Подписка на обновления:
Подписаться

Первые шаги к Храму

День ТВ   14.08.2012   8378   39   00:18:35  

Программа «Блог Андрея Кочергина»

Ведущий
Андрей Кочергин
Гость
Михаил Кокляев
Андрей Кочергин — писатель, создатель русской школы карате Кои Но Такинобори Рю, православный христианин, и тяжелоатлет Михаил Кокляев о обретении таинства исповеди.

Первые шаги к Храму

 

Андрей Кочергин — писатель, создатель русской школы карате Кои Но Такинобори Рю, православный христианин, и тяжелоатлет Михаил Кокляев о обретении таинства исповеди.

 

Андрей Кочергин: Это опять мы – я и Михаил Кокляев, суровые челябинские мужики. Совсем осуровевшиеся.

Михаил Кокляев: Осурели что ли?

Андрей Кочергин: Хватит, не пугай меня. Мы сейчас будет говорить о чудной теме для нас – о не церковной. О том, как человек приходит в церковь, как это сегодня происходит, как это сделать. Может быть, мы что-то посоветуем с точки зрения мирянина, который хочет поделиться своим опытом. Начну с того, что в православной традиции не принято кого-то хватать за руки и тащить в Храм. Мне пришло чудное письмо, правда, не вру. Пишет его Артемий из-под Москвы, он очень вспыльчивый, эмоциональный человек, который любит хлесткие определения.

Например, он написал однажды у меня на сайте: «Если мне Патриарх скажет: «Вырви глаз», то я его вырву у себя». Родина сказала, а сынок ответил: «Есть», прямо такой молодец. Я ему отвечают: «Молодой человек, вы дилера меняйте, вас эта дрянь убивает, не курите ее больше». Что за предполагаемые призывы? Как раз это и есть та самая прелесть, о которой так любят говорить люди, которые пытаются меня критиковать. Дай Бог им здоровья, Господи прости.

Тут другое. Он пишет мне: «Вы, Андрей Николаевич, в одном из своих интервью критиковали батюшку, который призывал брать пример с протестантов и заниматься ловлей душ». Я не представляю себе ситуацию, когда иерей, либо мирянин, который считает себя миссионером, вдруг встает на табуреточку и где-нибудь на Невском проспекте, как Ленин в октябре, пытается указать направление на Казанский Собор, типа: «Спасемся, братья». Либо начнет стучаться в дверь, скрестись, на подобии свидетелей Иегова рисовать не «Сторожевую башню», скажем так, а «Форт-пост» или еще что-нибудь такое, газета «Бульдог РЖД», в которой написано, как нужно смириться, спастись, куда надо бежать и так далее.

Не представляю этого по одной простой причине – в этой ситуации мы занимаемся насилием, потому что Господь сам, каждому человеку являет его судьбу, но при этом есть свобода выбора у этого человека. Не бывает такого, чтобы Господь не подталкивал и не помогал, но имея свободу, мы каждый выбираем свою сторону забора. Поэтому приход в Храм это возможно одно из самых важных событий в жизни человека, и оно должно быть сделано свободно, без насилия, без какого-то внешнего давления, потому что мы все встанем перед Богом в индивидуальном разрезе, а не в коллективном. Локтей слева и справа не будет. Будет идти речь о том, как мы спасали свою душу, как мы жили и чем мы руководствовались.

Поэтому, когда мне говорят: «Дайте совет человеку, который был неверующим». Кстати, не надо путать атеистов с людьми неверующими. Атеизм – это отрицание Бога, то есть это богоборческая религия, которая вне всяких сомнений может называться сатанизмом, если посмотреть на ее корни и на задачи, стоящие перед Князем мира сего, отрицающего Бога. Люди неверующие, просто зачастую не имеют информации, чтобы понять о чем, собственно идет речь.

Здесь очень важно не торопиться, потому что скороспелые суждения и выводы часто могут быть неверными и извращать само понимание, что же именно происходит. Приведу коротенький пример, очень маленький. Есть у меня знакомая, она бизнес-вумен и очень не слабая, скажем так. Она занимается американскими фармацевтическими продуктами в экологии и поставляет их на российский рынок. Такая дама откуда-то из-под Горького, такая русская девчонка, симпатичная русская девушка. Я с ней разговаривал и она говорит: «А мне в Храм нельзя, не прет мне в Храме». – «Можно сказать, что же именно тебе там не так? ». – «Можно».

Первый раз поехала в Израиль и в Иерусалиме, в Храме Гроба Господнего есть место, где стоял Голгофский крест – это такой телефон с Господом Богом. Опускаешь туда руку и просишь его, что ты там хочешь. Она опускает руку и просит, как любая русская тетка: «Господи, дай Бог здоровья мне, моему супругу и моему сыну». Возвращается домой, а ее супруг – доктор медицинских наук, психиатр – корчится в судорогах. У него встала вся «функционалка» — как я обычно говорю – печень и почки. Почень и печки, так верней. Они не в Израиле, приехали уважаемые коллеги и таки спасли его. Она говорит: «Ты посмотри, я просила здоровья, а здоровье у него отнялось».

Дорогие мои, братья и сестры, наше физическое здоровье, как и сама жизнь – это вещь суетная. Мы все сдохнем, расстраиваться не надо. Мы точно сдохнем, но при этом при всем, гораздо более важно здоровье души. Когда мы понимаем, что Господь по молитвам нашим дает нам повод оглянуться и наставить нас на самый край, чтобы мы понимали – вот она бездна и оттуда серой прет. Надо ли нам туда?

Если вы не ощутили хоть один раз в жизни ощущения смерти – не абстрактной, ни игрушечной – вашей смерти, то вам очень сложно понять, что это. Убойтесь просить об этом Бога. Шуток там не будет и не надо думать, что именно эта составляющая будет являться тем поводом, которая толкнет вас заниматься вещами крайне понятными и простыми, даже с точки зрения обывательского понятия совести – это когда мы должны воспитываться в себе личность, совершающую приличные поступки и живущую в каких-то понятных, приличных рамках. По Апостолу Якову, я очень люблю это выражение: «Вера без дел – мертва».

Православная вера, прежде всего, в поступках человека. Молитвы, пост – это только лишь тот самый базис, которые не позволяет нам не ошибиться в выборе решения по конкретному поступку.

Я хочу спросить тебя, Миша. Наверняка у тебя есть священник, с которым ты общаешься и чувствуешь его духовным отцом. Скажи, пожалуйста, если это не является частью исповеди, чего категорически делать нельзя. Когда в последний раз ты общался со своим духовным отцом на духовную тему, то о чем ты с ним говорил? Как его зовут?

Михаил Кокляев: Мы общались с ним на тему …

Андрей Кочергин: Сначала, как его зовут?

Михаил Кокляев: Отец Борис.

Андрей Кочергин: Где он живет?

Михаил Кокляев: В Таганроге.

Андрей Кочергин: А ты где живешь?

Михаил Кокляев: В Челябинске.

Андрей Кочергин: Чудно.

Михаил Кокляев: Такие мы мастера по кикбоксингу. Общались на тему того, что можно ли сделать аборт моей супруге. На что он сразу же конкретно спросил: «Какой срок? Причина по которой вы хотите сделать аборт? ». Причина в том, что акушеры нам сказали: «Вам нельзя беременеть в течение 2-х лет, а желательно и в течение 3-х лет», в связи с анатомическими особенностями моей супруги. Ее жизни и ее здоровью была угроза. Батюшка сказал, что Церковь благословляет на аборт, если беременность грозит жизни и здоровью.

Андрей Кочергин: Небольшая ремарка. Мне нравится, когда наши критики говорят: «Посмотрите, их Бог им все прощает. Подойди к их священникам и они с неимоверной легкостью любой грех простят, да не вопрос! ». Покаялся, смирился, молодец, все простилось – это категорически неверное решение. В данной ситуации, отец Борис принимает на себя грех убийства понимая, что он в данной ситуации спасает жизнь человека и не сам человек мучается в решении этом. Тут решение было такое – давайте дождемся, чем кончится и в итоге погибнет и плод, и мать. Выбор был страшный – умирает один человек, либо умирает два человека. Без духовного отца, который перед Богом отвечая, благословляет жуткую вещь.

Михаил Кокляев: Плакали все.

Андрей Кочергин: Ни секунды не сомневаюсь. Я представляю, что было с отцом Борисом, но понимаю, что выбор был крайне тяжел – погибает два человека или один человек. Вопрос страшный. Сколько таких страшных вопросов на протяжений нашей жизни выпадает на нашу долю? Как мы посмеем думать о том, что мы все эти вопросы знаем ответы? Если мы не опираемся на понятные совершенно подвиги Святых отцов в течении этих 2 тысяч лет, которые за примерно такие же вопросы отдали свою жизнь, расплатившись за ту правду, которую они нашли.

Нам, православным людям, часто не нужно думать, как себя вести, если мы уподобляемся Христу и знаем о том, как праведники вели себя в этих ситуациях. Если же у нас сомнения, мы не готовы рискнуть и думать о том, что мы точно знаем решение, именно тогда появляется тот духовник, тот дар Божий, который помогает нам разобраться в ситуациях, часто не разрешимых с точки зрения обыкновенного мирянина.

Тогда второй вопрос про отца Бориса. Как вас судьба свела? Как оказалось, что он является твоим духовным отцом?

Михаил Кокляев: У меня жена с Таганрога. Мы гостили в очередной раз летом у тещи и нас свел нас общий друг. Отец Борис является еще и духовным отцом моего товарища. Так получилось, что отец Борис смотрел телевизор, видел силовой экстрим, видел меня. Мой друг рассказал ему обо мне и отец Борис решил со мной познакомиться. Я был у него дома, с матушкой общался, у него четверо детей. Обыкновенный, моего возраста, молодой человек, которого я увидел и сразу по глазам, как сканером, посмотрел и все. Получилось так, что сидели, беседовали очень долго. Я думаю, если бы просканировали что-то другое, то беседа бы была покороче. Как-то так.

Андрей Кочергин: Видите в чем дело, никто никого не искал, никто ни за кем не бегал, никто никаких планов не строил. Тут крайне промыслительно. Поэтому, когда молодые люди просят меня дать совет, чудные, я не могу дать совет о том, как прийти в Церковь, что там делать. Одно, что мне видится наиболее рационально, уж извините за такие материалистические формулировки, надо просто прийти в Храм. Особенно без всякой цели, между службами, когда вас никто не будет толкать, когда – чего уж греха таить? – дерзкие бабули не будут вам указывать на ваши ошибки поведения в Храме. Просто придите и ощутите благодать намоленного места.

Между службами тихонечко пришли, сели на лавочку. Посидели, почувствовали запах, почувствовали тишину, подняли голову – посмотрели на Спасителя над головой, может быть там Матерь Божья будет. Почувствуйте, ваше ли это место? Чувствуете ли вы здесь, как у вас отдыхает душа? Надо понять, ваш ли это Храм, чтобы после этого уже начать приглядываться к батюшкам, которые служат в этом Храме. Возможно, один из них покажется вам душевным, теплым и добрым человеком. которому можно доверить в руки свое сердце.

Если же вы чувствуете какое-то смятение, то ничего страшного, ищите дальше. Поверьте, Господь будет помогать вам. Что-то почитать, где-то чему-то поучиться, что-то выяснить для себя – все это придет в то самое время, когда это будет наиболее полезным для вас, если вы доверите Богу свою душу. Если вы будете говорить ему: «Я сам, я сам», то он попустит вам ошибаться. Из-за чего ваши ошибки?

Доверие к Богу – это первое, что должно прийти в ваше сердце для того, чтобы начать какое-то свое движение. Без доверия вы хватаетесь за этот самый штурвал и начинаете крутить его на свое усмотрение. Часто давя тех, кто попадает под колеса. Часто разбивая ту машину, которую вам доверили.

Воцерковление – это всегда процесс интимный, потому что это есть реализация той свободы, дарованный нам Богом для прокладывания курса нашей жизни. Огромное счастье, когда Господь дарует вам именно того батюшку, того духовника, приходя к которому на исповедь часто и говорить ничего не надо. Были моменты, что приходил, на коленки бухался и рот открыть не мог, рыдая встаю, взрослый дядька, Господи прости. Слезы текут, а он говорит: «Дурак ты, Андрюха». – «Батюшка, ей Богу, дурак». Тогда ты понимаешь, как же стыдно-то бывает и повторять то, что уже сделано, категорически нельзя. Потому что повторение того, в чем покаялся – это уже есть предательство того, что ты сделал до этого.

Предавать Бога, как минимум, не рационально, потому что Господь – он ревнив и не любит, когда с ним обращаются, как с плюшевой игрушкой. Не надо его пинать, даже если он при этом мягкий и теплый.

Я хочу пожелать всем ребятам, которые обратят свой взор на веру Христову, которая тысячу лет вела мой народ к величайшим победам в истории цивилизации, веру Христову, которая объединяла нас все эти годы, веру Христову, которая помогала нам стяжать невероятных размеров страну под флагами Андрея Первозванного и Георгия Победоносца. Я хочу пожелать им именно той благодати, когда тепло и радость придет в их сердце. Не надо принимать решения, не надо пытаться суетиться. Начните с того, чтобы хотя бы увидьте то место, где молятся люди. Когда вы увидите человека прямо по сердцу и поймете, что он очень напоминает вам человека близкого и родного, то радуйтесь – Господь явил вам Пастыря и все у вас будет хорошо. Значит, вам идти по этому пути с лоцманом, который покажет, что есть истинный курс.

Спаси Господи всех нас.  

Отзывы

 

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал