Подписка на обновления:
Подписаться

Политические тренды России 2012 (часть 3)

День ТВ   11.02.2013   2238   31   00:12:31  

Программа «Аналитика»

Ведущий
Сергей Комаров
Обзор основных политических трендов 2012 года от аналитического отдела День-ТВ. Часть 3. Ведущий Сергей Комаров.

Здравствуйте! Мы продолжаем обсуждать ТОП 5 Политических трендов 2012 года.

Антилиберальные законодательные инициативы Кремля – касательно регулирования митингов, контроля расходов и имущества чиновников, деоффшоризация экономики, упрощение порядка возбуждения уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса, запреты на усыновление российских сирот иностранцами, запреты пропаганды гомосексуализма, деятельности не зарегистрированных в законном порядке иностранных некоммерческих организаций, а также введение муниципального фильтра на местных выборах и право министров ходатайствовать об отрешении от должностей губернаторов - выглядят экстравагантными только на первый взгляд.

Новые законы вкупе с антикоррупционной гиперактивностью правоохранителей преследуют две взаимосвязанные цели. Первая – усилить контроль президента над федеральной бюрократией перед лицом надвигающегося финансового бюджетного кризиса, и связанной с ним новой политической турбулентности. Вторая – провести масштабный публичный тест на лояльность ряда ключевых институтов власти, парламента, правительства, высших судов и правоохранительных ведомств. Таков третий тренд сезона.

Устойчивое снижение рейтингов Путина и угроза нового витка кризиса экономики и социальной сферы – главная, хотя и не единственная причина, побудившая его в одностороннем порядке пересмотреть договор между верховной властью и правящей номенклатурной элитой: богатство и относительная безнаказанность в обмен на формальную политико-аппаратную лояльность. Отныне лояльности недостаточно. Заработанные деньги и разнообразные активы больше нельзя хранить там, куда не дотягивается тяжкая длань верховной власти. Теперь в ходу новая формула: богатство вкупе с гораздо меньшей безнаказанностью в обмен на кратное усиление контроля за представителями правящего бизнес-чиновничества. Контроль стоит во всех отношениях дорого и это одна из издержек – чрезмерное усиление власти контролеров, то есть, прежде всего, верхушки спецслужб.

Конечно, российские спецслужбы отнюдь не монолитны, скорее наоборот. И все же, если Путин считает риски усиления преторианцев пренебрежительными, то возникает вопрос: а чего он опасается больше всего? Оранжевой революции во главе с внесистемной оппозицией на фоне обвального кризиса? Отнюдь нет. Совсем недавно, в 2010-2011 гг., пережили стремительный провал в кризис Украина и Беларусь – две очень разные, но вместе с тем политически и электорально очень родственные России страны. Оказалось, что сплоченная власть, успешно сбив первую волну порожденных экономическим кризисом социальных волнений, вполне способна зафиксировать население на гораздо более низком жизненном уровне, чем прежде. Ключевое слово тут «сплоченная». И наоборот, как показала история той же Украины: залог успеха любой оранжевой революции – раскол правящей элиты. Не сдай Кучма Януковича осенью 2004-го – Янукович стал бы президентом не в феврале 2010-го, а в ноябре 2004-го. А не развалилась бы осенью 2008-го оранжевая коалиция – Янукович не стал бы президентом и в 2010-м. Вот именно раскола своей номенклатуры, предательства части ближнего круга, Путин и должен более всего опасаться.

Однако какова может быть модель такого раскола и в чью пользу предательство? С Украиной понятно, там раскол элит исторически запрограммирован политико-электоральным членением страны на Запад, Центр и Восток. С Россией и ее правящим классом ситуация принципиально иная. Здесь нет столь острых противоречий между региональными кланами. Зато налицо опасная напряженность между частями элиты, в разной мере и на разных условиях допущенных к бюджетным потокам и монопольным бизнесам в энергетических, инфраструктурных и финансовых отраслях. Чьи интересы, кроме того, в разной мере вынесены вовне.

Здесь мы затрагиваем вторую причину, побудившую Путина в одностороннем порядке пересмотреть неписанный контракт с правящей номенклатурной верхушкой. Эта причина также лежит вовне, а конкретно, как бы сказал Виктор Пелевин, «в оффшорном гиперпространстве» – там, где находятся личные и корпоративные авуары российской «верхней тысячи», где зарегистрированы 4-5 системообразующих российских компаний. Где ими проводится до 85% крупных операций и сделок.

Сегодня мировая оффшорная индустрия переживает драматическую, по сути, насильственную Перестройку, лишь отдельные эпизоды которой (вроде борьбы Евросоюза и Германии за скорейший разгром российско-кипрской оффшорной империи) всплывают на поверхность новостной повестки. Под сурдинку мирового финансового кризиса США и их младший партнер Великобритания возвращают под свой контроль либо попросту ликвидируют оффшорные юрисдикции, отвязавшиеся в последние десятилетия и переориентировавшиеся на крупные развивающиеся экономики J20. В авангарде борьбы с оффшорной вольницей выступает ФАТВ (FATF, Financial Action Task Force) – формально межправительственная, а реально находящаяся под безраздельным контролем ЦРУ организация, созданная в 1989 году для противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма.

Еще недавно полуспящая структура ФАТВ на глазах превращается в инструмент американо-британского солидарного контроля не только над международными финансовыми консультациями, но и, в конечном счете, над корпоративными активами, подвешенными в оффшорах. Наряду с Кипром жертвами ФАТВ стали такие оазисы налоговой оптимизации как Швейцария и Каймановы острова.

Прививающаяся успешная практика негласного шантажа и давления англо-американских спецслужб на крупных оффшорных резидентов в близкой перспективе создает уникальную возможность управлять элитами сразу нескольких крупнейших стран мира практически с одного пульта, как обычным телевизором. Особенно это касается России, где политическая власть и сверхкрупный бизнес слиты до состояния гомогенной массы, где обладание информацией о реальных владельцев крупнейших национальных активов может стать гораздо более эффективным политическим оружием, чем многотысячные митинги, которыми бредит галлюцинаторная российская оппозиция. Хозяина менять рискованно и опасно, однако на что только не пойдешь ради сохранения денег и активов, а также ради возможности получить при новом режиме те же уникальные бизнес-преференции, которыми сегодня обладают госкорпорации, госбанки и госкомпании. Сегодня в стране нет альтернативного Путину центра политической консолидации, но завтра такой центр может быть искусственно создан путем манипулирования, увязающими в бизнес российскими топ-чиновниками и политиками.

Оффшорная экономика может стать оффшорной политикой. Судя по всему именно эта не публичная, но от того не менее грозная, опасность утраты национального суверенитета над собственным чиновничеством, побуждает Путина делать шаги, направленные на национализацию правящей элиты и деоффшоризацию бюрократии. У каждого политического проекта есть свой главный модератор. В данном случае, это помощник Президента РФ по вопросам кадров и государственной службы Евгений Школов, некогда работавший вместе с главой государства в Дрезденской резидентуре КГБ СССР и пользующийся его абсолютным доверием. В новом веке Школов запомнился публике в качестве начальника департамента экономической безопасности, а впоследствии замглавы МВД России. На кремлевском посту он возглавил межведомственную рабочую группу по противодействию незаконным финансовым операциям. Эта группа будет аккумулировать информацию о бизнесе и собственности топ-чиновников.

Накануне прошедших новогодних праздников Путин по слухам негласно потребовал от госкомпаний и госбанков раскрыть бенефициаров всех компаний, их контрагентов, а также доходы своих топ-менеджеров и их родственников. А заодно будто бы дал ближайшим подчиненным год на то, чтобы вернуть в Россию все выведенные за границу активы. На пресс-конференции, 20 декабря, Путин публично обязал акционеров компании TNK-BP, находящихся в процессе оформления продажи этой компании ОАО «Роснефть», инвестировать вырученные 28 млрд. долларов только в России. Окэширующиеся владельцы консорциума «Альфа-Групп» - «Аксесс Индастриз» и ГК «Ренова» - тотчас высказали намерение инвестировать в нашу страну основную часть вырученных средств. Трудно представить, чтобы такие условия ставились, например, Роману Абрамовичу, которые семь с лишним лет назад уступил «Сибнефть» «Газпрому».

У кампании национализации и деоффшоризации появился и свой идеолог – это известный экономист, академик Сергей Глазьев, еще в августе прошлого года назначенный советником Путина по вопросам евразийской интеграции. Однако, по сути, Глазьев исполняет обязанности советника по экономической политике. На решительной деоффшоризации экономии и политики Глазьев настаивал еще в феврале прошлого года, разъясняя причины, побудившие его стать доверенным лицом Путина, который тогда готовился к президентским выборам. Деоффшоризация, как ожидается, станет одним из главных пунктов готовящегося Российской Академией Наук (РАН) доклада о комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности. Работа должна быть закончена в марте. Ее координирует тот же Глазьев, а соответствующую рабочую группу возглавляет вице-президент РАН и член совета директоров «Роснефти» Александр Некипелов.

Однако Путин попросту бы изменил собственной репутации «мастера политических многоходовок», если бы ограничивался только «завинчиванием гаек», где контроль – там и оперативная проверка. Наделавшие много шума законодательные инициативы, из-за которых системные либералы с их фирменным «уважением» к народному представительству прозвали Госдуму «взбесившимся принтером» – это не более чем еще один аспект, реализуемого Путиным плана по приведению в чувства и идеологической мобилизации правящего класса страны.

Законодательные запреты на усыновление российских сирот иностранцами, пропаганду гомосексуализма, деятельность незарегистрированных в законном порядке иностранных некоммерческих организация и прочие резонансные инициативы власти, осуждаемые оппозицией, возможно, отражают миросозерцание первого заместителя руководителя Администрации Вячеслава Володина и его ключевых креатур в нижней палате – вице-спикера Сергея Железняка и замсекретаря Генсовета «Единой России» Ольги Баталиной. Однако главное предназначение этих законов и их масштабная презентация на государственных телеканалах – пробить на лояльность политико-управленческую верхушку страны.

Кто выступит «против», кто «за», кто промолчит? В зависимости от итогов этого самого репрезентативного социсследования Путин и будет строить свою кадровую политику. Ведь кто знает, какие законы, какие постановления кабинета придется принимать в случае масштабного экономического и социального кризиса? Как считают знакомые с ситуацией сотрудники администрации, глава государства пока склонен поставить Думе за лояльность пятерку с минусом, а правительству никак не более тройки.

На этом пока все.

В следующий раз мы продолжим обсуждать ТОП 5 политических трендов ушедшего 2012 года. 

Отзывы

 

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал