Подписка на обновления:
Подписаться

Политический национализм: партстроительство (часть 2)

День ТВ   12.09.2012   3361   55   00:19:01  
Программа
«Национализм»
Гость
Константин Крылов
Константин Крылов, президент РОД, председатель партии национал-демократов, о пути в большую политику через выборы.

Политический национализм: партстроительство (часть 2)

 

Константин Крылов, президент РОД, председатель партии национал-демократов, о пути в большую политику через выборы.

Как известно, благодаря новому закону о партиях, очень сильно оживилось партстроительство, причем абсолютно на всех флангах. Этим занимаются все, количество заявок перевалило за сотню и так далее, и тому подобное. Националисты, естественно, тоже не остались в стороне. Существует несколько организаций, которые более или менее можно назвать националистическими, которые сейчас пытаются преобразоваться в партии.

Кого тут можно назвать? Прежде всего, начнем с тех, кому повезло, кто уже в шаге от регистрации или уже получил первые документы. Это, прежде всего Бабуринский проект. О нем вы, наверное, знаете. Это было ожидаемо, поскольку по сути дела организация, я имею в виду «Российский общенародный союз», давно существовала и скорее всего, регистрацию они получат. Интересным партийным проектом является инициатива бывших соратников ДПНИ, ныне запрещенный, который вместе с некоторыми другими людьми сейчас сделали объединение ЭПО «Русские» — этнополитическое объединение «Русские», а на его основе хотят создать партию. Я думаю, что перспективы у них есть, хотя, честно говоря, судя по скорости, по которой сейчас происходит у них партстроительство, я думаю, что оно затянется. Как-то у них все это очень медленно двигается.

Очень сильно выстрелило, что называется, неожиданная совершенно инициатива — партия «Новая сила» профессора Валерия Соловья. Профессор Валерий Соловей очень известный интеллектуал, националист, кстати говоря, автор одной из тех книг, которые иногда называли интеллектуальным бестселлером десятилетия – это «Несостоявшаяся революция», книга о русском национализме. Так вот Соловей создает свою партию – «Новые силы», партия национального большинства. Ее идеология достаточно близка, например, к нашей. Однако ее принципы организации и так далее от нас достаточно далеки. Тем не менее, у Соловья тоже есть определенные хорошие шансы.

Из экзотики я могу, например, упомянуть усилия того же самого Савельева с его партией «Великая Россия», вернуть этой партии регистрацию. Он не собирается регистрироваться заново, но, насколько я знаю, у него то ли уже на руках то ли почти решение Страсбургского суда по поводу того отказа в регистрации партии, который у них в свое время был и который не позволил им партию создать. Это дает определенные шансы на вывод партии в легальное поле. Что из этого получится? Я не знаю, но сбрасывать со счетов я бы его не стал. При всем том, что мне очень не нравится то, что Савельев говорит и делает в последнее время, я не могу не признать, что это, по крайней мере, был яркий лидер, который в свое время очень себя хорошо зарекомендовал именно в этом качестве.

Наконец, немножко о себе. Я сам сейчас руковожу оргкомитетом по созданию национально-демократической партии. По сути дела мы сейчас пытаемся создать партию, которая очень четко следовала бы именно тому направлению, которое называется НД – национально-демократическим принципам, так, как они сформировались в последние пять лет. Мы – партия, которая выступает за то, чтобы национализм в России стал обычным европейским национализмом таким, каким он является во всем мире.

Сейчас, например, для нас ориентир – это страны Восточной Европы, которые практически все управляются националистами, в которых построено национальное государство. Мы считаем, что в России нужно сделать именно это, то есть построить национальное государство европейского образца: демократическое, с соблюдением основных прав человека, которое, однако, работало бы в интересах национального большинства, то есть той нации, на которой, собственно говоря, все и держится. Это довольно простые идеи. Другое дело, что мы их достаточно подробно расписываем. Я думаю, что у нас есть определенные неплохие шансы и на регистрацию, не смотря на то, что делают против меня, я готов в какой-то мере отстраниться от прямого руководства партией. Мне гораздо важнее, чтобы партия получила официальную регистрацию и могла участвовать в выборах.

Что касается ее программы, я надеюсь, что она окажется достаточно привлекательной для молодых образованных людей, русских, которые сейчас не очень удовлетворены тем, что предлагают им другие националисты, которые хотят, скажем так, нормального естественного национализма без экзотики ужасов и зверств, который ведет к тому, что они уже знают. Многие в Европе бывали, а те, кто не бывали, знают, как оно там, и которые этого собственно хотят. Мы предлагаем определенный путь к этому и вполне возможно, что по этому пути с нами пойдут и другие.

Сейчас нужно четко понимать, что существует только один реальный путь у кого бы то ни было к власти. С одной стороны, это оказание мирного ненасильственного сопротивления. Впрочем, власть у нас считает насилием, кажется, абсолютно все, включая сбор людей по трое, больше трех не собираться. Тем не менее, мы это считаем ненасильственными действиями. Люди имеют право собираться мирно без оружия, высказывать свои претензии к власти, имеют право выражать свою точку зрения и так далее. Все это оказывает на них определенное давление, иначе бы, кстати говоря, власть бы не сопротивлялась этому.

Всем совершенно понятно, что массовое недовольство граждан и выражение этого недовольства – это действительно путь к тому, что политическая система расшатывается и вынуждена будет идти на уступки. Чего мы хотим? Широкой демократизации, прежде всего, то есть допуска к политической жизни всех политических сил и возможности действительно на что-то влиять прежде всего законным мирным путем. Например, путем проведения кандидата в Думу, выдвижения там законодательных инициатив и так далее и тому подобное. Кроме того, конечно же, возможно и прямое давление, прежде всего, идеологическое – давление на власть путем просто громкого произнесения определенных слов, которые были бы услышаны и здесь, и может быть за пределами России.

Чего мы хотим дальше? Откровенно говоря, мы действительно хотим довольно серьезного переформатирования политической системы страны и ее привидение, я бы сказал, к международно-признанным нормам. Условно говоря, нормальной честной демократии, нормальных выборов и так далее. Нужно ли русским для того, чтобы обеспечить себе права в своей собственной стране что-то еще? Откровенно говоря, им достаточно этого. Напоминаю, что вообще-то говоря, русские являются национальным большинством в стране. Нас 80% и смотря на лихорадочный завоз все новых и новых азиатских мигрантов с раздачей им русских паспортов, все равно мы остаемся большинством.

Если нам дадут принимать те законы, которые нам нравятся и те решения, которые нам нравятся нормальным путем, то есть путем выборов, референдумов и так далее, то мы сами довольно быстро приведем страну в тот вид, в который мы хотим. Далее, насколько глубоки будут эти преобразования? Лично мое мнение состоит в том, что нам не обойтись без весьма глубоких, хотя и постепенных преобразований, которые приведут в конечном итоге к переучреждению нашего государства. Надо признать, что Российская Федерация оказалась неудачным проектом. Неудачным не в том смысле, что она вот-вот развалится. Нет, напротив, она может существовать очень долго, а в том, что она в таком виде, в котором она сейчас существует, не имеет потенциала к развитию. Она может только загнивать.

Невозможно существование государства, в котором основной народ подавлен, в котором существует, например, так называемая ассиметричная федерация с разными по сути дела правами республик и областей, где, извините меня, даже законы для разных категорий людей писаны разные. Мы все это прекрасно знаем. Достаточно вспомнить, чем обычно кончается конфликт русского с кавказцем и на чьей стороне всегда оказывается государство. Когда, извините меня, это самое государство не собирается развивать ничего кроме дальнейшей добычи минеральных ресурсов. Я уж не говорю о замене населения. Так вот, такое государство может существовать долго, но зачем, а смысл?

Необходимо перейти к другому государству, по сути дела, необходимо переучреждение его. Для этого будет рано или поздно созвано конституционное собрание, которое скорее всего рассмотрит этот вопрос и предпримет достаточно глубокие, отнюдь не косметические, скажем так, меры, которые позволят нам на месте нынешней Российской Федерации создать что-то новое. Будет ли это называться Российской Федерацией снова, я не знаю, это даже не принципиальный вопрос. Принципиальным вопросом является следующее. Железные гарантии демократии, чтобы не повторилась та ситуация, в которой мы находимся сейчас, потому что по большому счету сейчас наша политическая система в принципе отторгает все демократические институты.

Достаточно вспомнить, что в России никогда не было реальных альтернативных выборов первого лица государства, хотя бы из двух равноправных кандидатов. Нечто очень похожее и то это была имитация, было один раз в постсоветской истории, если вы помните, это были знаменитые выборы «Ельцин – Зюганов». При этом вся государственная машина работала на одного кандидата, а второй кандидат по большому счету заранее был готов сдаться. Это нельзя назвать честными выборами. Дальше и их не было. Можно ли назвать, извините меня, официально провозглашенную систему преемничества, которая по большому счету больше похожа на систему передачи власти в древнем Риме: когда один Цезарь, тиран и самодур, передавал власть какому-нибудь своему любимчику. Вот там да, это было. Так вот, по большому счету у нас именно это сейчас и происходит.

Итак, честные выборы, гарантированный допуск всех политических сил к собственно легальной политике необходимо обеспечить всеми силами государства. Второе – серьезная государственная реформа превращения ассиметричной федерации в симметричную, где все субъекты федерации реально равны. Есть два пути к этому. Можно, например, быть антифедералистом и предлагать создать унитарное государство, а можно предложить – мы, собственно говоря, стоим на второй позиции – поднять права ущемленных ныне государственных образований, субъектов федерации до тех, у которых эти права уже есть. Я, конечно, не предлагаю Тульскую область сделать равной Чечне, это, я боюсь, никаких денег не хватит. Тем не менее, скажем так, уравнивание этих прав, причем путем повышения – это необходимость.

По большому счету нам нужно понять, что нам нужно строить реальную федерацию. К чему будет близка эта модель? Как известно, например, существует очень прочная федерация. Самое большое и самое сильное государство мира, так на минуточку, это федерация с очень большими правами их субъектов, я имею в виду Штаты. Далее, необходимо очень серьезно пересмотреть экономическую проблематику, начиная, прежде всего с прав собственности. У нас сейчас существует уникальное государство, в котором рынок есть, а частной собственности, особенно крупной как таковой нет. Да, именно так, ее нет!

У нас есть люди, которые временно владеют какими-то активами, причем эти активы можно отнять и этот отъем активов, как правило, может стоить дешевле, чем их законное приобретение. Если это так, значит считайте, что частной собственности нет. У нас еще необходимо ее создать. Для чего требуется целый комплекс мер, начиная, кстати говоря, с законного через суд пересмотра событий, связанных с приватизацией. Кстати говоря, у нашей партии есть пакет предложений, который позволил бы эту процедуру провести так, чтобы не сильно ущемить с одной стороны интересы собственников и сделать их реальными собственниками, а с другой стороны ликвидировать ситуацию, при которой наворованную собственность постоянно друг у друга все отнимают. По большому счету, нам нужно создать институты частной собственности заново.

 Наконец, последнее. Необходимы очень решительные меры по увеличению благосостояния нашего населения, прежде всего русского. Искусственная бедность, в которой сейчас русских держат, да-да, именно держат, благодаря чему государство не может и не хочет даже развиваться. Оно предпочитает сидеть на этой самой нефтяной игле, чем развивать реальную экономику. Почему? Потому что нищим населением легче манипулировать и управлять. Однако у нас-то такой проблемы не будет.

Мы предпримем целый ряд мер, которые за короткое время позволят стать большому количеству людей, во-первых, богаче, а во-вторых, они получат в руки новые активы. Один из таких активов, кстати говоря, это земля. Мы собираемся предложить план масштабнейшей земельной реформы, предполагающий раздачу нескольких миллионов гектаров ныне бесхозной или находящейся в непонятно чьем, скажем так, распоряжении земли. Это может позволить решить целый ряд российских проблем, начиная от совершенно жуткого жилищного вопроса, который терзает людей, начиная примерно с гражданской войны, который тоже, кстати, является одним из механизмов терроризирования населения и управления им. Это нужно четко понимать. Так вот, и кончая, например, демографической проблемой, потому что, в общем-то, известно, что только широкое расселение людей по стране позволяет, собственно говоря, эту проблему решить. Города – это, в общем-то, говоря могильщики нации. Они должны быть, но к ним не должно все сводиться.

Я мог бы еще очень долго описывать то, что мы готовы предложить людям, но программа у нас сейчас будет опубликована, ее часть уже выложена на нашем партийном сайте rosndp.org. Можете зайти посмотреть, принять участие в обсуждении. Пожалуйста, потому что мы очень внимательно следим за тем, что люди просят и предлагают. Пожалуй, я бы сказал так: «Наша программа, она наиболее народная». Потому что в ее создании приняло участие очень большое количество разных людей, и мы максимально учитывали то, что они предлагали. Например, практически вся наша программа по малому бизнесу, чрезвычайно подробная, буквально там прописаны мелкие детали, она составлена самими же мелкими бизнесменами, которые очень хорошо знали, что им нужно.

В целом, конечно важны не те конкретные меры, которые мы предлагаем, конкретные меры все-таки они связаны с конкретным моментом. Мы прекрасно понимаем, что некоторые проблемы можно решать, так или иначе. Очень важны общие принципы, к чему мы собственно идем, в чем мы видим, собственно говоря, путь, по которому должен пройти наш народ для того, чтобы наконец найти свое счастье. Этот путь, повторяю, тот же самый, по которому уже шли другие народы и достигали успеха. Это путь построения русского национального государства. Повторяю, государства, основанного на демократии, законе и полноправии населения. Прежде всего, русского, которое сейчас прав, что называется, максимально лишено.

Если вообще с чем-то сравнивать, то по сути дела, мы являемся национально-освободительным движением. Нами управляет власть, которая очень похожа по своим методам на власти, существовавшие в свое время в европейских колониях. По сути дела нами управляет колониальная по духу администрация. Если она не является формально колониальной то методы, которые она использует, это те же самые методы которые, допустим, англичане применяли в Индии или бельгийцы, допустим, в Африке. Русские не хотят больше управляться колониальными методами. Мы хотим национального освобождения, мы хотим жить на свободе. Мы все этого хотим.

Этого хотят, кстати говоря, и либералы и левые, они просто предлагают какие-то другие пути к построению в общем того же самого. На мой взгляд, эти пути ошибочные, потому что, как известно, освобождение, которое происходит только в сфере экономики или только в сфере политики, которое игнорирует, например, тот же самый национальный вопрос, оно никогда не оказывается успешным. Потому что на самом деле, повторяю, только то, что можно назвать нацией может стать субъектом демократической политики. Не существует демократических государств, которые не были бы национальными, а те, которые есть, очень не успешны. Игнорирование этого момента или уж тем более, извините меня, недоброжелательство по отношению к национальным чувствам ставит под сомнение всю остальную программу.

В этом отношении, не смотря на то, что, например, нас иногда называют вы такие вот национальные либералы, либералы с национальной окраской. Многие из тех вещей, которые мы говорим, действительно похожи на те, которые, например, говорят товарищи из либерального лагеря. Например, мы тоже считаем, допустим, что экономика должна быть свободной, что конкуренция – это хорошо, что для малого бизнеса нужно обеспечить некие условия и так далее, и тому подобное. Они тоже это говорят, но поскольку у них все это висит в воздухе и не опирается на проблематику нации, а опирается, честно говоря, на очень странные построения. Они, например, говорят: «Мы защищаем определенный класс, мы защищаем определенную страту, а из кого она состоит нам уже не важно». В таком случае они, что называется, выступая за часть, упускают из виду целое, а только целое может стать, я повторяю, потенциальным субъектом.

Когда мы говорим, власть в государстве должна принадлежать народу – это не пустые слова, а народ – это, извините меня, именно народ, это нация. Только одна нация в России может действительно взять на себя эту ответственность – та, которая Россию создала, та, которая вынесла на своих плечах тяжесть этого строительства, та, без которой России не будет. Есть ли народ, без которого России не будет? Да, мы этот народ знаем, это русские.

Самое интересное, что все остальные народы это, в общем, понимают и с этим согласны. Другое дело, какие выводы они из этого делают? Однако вообще-то Россия = русские, если русских не будет, то Россия = 0 – это очень простая мысль, без понимания которой и соответственно без удовлетворения национальных чаяний русских не будет ничего. Поэтому мы считаем свою программу и свои представления реалистичными, а других, увы, менее. Мы не верим в чисто либеральную революцию, мы не верим в революцию чисто социальную. Мы верим, что только национальная революция может быть и либеральной  и социальной.

Благодарю за внимание.

Отзывы

 

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал