Подписка на обновления:
Подписаться

Крымск. Где армия?

День ТВ   12.07.2012   20985   138   00:09:26  
Программа
«Комендантский час»
Ведущий
Владислав Шурыгин
Военный эксперт Владислав Шурыгин о наводнении в Крымске и участии российской армии в ликвидации катастрофы.

 

Крымск. Где армия?

 

Военный эксперт Владислав Шурыгин о наводнении в Крымске и участии российской армии в ликвидации катастрофы.

 

В эфире «Комендантский час» — передача об армии, о том, что происходит с армией, об оборонном деле и обороне страны. Сегодня мы поговорим о трагедии в Крымске, о том наводнении, свидетелями которого мы все были, и о тех последствиях, которые мы увидели. Точнее о том, что же вскрыла эта трагедия.

Для начала я хотел бы немного вернуться в прошлое. В 1989-м году произошло землетрясение в Спитаке. Огромная трагедия, которая тогда потрясла весь Советский Союз. Погибли десятки тысяч человек. В ходе этой трагедии именно вооруженные силы Советского Союза – Советская Армия – вывезли на себе большую часть тяжелой и страшной работы по спасению людей и по ликвидации последствий.

Достаточно вспомнить, что войска Закавказского военного округа, который тогда возглавлял Игорь Николаевич Родионов, отправили в район бедствия более 100 тысяч тонн различных грузов. Было привлечено более 30 тысяч военнослужащих. Фактически именно руками советских солдат была спасена большая часть людей, заваленных под завалами и большая часть этих завалов потом, что называется, была растаскана. Тогда, конечно участвовала вся страна. Вся громадная Советская Армия.

До этого, в 1986-м году, когда взорвался Чернобыльский реактор, именно вооруженные силы взяли на себя основную работу по ликвидации последствий этой громадной и страшной, небывалой в истории человечества радиационной аварии. Можно потом вспоминать не один десяток катастроф, в которых именно Российская армия была одним из основных спасителей и привлекалась в качестве главной силы к ликвидации последствий того или иного стихийного бедствия.

Почему же за все дни, которые прошли после трагедии в Крымске, мы в кадре не увидели ни одного военного? Именно этот вопрос мы сейчас с вами обсудим.

Известно, что в этом районе когда-то располагался Северокавказский военный округ. Сейчас это Южное командование. Если до начала реформы в этом районе, то есть в Краснодарском крае, располагались десятки частей и соединений, различные гарнизонные склады, были сосредоточены достаточно большие материальные запасы, то с началом военной реформы и с началом сокращений в этом районе теперь расположена всего одна бригада и больше ничего.

При этом сама бригада, как выяснилось на сегодняшний момент, не могла ничем помочь терпящим бедствие людям, просто потому что в данный момент она в полном составе находится в районе Ботлиха и, как шутят злые языки, занимается охраной брошенного громадного военного городка стоимостью почти 18 млрд. рублей. Собственно говоря, к военным обращались. Стандартный алгоритм, которые существовал раньше – это был алгоритм помощи, при котором именно на военных возлагалась основная задача по управлению координации сил, действующих в районе катастрофы. Для этого назначался военный комендант, которым обычно становился не кто иной, как военком этого города, поселка или поселения, которое попадало в район стихийного бедствия.

Именно на военкома, как на наиболее подготовленного человека, возлагалась ответственность за первые и самые основные действия по ликвидации последствий. Точнее, сначала по спасению жизней. Для этого в военкоматах всегда существовали определенные планы. Они хорошо изучали районы, в которых находились военкоматы. Для этого в военкоматах советских времен существовала система оповещения, которая позволяла за кратчайшее время по всей цепочке военкоматов – начиная практически с самого низового военного комиссариата какого-нибудь городка или поселка – очень быстро информировать и самих служащих военкомата, и население вокруг него.

В 1991-м году, после того, как было создано Министерство по чрезвычайным ситуациям (МЧС) – у Министерства обороны практически отобрали эту функцию. Теперь вопрос оповещения был возложен на МЧС. Почему это функция не сработала в Крымске? Я думаю, выяснит следствие, но мы сейчас в этом случае говорим об армии.

Итак, именно военкомы отвечали за то, чтобы быстро скоординировать действия всех структур. Именно военкомы являлись координаторами и организаторами самых первых, основных и главных мероприятий для спасения человеческих жизней. Именно они организовывали систему эвакуации, именно на них были возложены все эти обязанности.

На сегодня военкомов больше нет. Они остались, как некая часть администрации, как люди ни на что не влияющие и не имеющие под собой никакой структуры, реальной силы. В итоге мы получили то, что получили. Мы получили город Крымск, в котором каждая государственная структура занималась своим действием, но никто так и не смог эффективно спасти людей. МВД занималось работой по линии МВД – системой организации охраны объектов, вывозом материальных ценностей из хранения. МЧС занималось тем, что пыталось как-то предупредить. Потом поднимало по тревоге те немногие силы, которые находятся в этом регионе. Надо понимать, что фактически у МЧС нет структур, способных всерьез, быстро и эффективно начать борьбу со стихией. Их надо откуда-то привозить, потому что на низовом уровне главной структурой МЧС была и остается пожарная команда.

Все эти годы существовала сила, которая приходила на помощь терпящим бедствие людям – этой силой являлась наша армия, но в этот раз армии никто не увидел. Не увидел потому, что сегодня армия этой силой больше не является. Потому что сокращения, которые прошли, фактически стерли армию с карты России. Нам объясняли, что это лишнее, что нам не нужны такие вооруженные силы, что нам не нужно такое количество частей, что мы будем иметь очень гибкие и мобильные вооруженные силы. К сожалению, по опыту Крымска мы увидели, что эти гибкие мобильные вооруженные силы, наверное, для чего-то и предназначены, но уж точно не для спасения людей и не для помощи тем русским гражданам, для которых и существует Министерство обороны.

Также мы увидели все то, что замечательно преподносилось в упаковке под названием «аутсорсинг». Тот самый аутсорсинг, о котором говорилось, что именно он должен быть основой материального обеспечения армии. Когда некие фирмы и фирмачи за деньги Министерства обороны кормят, одевают, обувают армию, обеспечивают ее действия на полигонах материально. Сейчас, в условиях Крымска выяснилось, что этот аутсорсинг не стоит и ножки дохлого муравья. Потому что когда людям были нужны палатки, консервы, одеяла и те самые материальные запасы, которые десятилетиями хранились на складах армии и в час Х всегда выручали и спасали человеческие жизни – в этот раз их просто не существовало в природе.

В советское время была выстроена достаточно удобная и достаточно профессиональная система действия в экстремальных ситуациях в условиях катастрофы или любого стихийного бедствия. Основой этого действия существовал военком, который становился практически комендантом района стихийного бедствия. Система военкоматов позволяла, во-первых быстро и эффективно информировать людей и, во-вторых мобилизовать людей. Именно военкомы и военкоматы на себе эту мобилизующую функцию несли. В военкоматах находились списки тех, кого можно было призвать по любой специальности, вплоть до шоферов. Также были списки всей той техники, которая имелась в этот момент в тех различных предприятиях, находящихся на территориях, за которые отвечали военкоматы.

В случае начала любого стихийного бедствия именно военкоматы являлись той самой организующей силой, которая координировала действия милиции и всех остальных структур, действующих в этом районе. Фактически эта гибкая система позволяла очень быстро и эффективно блокировать шоковое развитие всех этих ситуаций. Хорошо известен закон, что 90% людей спасается в первые часы после той или иной катастрофы. После землетрясения, после наводнения. Именно тогда, когда все еще происходит и нужна помощь, нужно спасение. К сожалению сейчас этого не произошло, потому что больше не существует военкоматов и этой встроенной системы, которая была предназначена для мобилизации.

Нужно понимать, что мобилизация существует не только в военное время. Крымск показал, что мобилизация нужна и в то время, когда у нас нет внешних врагов, но наш враг – стихия. Мобилизоваться мы не смогли. В связи с этим сразу вспоминается цитата великого полководца и канцлера Германии Бисмарка, который любил говорить: «Глупость – это дар божий, но не стоит им злоупотреблять».  

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал