Подписка на обновления:
Подписаться

Легальная и нелегальная борьба русского национализма

День ТВ   06.02.2013   21924   98   00:15:40  
Программа
«Национализм»
Ведущий
Дмитрий Дёмушкин
Дмитрий Дёмушкин, глава высшего нацсовета ЭПО «Русские» о проблемах русского национализма, его легитимизации, т. н. «подполье», провокаторах и реальных методах борьбы за власть.

Русский национализм должен в какой-то момент ответить на вопрос: он является субъектом политики либо нет. Вот, к сожалению, если мы возьмем национализм тот, да уличный, или национализм, который сейчас в социальные сети да там в Интернет перешел, так называемый нелегальный движ и прочая там ерунда, то вот он — идеальная модель для любой власти, то есть идеальная модель.

Поверьте мне, убийство 40, 70 или там 100 дворников абсолютно никак не влияет на власть. Власть начинает беспокоиться тогда, когда национализм объединяется в силу, а он имеет большую поддержку в прослойке населения. В целом до 60% дает разделяющий лозунг «Россия для русских», и когда он требует право голоса и субъектности, чтобы с ним обсуждали какие-то вопросы в стране, — вот это самая опасная для власти тенденция. И вот против этого они делают все, они запустят любые лозунги, что мы… вот смотрите, все эти радикалы кричат: «Мы едины!», «Мы вместе, один за всех и все за одного!» Но при этом каждый раз кричат, что все организации, все партии — это там менты, фээсбэшники, это все ерунда, туда нельзя идти, а суть-то лозунга в чем? Вот вы едины, а в чем вы едины? Вот завтра, например, выйдет Путин и скажет: «Объясните мне, что вы хотите?» И кто вот это единый, кто что-то может сказать? Парень с белами шнурками или с русской пробежки, который колет себе гормон в задницу, качается и бегает? И что? Бегай 50 лет, при чем здесь субъект и вообще национализм русский?

Люди, которые один раз в году выходят на Русский марш, — они занимаются политикой, а люди, которые бегают на пробежках, не занимаются ничем, у них нет политических требований, они не представляют субъектность в переговорах. И вот мы давно это осознали, что чтобы вы ни делали… Я возглавлял 11 лет крупнейшую национал-социалистическую организацию, я видел, что у нас там людей пересажали огромное количество, у меня на пожизненное заключение много моих друзей село. И чего? Нигде власть нас не воспринимала, более того, относилась так: «А, пусть работают, пока не попадутся».

Как только мы начали требовать субъектность в политике, право имения голоса, отражать нашу позицию, сразу в отношении меня три уголовных дела возбудили, началось давление, начались эти самые… И вот этот кодекс, вот эта программа, которую мы писали, — межнационального развития до 2025 года, наши эксперты, — вот эта вот работа там, при министерстве по русским беженцам там, в Чеченской Республике — она вызвала самое большое противодействие, самое негодование в элитах. Потому что одно дело — вы там в своей кухне, да отдельно от политики, от наших дел будете прыгать, там громите, что хотите, убивайте, кого хотите: это проблема МВД, они там с вами будут работать. Но как только вы приходите и начинаете подтягивать лидеров, например — азербайджанцев, армян, чеченцев, говорить: «Ребята, давайте вот так, вот так решать вопросы. Нас интересует вопрос по военнослужащим, запросы, которые вы посылаете в прокуратуру. Нас интересуют русские беженцы у вас. Нас интересует вопрос выплат компенсации. Нас интересует вопрос беспредела ваших соотечественников, вот у нас факты: Москва, Питер, Пятигорск, нас интересует то-то». Вы приходите, начинаете обсуждать, и самое удивительное, что они удивляются, почему раньше этого не было, почему никто не приходил, не выдергивал и не начинал спрашивать: «Давайте наведем здесь порядок, давайте, иначе будем мы, будет Манежная площадь, давайте».

Потому что для элит тех, для них непринципиально заступиться за какого-то даже одного земляка, если вопрос статуса республики стоит: вы миллиарды вложили в курорт какой-то, а к вам никто не едет, потому что имидж такой вот испорченный. И вы думаете: вот этих хулиганов, которые где-то бегают… да на них глядеть даже не будут. С ними в принципе могут разобраться, если вы будете эти вопросы ставить, если вы будете доносить информацию, если вы будете требовать это делать от власти. А, собственно, вы, когда являетесь субъектом политики, вы можете требовать что-то, можете приходить в ГУВД Москвы, в Общественный совет и говорить: «Почему вот это дело вы не расследуете? Почему здесь коррупционные составляющие? Почему наши сестры стоят на Ленинградском шоссе? Почему, там, крышует местный отдел милиции? Вот вы лично скажите нам, что вы сделали, чтобы этого не было?» И увидите: «А-а, да, мы сейчас разберемся, мы вам завтра давайте чего-нибудь скажем, вы позвоните нам через неделю вот по этому телефону, который не работает, ладно вот. Но мы, то вас потом все равно через две недели найдем опять». Вот надо ходить, надо заставлять работать людей, надо требовать от них.

И кодекс поведения: кого в России не волнует поведение эмигрантов? Да нет вообще таких людей, по-моему. Постоянно кричат: «Бей черных!» в Интернете, да и ругать Кадырова можно 50 лет, ни тепло ни холодно от этого. Вот: «Бей черных, бей черных, бей», и что? И что? Пиши: «Бей черных», комментарии еще, я говорю, 10-20 лет, 50 лет, что меняется-то? Хоть один русский вопрос реши. Чтобы решать вопрос, нужна структура объединения влияния, структуры созданные. Хочешь ездить на разборки, давай, я вот в Москве сейчас, мне приходят писем там… Порядка 30-40 столкновений межнациональных в день — езжай, попробуй реши эти конфликты силой. В лучшем случае ты сядешь, потому что кого-то порежешь-постреляешь, в худшем случае тебя убьют там. Все, никто, никакие сообщества другими путями решить этот вопрос не могут, кроме как взаимодействия и требования от элит следить за своими соотечественниками и принимать активное участие в этих конфликтах. Нет других путей, хотите ездить там стрелять всех — два дня вы проездите, все: либо вас убьют, либо посадят. Не думайте, что вы приедете и сможете… Там со многими вообще на языке бесполезно беседовать, пока вот ему дедушка не позвонит или, там, какой-нибудь чиновник оттуда — ничего не решите вы. Причем съедется их довольно много, не думайте, что… Там все землячества и диаспоры более-менее взаимодействуют, через час будет уже у них 50 бойцов, вот к вечеру съедется несколько сотен.

Не думайте, что вы сможете, этот вопрос решить, ездя везде и разбивая бейсбольными битами кого-то, я пробовал, не получается. Не получится долго у вас проездить, будете передачки в итоге ездить возить своим соратникам. Все, либо в больничку, навещая Склифосовского, простреленную из травмата шею где он будет сидеть лечить. Вот и все. Поэтому русским националистам надо повзрослеть и ответить на простой вопрос: «Вы хотите решать вопросы русские без нацпрофанаций?».

Нелегальный движ, что это такое? Вот я всегда говорю, что такое нелегальный движ? Расскажите мне. Вот я захожу в Интернет, и мне там: «Вот, нелегальный движ, эти политиканы, там Демушкин, СС, там ДПНИ, там это все, вот мы там нелегалы». Какие вы нелегалы, чего вы делаете? Оказывается, что это какие-то молодые люди бегают на пробежках, колют себе гормон в жопу, «качаются» — это нелегальный движ такой. Чего там нелегального-то? Живите, это вообще никому не мешает, это самый что ни на есть легальный движ».

За одно членство в Славянском Союзе дают два года тюрьмы автоматом сейчас, запрещенном. Верховный суд запретил и Московский, за управление любым структурным подразделением Славянского Союза, ДПНИ или Ронсо дают три года тюрьмы, вот это самый что ни на есть нелегальный движ, за него в тюрьму сажают, за одно членство только. А бегать на русские какие-то пробежки, там, «качаться» и за показателями жима следить можно абсолютно легально.

Вот представьте себе: большевики в 905-м году, накануне событий, вместо маевок, побоищ, бутылок и битв с полицией ходят, показатели жима наращивают себе, это гогот был бы, да. Вот их не интересовало, сколько они жмут, пьют они водку или не пьют —этого вопроса не стояло. Они за власть боролись, они субъектность хотели, они власти хотели, они не профанацией занимались, а власть добывали.

Вот сейчас многие, приходя в движение… это спецом направляется: «О, нелегальный движ, нелегальный движ», классно нелегальный, и что? Кого вы представляете тогда, если вы сами по себе в своих сообществах? Заступись за соседа, да и то не заступаются, я знаю, когда случаются проблемы у этих групп, все идут к нам в итоге. Потом что что они могут защитить, есть у них там 20 человек круг общения, они приехали, а там 40 спортсменов дагестанских. И что? Все, а в полицию, а что, у нас же западло, мы тут такие все эти стрейтэджеры. И что? И что — все тупик.

И садятся эти ребята, потом им приходится адвокатов давать, присылать за эти все побоища. И власти от этого ни тепло, ни холодно поверьте мне. Они еще миллион завезут за год этих гастарбайтеров, сколько бы вы их там ни убивали, двухмиллионной азербайджанской диаспоре на это насрать. 40 человек вы там в год убили или сколько там — не знаю статистика не дает, всем наплевать на это. У нас фиксируется 35 тысяч смертей только в ДТП в год, пропавших без вести, а погибших от алкоголя по России, вследствие алкоголя — вообще это сотни тысяч, вот это беда, а вот это в статистике даже как погрешность не используется, вот эти межнациональные столкновения.

Я захожу, и мне все пишут на всяких правых новостях: «Вот нелегальный движ, там тысячи людей». Я говорю: «Ребята, вы не нелегалы вы пиздаболы, если бы вы были нелегалами, как вы пишете: «Мы ведем подпольную войну, там мы всех убиваем», вот сейчас я выхожу на улицу — и был бы комендантский час, везде бы были бы слышны взрывы, выстрелы из автоматов, там бегала бы полиция, и спецназ работал бы, и была бы война. А я выхожу — и все тихо, я понимаю, что вы все балаболы, что нет никакого многотысячного подполья».

Весь русский терроризм, если его объединить, там… На Кавказе за неделю боевиков больше погибает, чем за 10 лет во всем правом терроризме. Не готовы еще люди, они сидят в Интернете, пишут, им там мама Интернет оплачивает в месяц, и знаете, какая лучшая тема для нелегалов посмотреть, что такое нелегальный движ? Ребята, вот сейчас зима, хорошая погода, на два дня в лес сходите пожить, сразу вся романтика нелегального пропадает моментально. Одну ночь просидят на улице, и они поймут, что они не нелегалы, они не готовы свою попку оторвать от мягкой кроватки, диванчика и компьютера, где у них там нелегальный джихад комнатный идет, они там «мочат» целыми днями всех в комментах.

Не надо путать одно с другим, надо понимать, что сегодня нелегалы — это люди, которые отдадут жизнь, сразу причем практически отдадут. Причем отдадут они (не надо иметь иллюзий) не в боях с черными. Запомните одну вещь: если вы собрали сообщество, вы совершите первые тяжкие преступления, да, в отношении приезжих, вот первые тяжкие преступления будете… вы их сделаете. Но после этого воевать вы будете не с черными, воевать вы будете с русским спецназом, МВД, «Витязя», «Альфа» ФСБ России, спецназовцев, которые буду вас блокировать, приезжать и расстреливать. Если это частный сектор — то из БТРов, если это квартиры — будут эвакуировать, взрывать, долбить, и вы будете воевать с русским спецназом, никаких иллюзий у вас пусть не будет, это война будет против системы и против спецподразделений.

Это война будет не с черными, кто хотел побывать в горах Кавказа, уже это сделал, дорогу и направление могу показать, идите, воюйте, туда никто из нелегалов не пойдет воевать, там им делать нечего будет — в горах Кавказа. Воевать вы будете здесь, именно с русскими людьми, которые пошли, приняли присягу и ездят, причем им даже не скажут, кого они будут ликвидировать, для них будет что чеченские боевики, что торговцы транспортировки героина, что вы — одинаковые. Вы думаете, эти парни с Иванова сильно в нюансах разбираются, чем вы отличаетесь, чего вы хотите и так далее? Нет, это политики могут донести, но не нелегалы, которые берут оружие и какого-то там будут дворника или какого-то… мочить кого-то. Будете воевать с русским спецназом, будете воевать здесь, в России, с властью, с государственной машиной, со спецслужбами, которые будут вас нещадно уничтожать, и вас это путь обреченных будет.

Много у нас таких людей, которые сегодня готовы выйти, зная, что завтра им придется умирать? То есть это без иллюзий, это война очень быстрая будет, потому что их довольно быстро блокируют, найдут и убьют. Да единицы этих людей в моем кругу. Вот я в движе 17 лет с лишним, да уже больше даже. В моем кругу этих людей я вижу мало, хотя я общаюсь со всем так называемым подпольем, субкультурой везде. Я вижу, что людей таких мало, которые готовы, взрослые, попрощаться с мамой со своей, с женой, если есть дети — это вообще, конечно, сложная тема, и сказать: «Все ребята, я ухожу, меня не ищите, если вас возьмут в заложники потом и будут за меня наказывать, терпите. Я, — говорит, — свой выбор сделал, я иду умирать на свою войну последнюю». Взял, продал все, что у него есть, закупил оружие, инвентарь и начал воевать.

Таких людей единицы, их нет точно в комментах, в социальных сетях, которые там пишут. Там есть — вон группы собрались, напились, кого-то побили или не напились, побили, и он случайно там скончался, в больнице, а они все потом «стуканули» друг на друга, дали показания, как во всех делах уголовных по БТО, и все сели на 20 лет. Вот это, но это не подполье — это детский сад. Если вы действительно подполье имеете в виду настоящее, то этих людей единицы на сегодняшний день. Таких, как Тихонов, таких я не беру, там оценки: виновен — не виновен, делал — не делал, я не знаю, я просто вот такого плана людей, которые действительно политические совершали какие-то деяния да и готовы были на нелегал переходить и воевать, — их по пальцам пересчитать, как Никола Королев да и его люди. Вот это не те подростки, которые садились за убийство дворников.        

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал