Подписка на обновления:
Подписаться

Как побеждать без численного превосходства?

День ТВ   03.04.2013   33179   131   00:12:20  
Программа
«Блог Бориса Юлина»
Ведущий
Борис Юлин
Историк Борис Юлин развенчивает миф о необходимости превосходства 3 к 1 для достижения успеха в войне.

Здравствуйте! Сегодня я хочу поговорить про 3 к 1. Что это такое  – 3 к 1? Когда смотрю передачи, посвященные военным действиям, слышу споры поклонников Резуна, то есть Виктора Суворова, слышу обсуждения каких-либо военных действий, постоянно всплывает такая тема, что для того, чтобы было возможным наступление, нужно иметь тройное численное превосходство, то есть соотношение сил 3 к 1. Без этого никакое наступление невозможно.              

 На самом деле это является мифом, но при этом мифом, почему-то на редкость очень живучим, набравшим огромную силу в нашей стране. Никаких требований трехкратного численного превосходства для ведения наступательной войны не существует, их просто нет. Более того, и требований 2 к 1 тоже нет. Нет такого закона войны о трехкратном численном превосходстве.                                                        

Откуда взялась такая легенда?  Собственно говоря, это было озвучено впервые, по-моему, одним из французских генералов и означало, что трехкратное численное превосходство на участке главного удара, то есть на направлении главного удара, практически гарантирует успех этого главного удара. Но уже давно сформулирован принцип, по которому нужно быть, по возможности, слабым там, где это не важно, для того чтобы быть максимально сильным там, где это необходимо.

Никто не заставляет наступающую сторону распределять все силы равномерно по фронту, кстати, так же, как и обороняющуюся.  Но тот, кто владеет инициативой, может всегда сосредоточить превосходящие силы на нужном ему участке. И вот там он получает необходимое превосходство. Более того, само соотношение сил зависит (как требуемое превосходство на участке прорыва) от огромного количества условий. Если противник хорошо укрепился, окопался, имеет достаточную плотность обороны, не подавленные огневые средства и достаточное количество боеприпасов, вы не сможете прорвать его оборону, имея десятикратное превосходство. Если же у противника оборона сильно растянута, неглубокая, основные огневые средства подавлены или исходно слабые, то прорвать можно и при небольшом численном превосходстве на направлении главного удара. Есть огромное количество факторов, которые и определяют необходимое превосходство на направлении главного удара.

При этом, когда рассуждают про 3 к 1, любят ссылаться на стратегию, тактику, на то, что существуют такие правила, прописанные в военных учебниках, в военной науке. Мы можем посмотреть, допустим, «Общую тактику» 1940 года. Там про 3 к 1 нет ни слова. Мы можем посмотреть «Тактику» из «Библиотеки офицера». Там тоже нет ни одного слова про 3 к 1. Можем посмотреть из «Библиотеки офицера» «Военную стратегию». Но там тоже этого нет. То есть, какую мы ни возьмем работу, нигде соотношение 3 к 1 как обязательное для наступления не указывается. Да, кстати, хочу еще передать отдельный привет поклонникам Резуна (Суворова),  который утверждал, что накануне Великой Отечественной войны в советских уставах и учебниках по тактике было только наступление и не было ни слова уделено обороне. Вот, например. Это 1940 год. Военное издательство Народного комиссариата обороны Союза ССР.  (Борис Юлин крупно показывает развернутые страницы книги.) И здесь со 198-й по 267-ю страницу идут две главы, посвященные исключительно оборонительному бою. Это не считая отдельных моментов, связанных с этим оборонительным боем, в других разделах данной славной книги. То есть рассматривались и наступление, и оборона, но при этом соотношение сил как таковое четко не указывается.

Для чего используется эта легенда?  Она используется для того (про 3 к 1), чтобы показать, что нацистская Германия не готовила нападение на Советский Союз. Почему? Потому что у немцев не было тройного численного превосходства. Но если мы попробуем вспомнить мировую историю, то внезапно окажется, что практически ни в одной стратегической наступательной операции или в крупной войне наступательной соотношения 3 к 1 не было. Практически все наступления Первой мировой войны, и успешные, и провальные, проводились при общем соотношении сил на фронте, дай бог, с разницей раза в полтора, а чаще всего – при равных силах.

 Когда немцы начинали в 1915 году наступление под Горлицей, которое привело к крушению русского фронта и к катастрофе 1915 года, они имели 1 миллион 300 тысяч человек, вместе с австрийцами, против 1 миллиона 600 тысяч русских. Когда японцы наступали под Мукденом, они имели 270 тысяч человек против 330 тысяч оборонявшихся русских. Когда советские войска наступали под Москвой, они имели 1 миллион 100 тысяч человек против 1 миллиона 700 тысяч у немцев. То есть зачастую крупные стратегические операции проводились с меньшими, чем у противника, силами. В той же самой Первой мировой войне меньшими, чем у противника, силами провел крупную наступательную стратегическую операцию Брусилов. Это знаменитое наступление Юго-Западного фронта.

 Соотношение сил 3 к 1 не имело места быть ни под Сталинградом, ни при освобождении, допустим, Правобережной Украины, ни при операции «Багратион». Даже при Берлинской операции превосходство сил было менее чем трехкратным. Менее полуторного было превосходство при наступлении наших войск против Квантунской армии, при разгроме Квантунской армии в 1945 году. Если мы возьмем другие страны, картина, в общем-то, не изменится, то есть обычно на фронте соотношение сил примерно равное.

Наступающий имеет инициативу, сосредоточивает силы на нужном участке. Если мы посмотрим учебник общей тактики, там совершенно четко сказано о наступлении,  кстати, о создании превосходства. «Победа над врагом достигается последовательным разгромом его по частям на важнейших, решающих в каждом отдельном случае направлениях, где необходимо создавать решительное превосходство сил за счет других участков и направлений. Поэтому общего превосходства над противником может и не быть. Требуется лишь искусное применение имеющихся сил, обеспечивающее создание решительного превосходства над противником в нужное время и на решающем направлении».

Вот, собственно говоря, как звучит, с точки зрения и тактики, и стратегии, создание превосходства на решающем направлении. И если на фронте в тысячу километров для решающего прорыва выбирается километров пятьдесят, то, ослабив на других участках силы процентов на пять, можно получить не только трехкратное, но и девятикратное превосходство на участке прорыва. И противник парирует обычно такие удары не тем, что равномерно наращивает силы на всем фронте  (это невозможно, на это не хватит сил ни у кого), а, определив направление удара, перебрасывает туда резервы и останавливает наступление.

 Если верно определено направление главного удара, обычно наступление удается остановить, иногда даже удается перейти в контрнаступление. Если ошиблись с направлением главного удара, то часто действия противника выходят очень большим боком. Как с ошибкой немцев в 1942 году в направлении главного стратегического удара Советской армии. Они ожидали наступления главного в центре, а наши нанесли удар под Сталинградом, что привело к разгрому группы армий «Б» и окружению и пленению 6-й армии фельдмаршала Паулюса.

Вот именно с такими моментами и связано создание превосходства. Оно создается непосредственно для операции, то есть оно не присутствует всегда во время наступательной войны. Оно создается максимально быстро, чтобы противник не смог определить, что здесь будет нанесен удар. И когда оно достигнуто – превосходство в огневых средствах, в личном составе, наносится этот удар. Противник, если вовремя  определит направление удара и имеет достаточные резервы, перебросит силы и заткнет прорыв. Может – потеряет часть территории, может – и не потеряет. Если не успеет вовремя отреагировать либо по причине ошибки в оценке направления главного удара, либо по причине того, что просто не имеет достаточных резервов, то его фронт может, в принципе, весь рухнуть. Края прорыва будут расширены, войска выйдут на оперативный простор, и противник будет разгромлен. И для того, чтобы это реализовать, никаких цифровых нормативов не существует.

Есть, конечно, образные, красивые высказывания, как например, высказывание французского маршала Фоша, что при двухстах орудиях на километр фронта о противнике не спрашивают и не докладывают, а только сообщают, до какого рубежа дошли наступающие войска. Но это не означает, что если сосредоточить 200 орудий на километр фронта, то больше ничего для того, чтобы наступать, не нужно. Это всего лишь образное высказывание. И любые такие цифровые параметры, взятые из образных, красочных высказываний, не имеют никакого отношения к военной науке, к стратегии, к тактике и они не являются правилом.

Поэтому, когда вам в очередной раз будут говорить, что там-то и там-то не собирались наступать, потому что не было превосходства 3 к 1, или то, что немцы воевали гораздо лучше наших, потому что решились на то, чтобы на нас напасть при соотношении сил 3 к 1, это показывает всю глубину развала советских Вооруженных сил и Советского Союза накануне Великой Отечественной, – не верьте, это ложь. Так же точно советские войска, например, не имея тройного численного превосходства в 1943–1944 годах, громили те же самые немецкие войска. И тоже можно было поднять крик о том, что это показывает полный, безнадежный развал всего вермахта, потому что как же так можно, что советские войска наступают, не имея трехкратного численного превосходства, хотя вроде бы по уставам это положено. По уставам это не положено. В уставах этого просто нет вообще.

Вот все, что я хотел сказать о мифе про 3 к 1.

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал