Подписка на обновления:
Подписаться

О страхе

День ТВ   21.06.2012   137802   180   00:23:52  
Программа
«Блог Андрея Кочергина»
Ведущий
Андрей Кочергин
Андрей Кочергин о мифологии страха, бандитизме 90-х, приватизации и субъективных страхах : боязни баз НАТО, сионистском заговоре, свином гриппе, ожидании конца света по календарю Майя и иных проявлениях духовной импотенции.

О страхе

 

Андрей Кочергин о мифологии страха, бандитизме 90-х, приватизации и субъективных страхах: боязни баз НАТО, сионистском заговоре, свином гриппе, ожидании конца света по календарю Майя и иных проявлениях духовной импотенции.

 

Сегодня я хотел бы поговорить о самом главном подарке, который нам сделал Адам и примкнувшая к нему Ева. Я сегодня хотел бы поговорить о страхе. Бог, создавший нас, бесстрастен и бесстрашен, потому что он – Бог. Люди, созданные по образу и подобию, были именно бесстрастные и бесстрашные, находясь в Божьей благодати и не нуждаясь в этих чувствах. Как только мы обрели то познание, которое получили ровно с первородным грехом, мы получили весь букет страстей, который истязает нашу душу и заставляет нас совершать поступки мерзкие, ужасные, отдаляющие нас от Бога, который имеет страсть бесстрастную. Он совершает свои Божественные проявления не имея при этом страстного внутреннего искушения.

К чему такое высокомолекулярное начало? Дело в том, что сегодняшняя жизнь в России наполнена перманентным ужасом. Мы на полном серьезе веруем в ад, но будучи людьми дерзкими, мы в него веруем и пытаемся объяснить себе, что эта вера – естественное состояние. При этом мы не верим в рай. Мы не верим в светлое будущее, а мы верим в то, что все плохо и все будет еще хуже. При этом мы будем истерически орать, потому что мы, как бы, против. Мы против, но мы не знаем за что мы. Мы протестуем, мы выражаем свое недоверие, мы выражаем свои эмоции, не занимаясь неким духовным производством позитивного свойства, то есть мы не предлагаем ничего взамен, мы всего-навсего лишь боимся чего-то. Нам страшно и при этом мы орем, как маленькие дети, увидевшие паука.

Здесь поразительным образом вот это наше свойство использовано против нас. Обратите внимание, с какой поразительной точностью происходят события, меняющие некоторым образом наше социальное положение, экономические основы и саму структуру состояния государства – как они происходят на фоне очередного ужастика. Напомню, о чем идет речь. Вы помните, была приватизация? Наверняка, помните, потому что люди, смотрящие Кочергина, это вряд ли те, кто спутал меня с мультиком про Шрека. Скорее всего, эти люди хотели что-то узнать у меня и им, как минимум за 25 лет.

Так вот, в 90-ые годы были бандиты. Это было так романтично, красиво – про них были сериалы, был такой налет, не знаю, робингудовского начала, что вот есть такие бандиты: «А вы с кем? А у вас чьи? », — прямо группировки. Казалось, что это так долго все будет, потому что так это все удобно. Возникает вопрос: «Как так вышло, что сам некий институт бандитизма появился? ». Как так вышло, что целый огромный механизм, поверьте, совершенно не шуточный, совершенно не детский, такой механизм МВД, как минимум, пережевал и не выплюнул какого-то уголовного авторитарного руководителя в каком-то микрорайоне Челябинска, Набережных Челнов, Казани (где у нас там поужасней еще было?), Красноярска – да очень просто. Как в свое время появились «воры в законе», которые являлись в начале 30-ых годов тем неформальным способом управления внутри колонии, с которыми именно и общалась администрация и которые уже потом стали формальными, приобретя новый статус в уголовной среде. Они вполне справлялись со своими задачами. Я не говорю, что они были все под администрацией, нет, упаси Господь, но они были некоторым образом разрешены, их, как бы, благословили – пускай они будут. Зачем мне выяснять что-то с кем-то там, когда можно встретиться с одним человеком, который все и решит. Его мнение, решение, будет основополагающим и вряд ли будет кем-то нарушаться? Так и здесь.

Когда бывшие спортсмены – как бы кто там ни определял, как это все получилось – вышли на улицы и появились первые элементы рэкета, в этот момент приватизация стала крайне легким занятием, потому что когда кто бы то ни было сопротивлялся какому-то решению, спущенному сверху, его вряд ли можно было заставить или принудить принять это решение в судебном порядке, либо каким-то демократическим способом, вроде уговоров и голосования – нет, к нему ребята приезжали, и все приватизировалось прямо как по маслу. Как только приватизация закончилась, в микроскопический промежуток времени исчезли бандиты. Они просто исчезли. Я понимаю, что к тому времени подавляющее большинство из них перестреляло друг друга или благополучно подсело, в силу того, что они выполнили свою функцию, это знаете, как «мавр сделал свое дело, мавр может уходить», про Отелло, да? Так вот, тот мавр ушел легко. Всем казалось: «Ну как же, они ведь будут цепляться за власть, у них же такое влияние», — к тому времени оно, действительно, было. Кто цеплялся, тот благополучно ушел в мир иной, опять же, безо всяких сожалений – а что было сожалеть, они же бандиты.

Я сейчас не говорю о том, что нужно всплакнуть о той поре, да нет, упаси Господь, о чем вы? Я говорю: «Смотрите, как здорово – на страхе перед бандитами выехала отечественная приватизация». Я уж не говорю о том, что представители тогдашнего бандитизма становились, как минимум, бизнесменами средней руки, а есть примеры, что у нас и олигархи были и замечены, и отмечены, и имеют свою в этой связи вполне конкретную историю. Я просто к слову сказал, чтобы вам было понятно, о чем я дальше попытаюсь повести речь. Так вот, что сегодня мы боимся? Давайте-ка разберем.

Первая страшилка — мы боимся НАТО, потому что НАТО – оно абстрактно-страшное, потому что все, что не Россия, то мы все подспудно понимаем, что оно, как бы, не с нами. Вы сейчас, напрягая голову изо всех сил, не назовете ни одного союзника России. Кто наши союзники? Монголия? Нет. Мы не нужны монголам. Болгария – мы же их спасали всю жизнь? Болгария, вообще говоря, очень странная страна – не было, наверное, войны, в которой болгары не воевали бы против России. Такое бывает. В то же самое время, вспоминаешь про Шипку, про безумный, кровавый подвиг русского оружия, когда мы своей кровью спасали братьев наших православных славян. Болгария – не наш друг. Мы не находимся с ней в какой-то связке.

Страны СНГ? Поверьте мне, мои дорогие, что если им предложат хоть что-нибудь взамен российского рынка, который находится рядом с ними, какой-нибудь очередной План Маршала только для Казахстана, поверьте – мы теряем Казахстан. Азербайджан от нас отвернется. Мы не нужны никому.

Мы нужны им априори – мы огромные и что-то в этой огромности для них важно, то есть у них совершенно меркантильные интересы. Да, в основе всей политики лежит меркантильный интерес, кроме политики российской, когда мы вопреки здравому смыслу, шли кого-то спасать, выручать, сражались за что-то там, за высокую идею, потому что мы – русские, у нас по низкому не получается. Так вот, сегодня у России нет стратегического партнера, с кем бы она могла развиваться, понимая, что в союзе с ним, упаси Господь, мало ли какая война, мы готовы выступить единым фронтом.

Вы скажете: «Так, собственно, ни у кого его нет». Да что вы? Кто НАТО отменил? Вот почему мы его боимся – потому что на протяжении всего исторического периода создания НАТО, Россия, как минимум, два раза пыталась вступить в него и ей, как минимум, два раза, с понимающей улыбкой на лице, отказывали: «Нет-нет, мы не против вас, но и вас там не будет». То есть мы будем дружить, но вдалеке. Мы будем с вами заниматься теми самыми гуманитарными катастрофами и их разрешением, о которых я уже говорил. Нас берут, но именно в учение по урегулированию гуманитарных катастроф. Потому что, когда, упаси Господь, она случится на этой территории, под свисточек, некоторым образом, организирующие остатки российского государства, под сапогом натовского солдата должны будут помогать оккупационным властям – надо же на кого-то опираться. Поэтому, хотелось бы выставит приоритеты и знать, на кого опираться, в случае чего, мне так видится, могу ошибаться, а вы проверьте. Мы его боимся и, соответственно, попугиваясь НАТО, понимая, что вот там у них вроде как в Бишкеке база и в Ульяновске что-то такое намечается, мы все оборачиваем нашу голову в сторону гаранта Конституции и мне говорят: «Не надо критически мыслить в сторону нашего руководства, потому что – это единственные люди, которые могут противостоять прямой оккупации НАТО в России». Фантастическая перспектива.

Тут у меня сразу возникает вопрос. Нет, давайте так. Война – это продолжение политики военными средствами. Кто нас пытается оккупировать? Нет, не так. Кто нас еще не оккупировал? Все наши крупные компании уже имеют пакеты в транснациональных корпорациях, то есть в наш бизнес вложены международные деньги. Как эти корпорации могут позволить кому-то нарушать их права собственника? Нас уже выкупили. Нас не оккупировали – нас купили. Такое бывает.

НАТО нас пугает, мы его боимся, поэтому, мы любим любую власть, а люди, ширмующие православие, говорят: «Так как же, по апостолу Павлу – любая власть от Бога». Формулировка неверна. «Нет власти не от Бога», — сказал апостол Павел. Соответственно, я бы еще добавил: «А зачем и за что такая власть? ». Поэтому смиренное принятие того, что мы согласны с тем, что происходит на основе того, что мы испуганы НАТО, что нет власти не от Бога, что все уже как-то устоялось, что лучше худой мир, чем хорошая война – все это на уровне: «Смиритесь, вот смиритесь». Смирение, в данной ситуации, подается как форма импотенции, как минимум, духовной.

Я напомню слова Василия Великого, того самого Василия Великого, который создал, по сути, ту форму нашего обращения к Богу, которая сегодня нами принимается – сколько молитв его в утреннем правиле, когда мы молимся, сколько он … в общем, Василий Великий, узнайте кто это и поймете, о чем речь. К нему приходит император Валент, который протестует по одному из богословских вопросов. Один из свиты Валента, подходит к Василию Великому и говорит: «Поклонись императору», на что Василий Великий отвечает: «Будучи тварью Божьей, перед тварью кланяться не буду, потому что имею указание быть Богом». Валент спрашивает его: «Ты не боишься власти? », а Василий отвечает: «Как же я могу ее бояться, когда не могу ничего претерпеть. Меня нельзя изгнать, потому что не имею места конкретного, к которому был бы привязан, нет имущества, соответственно – оно не может быть описано. Тело и жизнь моя положена только Богу и забрать ее может только он. Чего мне бояться? ». Нам нечего бояться. Нам, как пролетариату, нечего терять кроме своих цепей.

Я не к тому, что надо строить баррикады, а к тому, что страх – это унизительное состояние, это оружие дьявола и когда нас пугают очередным НАТО, когда нас пугают очередным всемирным заговором сионизма, это делается ровно для одного. Например, нас пугают 2012-м годом, потому что в календаре Майя 2012-й год – последний. Майя, на самом деле, это просто сосредоточение истины для русского человека, то есть индейцы – это best, чтобы вы знали. Так вот, у них год закончился 2012 и что-то там в предсказаниях было? Я не вдавался, честно говоря. Нострадамус – вот, вспомнил фамилию и имя, тот еще француз, кстати, был – и они говорят: «Все. 2012 год – все закончилось. Конец света». Зачем это делается?

На секундочку представляем ситуацию. Предположим, что у вас загноился. Вы попадаете не просто в клинику, где фельдшер плоскогубцами вскрывает его, а вы попадаете в частную клинику с белоснежными стенами, с медсестрами в коротеньких халатиках и все это сверкает хромом, пахнет как надо и стоит нереальных денег. Вам пытаются оказать максимальное количество услуг, чтобы ободрать вас, как липку просто, смотрят на ваш пальчик и говорят: «Боже мой, у вас же газовая гангрена, надо отнимать руку, вы умрете через полчаса». Видя, что человек в пенсне, что на стене висят сертификаты и дипломы, что он доктор всего на свете, вы понимаете, что не верить ему нельзя. Ужас сковывает вас, вы понимаете, что остались без руки из-за того, что у вас гноится ноготок. Врач говорит: «Секундочку, чтобы быть уверенным до конца, мы проведем полное обследование вашего организма, чтобы решение было обоснованным». Вы киваете: «Да, это надо». Доктор добавляет: «Так, запишите денюжку, сколько стоит, значит, вы в кассу быстренько». Вы уже бежите, к вам смерть уже практически пришла. Прошло полное обследование, за которое вы заплатили, и он говорит: «Вы знаете, мы не отнимем руку, мы отрежем вам палец». «Палец-палец, мне отрежут палец! — говорите вы. – Какая прелесть! Мне отрежут палец». Заплатив за отрезание пальца, соответственно. Вам надо было ноготочек сорвать плоскогубцами – самому, соседа попросить, к фельдшеру сходить, поставить им бутылку водки. Вы остались в трусах и в маечке, вы остались без пальца, но при этом вы сохранили руку, как вам показалось.

Когда вам говорят: «Конец света, конец, все, конец», а при этом всего-навсего начинают обваливать рубль. До рубля вам? Все, конец света, вот он, осталось чуть-чуть. Сколько «победоносных войн» у нас устраивалось? Чего только не происходило, чтобы под шумок сократить, урезать, отнять, поменять. Посмотрите на историю – это такая классика жанра, так все делают, не только мы. Но мне, поверьте, совершенно безразлична Америка, мне на Евросоюз – с высокой башни, а Россия меня интересует, правда, интересует. Поэтому, любой испуг, вызванный какими-то глобальными, неподчиненными нам обстоятельствами как то: комитет 300 вынес нам смертный приговор – России конец, сионистский заговор всего мира решил поглотить эту страну. Что там у нас еще? Свиной грипп. Бегом все за прививками, решили нас всех уколоть, потому что прививки стоят денег, то есть нас постоянно держат вот на этом адреналиновом допинге. Дополню, что «адреналин» звучит красиво – это гормон страха.

Мы переполнены адреналином. Мы бодрые, потому что мы перепуганы. Мы должны быть бодрыми, потому что мы сильные, нам страх не присущ. Нет, пугать нас надо, чтобы мы знали, что это такое, нам бояться не надо по одной простой причине – если мы все-таки убоимся, мы накормим дьявола. Поверьте – люди, использующие этот тонкий инструментарий, они действительно сделают под шумок то, что мы останемся без пальца, когда нам наврут, что у нас газовая гангрена, а мы в это поверим. В Бога надо верить, а не в гангрену, и тогда то место в душе, которое заполнено ядом этого ужаса, будет заполнено той благодатью, которой была заполнена душа богоподобного Адама.

Жизнь человеческая, в ее исключительно идеальном представлении – это возвращение в рай, а не в ад. Мы соединяем свою волю с волей Бога, то есть закон Божий – это те нравственные рамки, те критерии принятия решений, которые позволяют человеку быть божественным в своих проявлениях, быть великим. Мы хотим быть великими или мы хотим быть ничтожными, перепуганными и потными, рассуждающими об ИНН, о числе дьявола, о конце света, еще о чем-то?

Поразительно – на фоне, разговаривая со старцами, я услышал формулировку, которая меня даже покоробила. Они говорят: «Какие же вы счастливые, сбываются предсказания библейские, возможно, вы увидите конец света, радость-то какая! ». Я говорю: «А радоваться-то чего? ». – «Так второе пришествие же». Здесь можно рассматривать мир через призму пришествия, понятно библейского предсказания об антихристе, а можно говорить о том, что его приход будет предвестником того самого пришествия, победоносного, которое ознаменует начало новой эры, когда наш Спаситель будет с нами.

Давайте верить в рай и знать о существовании ада. Не бояться одного и избежать сладострастия в отношении другого. Иметь страсть бесстрастную – то есть не искушать душу в каких-то несбыточных стремлениях и вселенских страхах. Именно это позволит нам не искривлять картину окружающего нас мира своими эмоциональными проявлениями и в суждении нашем о любом новом страшном известии исходить из того, что если мы сильные – оно нам не страшно. Если у нас есть стратегическая цель, если у нас есть национальная идея и мы – нация, мы столь серьезный и столь мощный организм, что нам эта корь, свинка и сифилис не грозит. Мы не болеем, потому что мы здоровые, а не потому, что мы спрятались.             

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал