Подписка на обновления:
Подписаться

Недвижимость принадлежит тому, кто захочет её украсть

День ТВ   04.04.2013   6668   26   00:06:36  

Программа «Блог Михаила Делягина»

Ведущий
Михаил Делягин
Михаил Делягин о первых неутешительных результатах действия попраков в Гражданский Кодекс

Дорогие друзья, некоторое время назад я записал здесь ролик о том, что у нас вступил в силу закон о поправках в Гражданский кодекс, который упростил регистрацию недвижимости. Теперь ее можно делать без нотариусов и без соответственной обязательной юридической проверки сделки, которую эти нотариусы или другие структуры осуществляют. Я получил массу откликов, которые сводились к тому, что дебюрократизация – это хорошо, нотариусы – люди плохие, они мне мешали оформить доверенность на управление моей машиной в нетрезвом виде, и поэтому чем меньше бюрократов, тем лучше.                              

Я абсолютно согласен с этой позицией в принципе, но дело кроется в мелочах. Если вы упрощаете какую-то сделку, то вы упрощаете не только ее осуществление, но и злоупотребления вокруг этой сделки. Я рассказывал довольно подробно, как это будет. Что я могу сказать? К сожалению, так оно и оказалось.

Закон вступил в силу с 1 марта, а буквально 7 марта мой бывший преподаватель математики, который четыре срока отработал депутатом Государственной Думы, очень умный, тихий, порядочный человек, хоть и был в «Единой России»  (просто по возрасту уже перестал быть депутатом, он всех устраивал,  был таким любимцем Думы,  его носили на руках, и никогда никто про него не мог сказать ничего плохого даже в самых «желтых» газетах),  он вдруг узнал, что случайно… Что, оказывается, участок земли, на котором стоит дача, построенная его отцом и которую он семь лет оформлял в собственность, потому что он не хотел злоупотреблять служебным положением (если бы, в итоге, его помощница не злоупотребила,  он так бы никогда в собственность и не оформил, потому что это ближнее Подмосковье), вот эта его собственная дача, она ему больше не принадлежит. Ее купил у него мальчик девятнадцатилетний, даже не с Северного Кавказа, а из Республики Марий Эл, который живет в глухой деревне, даже не в райцентре. И теперь участок и дача в ближнем Подмосковье, принадлежащие семье моего учителя на протяжении трех лет, они принадлежат этому мальчику.

Понятно, что об этом, скорее всего, не знает не только учитель, но и этот мальчик. Понятно, что человек пойдет в суд. Понятно, что он обнаружит, что российского правосудия, насколько я могу судить, в природе не существует. И в лучшем случае к концу своей жизни, потому что ему уже, по-моему, сильно за шестьдесят пять, он сможет получить справку о том, что, может быть, эта недвижимость принадлежит не только марийскому мальчику, но и ему тоже. А к этому времени от имени марийского мальчика ее могут перепродать раз пятьдесят, и все собственники будут добросовестными. И таким образом, с высокой степенью вероятности, человек лишится своей собственности, не зная об этом, не ведая об этом ничего. Просто потому, что кто-то зашел по Интернету, и его дача показалась ему пригодной для перепродажи. Просто потому, что его дача в ближнем Подмосковье кому-то понравилась.

Он не давал в ней интервью, он не снимался на фоне дома (довольно скромный этот дом), он не звал к себе журналистов, он не снимался в передаче «Шесть соток». Он просто тихо и спокойно жил, как живут обычные люди на своих шести, двенадцати, двадцати сотках. Это обычная советская дача. Просто кому-то она понравилась. И благодаря закону, принятому Государственной Думой и подписанному президентом, с 1 марта собственность стало можно отнимать.

 А другая история широко известна в Интернете. Когда москвичке беременной просто позвонили в дверь, она сдуру открыла эту дверь, а там стояло четыре милых гражданина Российской Федерации с Северного Кавказа, которые, отодвинув ее в сторону, вошли в дом и объяснили ей очень понятно, что эта квартира подарена этой женщиной другой женщине, о которой она никогда не слышала, ничего не знала. Но вся собственность оформлена. И вот, пожалуйста, свидетельство о собственности. Эта новая хозяйка даже не продала им эту квартиру. Она просто пустила их пожить, и они теперь будут здесь жить. И четыре здоровых мужика с Северного Кавказа несколько дней назад стали жить в квартире одинокой беременной тридцатилетней москвички. И пока она еще жива. В общем-то, это гуманисты. С ней не сделали того, что делали с русскими в Чечне в 90-е годы и, может быть, делают и сейчас в Ставрополье. По крайней мере, четыре дня назад она была еще жива.

А я сознательно не называю фамилий, не называю улиц, не называю адрес, потому что теперь такие истории, я опасаюсь, будут происходить каждый день. Потому что люди, которые думали, что они стерпели деятельность «взбесившихся принтеров», люди, которые думали, что они стерпели деятельность людей, которые заставили их зимой уже два года подряд жить по летнему времени, –  ничего, как-нибудь проживем…  Как это? Жили под татаро-монголами – выжили. Жили под фашистскими оккупантами – выжили. И под «Единой Россией» как-нибудь проживем.  Далеко не все люди, как показывает практика, выжили под немецко-фашистской оккупацией. И, как показывает практика, далеко не все из вас выживут под «Единой Россией»  и в целом – под нынешним руководством страны. Так что думайте, что вы будете делать, когда, открыв дверь на звонок в нее, вы увидите симпатичных людей с Северного Кавказа, может быть, даже без дубинок, без ножей, без травматических пистолетов, которые, отодвинув вас, скажут: «Это наша квартира, и мы сейчас будем здесь жить». Вот прямо сейчас, потому что такие ситуации  в Москве уже происходят. Не с Северного Кавказа, а с соседней улицы…

Думайте.

Отзывы

 

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал