим Калашников: Тем не менее, мы оба любим свои народы и друг друга всегда поймем.

Авигдор Эскин: Поэтому я себя и не называю националистом, ибо когда ваш автор православный Сергей Булгаков писал о еврейском национализме, о его некоем возрождении в конце XIX — начале XX века, как раз подчеркнул, но для евреев этого маловато. Мы претендуем на мессианскую идею, на вселенскую идею, а не на узко-национальную. Мне кажется, что мы уже начинаем как раз перерастать в эти дни.

Максим Калашников: Я, пожалуй, начну с очень необычного быть может для вас вопроса, но этот вопрос интересует и очень многих русских националистов. Обычное представление русского националиста. Итак, маленький Израиль, как центр воплощения мирового еврейства, он как хочет, так и крутит США, и это единственная сейчас сверхдержава, потому что в Америке сильная еврейская община. Евреи занимают ведущие позиции в финансовом мире, в медиа и они определяют политику США. Фактически маленький Израиль это как голова, привитая на эту мясистую здоровую мускулистую тушу США, поэтому евреи управляют США и всем миром. Вот типичное представление, которое бытует в русской националистической среде. Так ли это?

Авигдор Эскин: Если мы говорим об интересных мифах, то можно придумать еще какие-то сказки. Если мы говорим о фактах, то давайте начнем – кто, где, когда, как. Вы знаете новости. Так вот нас «новостников», по крайней мере, в прошлом, учили придерживаться фактов. Израиль на сегодня никакое не маленькое государство, а по военной мощи оно как минимум делит 3–5-е место в мире, поэтому без всякого лобби на территории США Израиль располагает рычагами влияния на другие страны мира.

Часто в вашей российской прессе появляется почему-то цифра, что Израиль располагает 400-ми ядерными боеголовками. Хочу вам рассказать, что эта цифра 1988-го года, взятая из журнала ВВС США. Я думаю, что за 22 года что-то изменилось в лучшую сторону для нас. Располагая некой военной мощью, будучи сегодня мировым лидером в инновациях в области hitech, будучи одним из мировых лидеров в развитии сельского хозяйства, медицины и других областей – мы чувствуем себя достаточно уверенно и прочно. При том, что тенденции экономического кризиса не затронули Израиль, как вы знаете, они затронули США и Европу, и мы хорошо справляемся с этой задачей.

В Америке существует еврейское лобби. Тот, кто хочет изучать его деятельность, оно абсолютно открыто – это «Эй Пэк», главная организация, которая занимается этим. Еще важный момент – мы не собираемся просить прощения за то, что у евреев развит интеллект, сложилось так. На Западе, как и в России, они занимаются по большей части интеллектуальным трудом. Хотя в Израиле, как вы знаете, вы найдете и еврейского колхозника, не говорю уже о еврейском военном и еврейском полицейском. Но, к сожалению, мир устроен не так, как его видят русские националисты. Хотя нам было бы намного приятнее, если было это бы так. Если бы действительно все евреи с разными важными позициями, миллиардеры в том числе или лидеры каких-то медийных корпораций, занимали бы произраильскую позицию. К сожалению это не так, к сожалению, например, газета «The New York Times», которая находится во владении…

Максим Калашников: Сульцбергеров по-моему.

Авигдор Эскин: Совершенно верно. Эта газета является самым антиизраильским рупором как и «The Washington Post», еще со времен создания Израиля. Как, например, в России наиболее антиизраильской на сегодня является радиостанция «Эхо Москвы», обозреватели которой по Ближнему Востоку, можно их перечислить, они просто все являются пропагандистами именно «араб-агит-прома».

Максим Калашников: При том, что они отнюдь не Ивановы в общем-то.

Авигдор Эскин: Знаете, я не проверял их ДНК, по крайней мере, я там персона нон-грата с 1991-го года, с тех, пор как написал, что такие люди, как они, наносят огромный вред еврейскому народу и русскому народу тоже. Я подписываюсь под каждым словом. С тех пор я могу только повторять то, что написал про них еще в 1991-м году.

Максим Калашников: Получается картина действительно фантасмагорическая с точки зрения многих националистов. Действительно в США верхушку тех сфер, которые определяют политику, составляют вроде бы евреи.

Авигдор Эскин: Во-первых, начнем с того, что это неправда.

Максим Калашников: Глава Федеральной Резервной Системы (ФРС) – еврей.

Авигдор Эскин: Ну и что? Возьмите «Forbes» и посмотрите 100 самых богатых людей мира. Вы увидите картину совершенно другую, чем рассказывают в байках. От того, что глава ФРС … и что дальше? Хорошо, это факт. Значит ли это, что глава ЦРУ подчиняется израильским интересам? Если да, то покажите мне, каким образом. Вы знаете, если бы я знал, как подчинить Америку, то я бы этим вопросом серьезно занимался. Расскажите мне, как это делается? Может действительно будут какие-то свежие мысли, кроме мифологии, кроме обычных разговоров. Израильское лобби не в состоянии до сих пор вытащить из тюрьмы Полларда, который там сидит за шпионаж в пользу Израиля уже 27 лет. Тогда что?

Максим Калашников:  Это вы хитрые евреи замаскировались.

Авигдор Эскин: Да, специально.

Максим Калашников:   Специально делаете вид.

Авигдор Эскин: Получается, когда Америка поддерживает сегодня на Ближнем Востоке антиизраильское ваххабитское направление, то это значит специально израильское лобби сделало так, против Израиля, чтобы никто не догадался, что на самом деле это за Израиль. Израиль и США на протяжении многих лет были близкими партнерами, а особенно в период противостоянии между Соединенным Штатами и Советским Союзом.

С того момента, как Советский Союз перестал существовать, тенденция отдаления между Израилем и США очевидна и просто сегодня по многим геополитическим вопросам Израиль и США находятся в не согласии. Так было по Ливии, так, безусловно, сейчас по Сирии, что нас очень волнует. Потому что то, что сейчас делают Соединенные Штаты, а именно поддержка повстанцев, противоречит жизненным интересам Израиля.

Мы находимся сейчас в состоянии действительно очень серьезного не согласия с Америкой и с другой стороны приятный повод поблагодарить Россию за ее позицию по этому вопросу. Потому что позиция России еще дает нам какую-то надежду на то, что нам придется  сейчас искать химическое и биологическое оружие где-то в карманах каких-то движений «приятных» нам типа «Хезболла» и «Аль-Каида», и что нам  не придется соотноситься как-то с проблемой десятков или сотен тысяч беженцев, которые побегут туда. Поскольку друзы-христиане… куда они побегут? В Турцию, которая поддерживает повстанцев, или в Израиль?

Вы же понимаете. Поэтому между нами и Америкой существуют сейчас определенные существенные разногласия, но были периоды, когда между нами существовали близкие союзнические отношения. Кстати, мы родились с Америкой – нам 3, 5 тысячи лет. Молодое американское государство оно интересно.

Максим Калашников:  Элита сравнимая по возрасту с еврейской – это китайская.

Авигдор Эскин: Мы существовали до Америки, будем существовать и после Америки, и мы это прекрасно понимаем. Мы знаем также, что в самый тяжелый момент для нас, в 1948-м году, Америка наложили оружие на поставки.

Максим Калашников:   Вы хотите сказать «наложила эмбарго»?

Авигдор Эскин: Америка наложила эмбарго на поставки оружия на Ближний Восток. А кто нам помогал? Как раз Сталин. Мы это очень хорошо помним.

Максим Калашников: Да, я тоже читал историю и конфликта 1948-го года. Надо сказать, что у евреев можно поучиться тому, какими они разными путями и хитрыми ходами доставали оружие.

Авигдор Эскин: Кровью и на поле боя, когда 600 тыс. чел. победило 7 арабских армий. Не без помощи Советского Союза и не без помощи примера советских солдат во время Второй мировой войны.

Максим Калашников: Кстати, вы что-то говорили по поводу той самой турецкой флотилии, известна история. Кто ее организовывал?

Авигдор Эскин:  Было несколько человек в Америке, инициатором этой акции они и стали. Они занимались международным пиаром и главное действующее лицо там как раз было с еврейской фамилией. Поэтому кто-то может сказать, что они специально занимались тем, что возбуждали этих самых турок. Кстати это та самая организация, которая помогала чеченцам активно, что они потом снабдили этих головорезов всем необходимым, что они напали на наших солдат, чтобы потом наши солдаты их расстреляли и чтобы из этого создать международный скандал.

Максим Калашников: Так ведь можно извините за выражение допрыгаться до лозунга «Бей жидов, спасай Израиль».   

Авигдор Эскин: На эту тему есть хороший анекдот, как Путин поднимается на самолет и в последний момент спрашивает: «Натаниэль, скажи, а у вас кто виноват во всем? ».

Максим Калашников: Есть и другая точка зрения. Кстати говоря, сейчас многие наши мыслители исповедуют, что Израиль – это уже старый геополитический проект. Он был нужен, пока был Советский Союз, а сейчас он для США затратный и не нужный, который надо уже отбрасывать, которым надо жертвовать. Сейчас Израиль в общем-то это и делает, некие жертвы в этой начавшейся геополитической игре. Пошла волна таких революционно-кровавых огненных полос севера Африки и туда на Ближний Восток, США плещут масло в этот огонь, Израиль оказывается в центре.

Не увидим ли мы такую картину, что США нужна большая война для выхода из кризиса, кем пожертвовать? Для гитлеровской Германии сейчас нет аналога, Иран слабоват на самом деле – пожертвовать Израилем, поднять вокруг него все и вызвать войну, а Израиль в конце концов ответит ядерным оружием. Наступит такое мировое чрезвычайное шоу, и под эту глобальную чрезвычайность в США будут не популярные шоковые реформы и прочее, и прочее. Начнется переформатирование мира, опускание основной массы западников в бедность, снижение издержек производства и так далее. Все скажут: «Смотрите, правда, война с ядерными боеголовками», а главное Израилем мы жертвуем и выиграем все.

Авигдор Эскин: Вот люди, которые занимаются всеми этими сказками, занялись бы серьезным изучением теологии, основ собственной религии. Уж очень часто сталкиваешься с тем, что люди не знают основ собственной веры. Если они хотят действительно заниматься чем-то иррациональным,   то обратились бы они к Богу, а не к разным  Гейдарам Джемалям и прочим врагам России, которые здесь на территории Российской Федерации подрывают основу вашего существования. Тот же Гейдар с Болотной, те же самые «Pussy Riot» – все они являются той силой, которая подрывает ваше существование. Вместо того чтобы мыслить рационально, базироваться на фактах и изучать предмет, вам пытаются навешать лапшу на уши с тем, чтобы вы проигрывали информационную войну. Ведь речь идет не о том, чтобы мы с вами должны соглашаться, давайте честно скажем, кто вы и кто я.

Максим Калашников: Я честно говорю, что я русский националист великодержавный.

Авигдор Эскин: Я вам говорю, что я иудей, который верит в приход мессии, в особую миссию Израиля и с этих позиций мы с вами разговариваем. Что касается Израиля, то американцы не отвернутся от Израиля, зная военный потенциал Израиля и зная технологический потенциал. Сказки, что американцы поддерживают Израиль, Израиль больше поддерживает американцев. Если кто-то думает, что американцы вкладывали куда-то доллар благотворительно, то это вызывает у меня просто смех. Это Советский Союз вложил где-то 250 млрд. в арабский и негритянский мир, вложил и не получил их обратно. Америка занимается гуманитарной помощью, но почему-то наоборот она всем при этом всем должна. Вы никогда об этом не думали, как интересно строит Америка политику, что они всем помогают, но при этом они всем должны? Они у всех назанимали, как интересно. Что касается Израиля, то если бы Израиль не представлял еще в те времена для Америки стратегический интерес и американцы не считали что сотрудничество с Израилем выгодным, то ничего бы этого не было.

Максим Калашников: А сейчас? Вы же сами говорите, простите Авигдор, что не выгоден сейчас Израилю взрыв Сирии.   

Авигдор Эскин: Не выгоден. Я с ней согласен.

Максим Калашников: Кто рвет эту Сирию? Кто извините подкладывает динамиты и масло подливает, керосин, бензин в огонь?

Авигдор Эскин: Прежде всего, сами Арабские Эмираты и Саудовская Аравия, и Турция. Подождите, нет. Давайте не  будем так дальше передергивать. Роль Америки там где-то, наверно, в 10 раз меньше, чем все себе представляют. Тем не менее сам факт, что Америка занимается информационной подпиткой повстанцев, помогает им через ООН, грозится и пытается подорвать моральное существование режима Асада, это тоже достаточно серьезно. Хотя не надо умолять роль арабских стран.

Максим Калашников: Не умоляем.

Авигдор Эскин: Не будем умолять.  

Максим Калашников: США помогают.

Авигдор Эскин: Американцы заняли позицию, которая не в наших интересах. Мы должны во всем с ними соглашаться?

Максим Калашников: Нет.

Авигдор Эскин: У нас сейчас наоборот с Россией стала создаваться ситуация, с вами у нас, как-то так получается, геополитически полное понимание. С вами, а с американцами сейчас его нет и что?

Максим Калашников: Авигдор, таким образом, в Сирии явно создается реактор,   кипящий котел, что не выгодно Израилю.

Авигдор Эскин: Да не просто не выгодно.

Максим Калашников: Простите с Египтом та же история. Было удобный Мубарак, контролируемый и все, Кэмп-Дэвидский договор соблюдал, у США сидел на жаловании, был договороспособен. Убирается и там приводятся к власти братья мусульмане. С двух сторон на Израиль. Так это разве не показатель того, что США Израилем уже пожертвовали? Все. Он должен сыграть последнюю игру.

Авигдор Эскин: Что значит последнюю игру? Вы хотите сказать, что эти страны способны воевать с нами? Давайте попробуем. Там не надо будет шестидневной войны. В нынешнем состоянии Египет будет воевать с Израилем или остатки Сирии, после того, чем там это закончится? Во-первых, если президентом будет Асад, 39 лет израильско-сирийская граница была одной из самых спокойных границ на Ближнем Востоке. При том, что между нами существовал конфликт – мы выполняли договоренности и Асад выполнял договоренности. И отец и сын. Это была самая спокойная граница, ни одной стычки.

Максим Калашников: Я с вами согласен, Авигдор. В нынешнем состоянии конечно египетская армия это даже не армия 73 года.  

Авигдор Эскин: Это даже не армия Ирака перед американским вторжением. Они умеют очень громко говорить через микрофон. Когда дело доходит до поля боя мы знаем, как бегут без ботинок потом по песку.

Максим Калашников: Кстати, вы вот воевали в 1982-м году в Ливане, с сирийцами сталкивались. Какие вояки сирийцы, тогдашние во всяком случае?

Авигдор Эскин: Они достаточно жесткие.

Максим Калашников: Там же крупнейшее танковое сражение было со Второй мировой войны.

Авигдор Эскин: Но в воздухе счет был 82:1, в нашу пользу.

Максим Калашников: Это я оставлю на вашей совести.

Авигдор Эскин: Проверьте.

Максим Калашников: Проверим, проверим.

Авигдор Эскин: Был сбит наш единственный самолет, когда летчик Рон Арад, с их стороны было 82 сбитых самолета, проверьте.

Максим Калашников: Тем не менее, это жесткие воины — сирийцы.

Авигдор Эскин: Против нас они не серьезно конечно выступали, действительно поверьте, там не было серьезных сопротивлений. Что же касается их сегодня то, к сожалению, они очень сильно деморализованы. Они деморализованы с одной стороны жестокостью и безобразием своей службы безопасности, которая изначально действовала по отношению к собственному населению негожими методами, вызывала антагонизм. Когда надо было нанести жесткий удар, то вдруг выяснилось, что они действуют как-то так с оглядкой постоянно на Запад. Надо понимать разницу между жестокостью и жесткостью. Иногда нужно выйти на поле боя и ударить, а вот заниматься постоянно этими мелкими арестами, прослушками, арестом детей – это же вызывает совершенно обратную реакцию.

Максим Калашников: То есть вы считаете, что американцы в данном случае не жертвуют Израилем? Ведь Израиль остается среди моря этого нестабильного.

Авигдор Эскин: Американцы заинтересованы в том, что хорошо для американцев. Жертвовать Израилем слишком опасно. Американцы буду пытаться сейчас с одной стороны поддерживать те арабские режимы, которые им нравятся. С другой стороны сохранять приличные отношения с Израилем, например из-за опасения, что Израиль станет союзником России, в чем американцы никак не заинтересованы. Если Израиль станет близким союзником России сегодня и, например, еще Индии, то вот такая коалиция будет представлять собой реальную угрозу для американских интересов и американцы это понимают лучше, чем мы с вами. Поэтому никакого жесткого отторжения Израиля не будет, а то, что происходит уже приводит к тому, что в Москве все больше и больше начинают понимать – есть о чем разговаривать с Израилем, есть о чем договариваться. Есть, я бы сказал, очень много предметов.

Максим Калашников: Вы всерьез считаете, что Израиль может остаться неким оазисом, островом среди такого моря пожара вокруг него? Вы знаете Ирак явно там повалится, это понятно, здесь Сирия, а можно же жить…

Авигдор Эскин: Максим, мы живем так 64 года и поверьте, живем лучше, чем многие в других местах. 64 года мы там живем, научились жить.

Максим Калашников: Однако такого пожара, развала вокруг вас еще не было.

Авигдор Эскин: У нас были войны, тяжелые войны.

Максим Калашников: Это войны, а не хаос.

Авигдор Эскин: Война для нас является больше угрозой, чем хаос у соседей. Кстати, хаос у соседей – нельзя сказать, что это прямо угроза для нас.

Максим Калашников: Вы знаете, я прошу записать себе, как говорится, мое мнение – вами все-таки пожертвуют. После этого взрыва да, потому что исламистским режимам надо будет оправдать свое существование, только войной с Израилем. Как им сказать своим египтянам голозадым: «Не можем мы дать вам хорошей жизни».

Авигдор Эскин: Поверьте, что это пойдет нам только на пользу.

Максим Калашников: Будет столкновение и вам придется применить ядерное оружие, несколько боеголовок.

Авигдор Эскин: Не уверен. Надеюсь, до этого не дойдет.

Максим Калашников: Чем потом и оправдаются большие, собственно говоря, преобразования.

Авигдор Эскин: Опять же мы занимаемся сейчас спекуляцией, а я занимаюсь аналитикой того, что уже есть.

Максим Калашников: Зафиксируем наши с вами мнения.

Авигдор Эскин: Давайте зафиксируем. Я говорю, что мы 64 года существуем. У Израиль было несколько крупных дипломатических провалов, как например кемдевидские соглашения, которые были очень неудачные, или политика Рабина – она тоже была очень неудачная, политика отступления на территории взамен мир на мир. Вот на поле боя пока что не было ни одного случая, чтобы Израиль проигрывал, поэтому меньше всего мы боимся войны.

Максим Калашников: Кроме войны в воздухе в 1970-м году над Египтом. Тогда вы столкнулись с советским ПВО.

Авигдор Эскин: Вы знаете и с ним мы потом хорошо справились и в Сирии в 1982-м году.  

Максим Калашников: Да, тогда впервые вы применили беспилотники, действительно, поймали нас, но мы быстро сделали выводы.

Авигдор Эскин: В Ливане как вы знаете в 1982-м году российские ПВО…

Максим Калашников: Советские, русские ПВО. Вы применили беспилотники тогда хорошо.

Авигдор Эскин: Любой яд – есть противоядие, в 1970-м году действительно израильские самолеты пострадали от этого, а вот в 1982-м был сбит только один самолет, я подчеркиваю, за все время.

Максим Калашников: Один, ладно, один. Не будем, забудем, оставим пока.

Авигдор Эскин: Нет, я отвечаю за это. Настаиваю на том, что я говорю. Вся моя фактология проверена на 100%, а мировоззрение может в нашем случае разниться.

По данным В. Ильина («МиГ-23 на Ближнем Востоке» и «Многоцелевые истребители зарубежных стран»), в ходе летней войны 1982-го года в Ливане потери ВВС Израиля составили:

7 июня – сбиты два самолета (оба – F-16).

8 июня – сбиты три самолета (один F-16, два А-4).

9 июня – сбиты шесть самолетов (два F-15, два F-16, один F-4, один «Кфир»).

10 июня – сбиты десять самолетов (в том числе как минимум три F-15 и один F-16, типы остальных самолетов не сообщаются).

11 июня – сбиты три самолета (все три — F-4).

Максим Калашников: Авигдор, давайте попробуем обсудит тему Ирана, нынешнего иранского фактора. Что с вашей точки зрения есть нынешний Иран? В принципе многие наши нынешние националисты говорят, что Иран – это как раз наш союзник.

Авигдор Эскин: Я понимаю, что у русских националистов, как и у еврейских, бывает такая болезнь, как мазохизм. Скажите, пожалуйста, они называют вас малым сатаной, что это значит в переводе на русский язык? Кто-то отменял постановление аятоллы Хомейни, что вы малый сатана? Мы тоже, кстати, не только вы, а мы тоже. Что вы так задумались?

Максим Калашников: Это слова.

Авигдор Эскин: Это не слова в стране. В стране, где глава государства, это аятолла Хаменаи сегодня есть постановление, которое определяет вас, как малого сатану, имеющего религиозные последствия. Вас можно обманывать, против вас можно заключать козни и так далее. Есть разница между отношением к своим братьям и отношение к тем, кто является носителем зла.

Максим Калашников: Если мы полезем в историю иудаизма.

Авигдор Эскин: Давайте, давайте.

Максим Калашников: Иудеи тоже на таком же положении.

Авигдор Эскин: Нет, нет.

Максим Калашников: Хорошо, хорошо.

Авигдор Эскин: Если вырвать слово из песни, то найдете что угодно. Если вы возьмете наше законодательство, оно четко выражено в том, как надо вести себя по отношению к другим народам. Нет, нам не разрешаются те же самые методы, о которых сейчас говорится. Против врагов – да. Так вот вы определены Ираном как враг. Нами нет, а Ираном да. Теперь дальше, вот скажите пожалуйста, представьте себе, что недалеко от границы России существует государство, не такое как Россия, а скажем силой с Украину. Оттуда выступает премьер-министр и говорит раз в две недели, о том, что вас нужно уничтожить. Скажите, пожалуйста, как бы вы себя повели? Говорят, вас нужно уничтожить, это незаконный режим и ваше правительство не законное. Окупационно-русское правительство. На самом деле это чьи исконные территории? Не знаю, мусульманские.

Максим Калашников: Вы сейчас излагаете точку зрения действительно израильтянина?

Авигдор Эскин: Я спрашиваю вас, что я  должен делать? Встаньте на мое место и скажите, что я должен делать в этой ситуации? Дальше он говорит: «А мы сейчас еще создаем ядерное оружие, для того, чтобы этому способствовать». Более того, он не просто сидит, это теракты, это нападения через их «Хизбаллу». Раньше они поддерживали «Хамас», а сейчас с «Хамасом» они расстались, потому «Хамас» выступил против Асада. Вот те, кто поддерживали «Хамас», например Александр Андреевич сказал, что он представитель «Хамаса».

Максим Калашников: Проханов?

Авигдор Эскин: Проханов. Он сказал, что называйте меня Ахмудом Прохановым, я есть представитель «Хамаса». Так вот как-то он не подумал от том, что «Хамас» сейчас вонзил нож в спину Асаду. Вот не подумал об этом. Бывает, что даже ваши националисты не подумали об этом. Бывает же такое.

Теперь, что касается Израиля. Израиль будет вести ту политику, которая нужна для его безопасности в отношении Ирана. До 1978-го года, вы знаете, у нас с Ираном были прекрасные отношения. После этого вмешалась Америка и свергла традиционалистский режим иранского Шаха – это и есть иранский традиционализм. Вместо этого хлынула революционная сила, можно сказать искусственного порождения на теле Ирана. Никогда такого не было. Никогда в Иране шиитский фундаментализм не правил. Всегда был открытый, достаточно мусульманский режим, где существовали даже разные группы и этнические группы уживались прекрасно. Были ханства, как вы знаете, а шах правил этим, и были курды, азербайджанцы, суфии, было замечательно.

Максим Калашников: Что ждет дальше тогда Иран с вашей точки зрения?

Авигдор Эскин: Я бы воспользовался израильской военной мощью для того, чтобы ликвидировать все центры, где существует сейчас потенциальное ядерное производство боеголовок. Просто мы не должны этого допускать, если это государство угрожает нам уничтожением, то мы должны действовать адекватно. Надо серьезно относиться к словам. Теперь мы понимаем, конечно, что они как бы за базар не отвечают, а мы должны относиться серьезно и спрашивать с них по словам. Вы говорите, что вы хотите нас уничтожить, готовите оружие? Оружия у вас этого не будет. Вот и все. Вы бы иначе поступили на нашем месте?

Максим Калашников: Будь я израильским евреем, я бы поступил так.

Авигдор Эскин: Нет, на месте русского, что вы нам советуете?

Максим Калашников: Я вам ничего не советую.

Авигдор Эскин: Я вам посоветую, как вы можете решить этот конфликт. Я вам посоветую.

Максим Калашников: Давайте я вам выскажу свою позицию. Понятно, что мы малый сатана, все-таки мы для вас не евреи, гои, это понятно. Здесь есть такие параллели.

Авигдор Эскин: Что, не понял?

Максим Калашников: Дальше, политика – это не эмоции, политика – это трезвый расчет. В Иране могут говорить все, что угодно, но Иран купит наши реакторы, Иран купит наши самолеты, Иран купит наши подлодки. Ни Израиль, ни Америка, конечно, этого не купит. Просто это наш важный торговый партнер. Геополитически у нас с ними все-таки нет стычек, поэтому Иран.

Авигдор Эскин: На Каспии нет проблем с границей?

Максим Калашников: Ой, я вас умоляю.

Авигдор Эскин: Нет, хорошо, вам виднее, вам виднее.

Максим Калашников: Знаете, решается на Каспии очень просто. Российская Федерация правопреемник Советского Союза. Каспий как был поделен? Между Советским Союзом и Ираном. Мы с Ираном договоримся и пополам поделим Каспий, а все остальные пойдут, что называется на Каспий.

Авигдор Эскин: Уже Иран с этим согласен, давайте продолжим, да.

Максим Калашников: Так что я говорю, что исхожу из точки зрения такого национального государства. Вы излагаете точку зрения Израиля и это понятно. Будь я израильтянином, то я стоял совершенно на тех же позициях.

Авигдор Эскин: Все, что вы сейчас сказали, ничуть не противоречит тому, что сказал я. Точечный израильский удар по некоторым ядерным объектам никак не помешает вам продавать им в дальнейшем все, что вы хотите продавать, а ядерное оружие у них мы не допустим. Вот и в чем разногласие между нами?   Более того, между нами существует согласие по одному вопросу. Мы и вы не хотим, чтобы США и страны НАТО вторглись в Иран. Мы не хотим, потому что понимаем, что иранская реакция – это будут ракеты по Израилю, а американцы скажут нам: «Не смейте отвечать», как это уже было в случае их вторжение в Ирак в 1991-м году. Мы уже проходили все это.

Максим Калашников: Если вы не будете бить по Ирану, вырезая хирургически, то они не запустят ракеты по Израилю? Даже без оккупации.

Авигдор Эскин: Вообще я вам скажу по секрету, что ни в том, ни в другом случае они особо ничего запускать не будут, а вот под американской некой такой завесой они могут это сделать. Сами по себе не начнут они с нами войны. Вы же понимаете все их заявления – это «ах, моська знать она сильна».

Максим Калашников: Заключительный вопрос. Не секрет, что Авигдор Эскин, сидящий перед нами, поддержал русских националистов, Буданова, выступления на Манеже и вообще пробуждение русского национального самосознания. Почему?

Авигдор Эскин: Я не был на  Манеже и не поддерживал Манеж, я пытался объяснить людям, что в России происходят накопления, фактор унижения русского народа. Вот этот фактор так или иначе будет выплескиваться и осуждать тех молодых людей, которые начинают протестовать и клеить на них ярлык фашизма, что совершенно не соответствует истине и главное это вызывает только обратную реакцию.

Дело в том, что при развале Советского Союза, многие народы получили полную государственную независимость, стали титульными нациями. Здесь на территории России русские составляют 80%, как и мы, евреи в Израиле, поэтому естественно, что эта страна должна иметь ясный русский оттенок.

Собственно извините, что еще здесь может быть? Что еще является объединяющим фактором? Я пойду дальше, что если не русский язык и не русская культура были объединяющим фактором для людей на Кавказе в свое время? Даже Саакашвили выступая сейчас в Азербайджанском Парламенте, говорил на русском языке, а не на английском, который он тоже очень хорошо знает, потому что другие там не знают его.

Что касается полковника Буданова, то я сам как человек, который служил в армии, воевал, я понимаю следующее. Герой войны, который спасал десятки человеческих жизней своих солдат, это то, что я про него знаю. Герой, который один раз споткнулся и у которого один раз сдали нервы. Осудить его только за этот случай, не принимая в расчет всего остального, мне кажется это не справедливо. Я всегда был его болельщиком, если хотите, всегда сердце за него болело. Я видел этого человека, видел его глаза и мне всегда казалось, что с ним поступили не справедливо. Возможно, он допустил какие-то действия, которые можно квалифицировать как нарушение Закона, но если у вас гибнет 10–12 ваших солдат и после этого сдадут нервы, то можно вас судить, но судить не так строго, а если судить, то вспомнив все то доброе, что вы сделали.  

Поэтому как мне кажется, если вы положите на чашу весов то доброе, что сделал полковник Буданов, и те ошибки, которые он допустил или даже что-то не справедливое, мне кажется то, что я знаю, мне кажется про него писали не справедливо, говорили не справедливо. Допустили расправу с ним и это, мне кажется, позор для всех для нас. Вы знаете больно об этом думать, но этот человек действительно искренне служил своему народу, был добрым, хорошим человеком. Мне хотелось замолвить за него доброе слово.

Максим Калашников: Спасибо за это, отдельное спасибо. Разговор у нас был очень полезным при всей сложности русско-еврейских отношений. Вот, полезно иногда встречаться особенно умным людям, как говориться расставлять позиции и искать точки соприкосновения.   Тут, как говорят в моей родной Одессе: «Никакого вреда кроме пользы не будет». Так что спасибо вам, Авигдор, за интересную беседу.

Авигдор Эскин: Вам спасибо.

Максим Калашников: Надеюсь, мы еще с вами когда-нибудь увидимся в нашей студии. До следующих встреч дорогие друзья.

Авигдор Эскин: Спасибо.

 

 

Отзывы

 

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал