Подписка на обновления:
Подписаться

Русские националисты и 12 июня

День ТВ   08.06.2012   28276   86   00:24:51  
Программа
«Национализм»
Ведущий
Максим Калашников
Гость
Максим Марцинкевич Тесак
Гость
Иван Миронов
Гость
Александр Белов
Футуролог Максим Калашников беседует с Максимом Тесаком, Иваном Мироновым и Александром Беловым о предстоящем митинге 12 июня.

Русские националисты и 12 июня

 

Футуролог Максим Калашников беседует с Максимом Тесаком, Иваном Мироновым и Александром Беловым.

 

Максим Калашников: Здравствуйте, уважаемые телезрители! Приближается 12 июня – день массовых протестных действий. На чьей же стороне будут русские националисты и какие действия они предпримут? Сегодня в нашей студии представители трех крупных течений русского национализма. Максим, что вы и ваши товарищи будете делать 12-го июня?

Максим Тесак: Я и мои товарищи, вообще никоим образом не собираемся поддерживать и принимать участие в мероприятиях 12-го числа. Во-первых, потому что лично мне западло стоять в одной колонне с пидарасами, либералами, антифашистами, коммунистами. Я не буду этим заниматься. Абсолютное большинство моих товарищей тоже не пойдут туда. Также я не вижу реальных шансов, что-то изменить. Соберутся, по телевизору покажут. Националисты думают, что они сейчас соберутся под имперскими флагами, потусуются, все скажут: «Какие они молодцы! Народ поддерживают». Народу ничего не надо, у него есть еда. Картинка все равно будет такая, какая она будет нужна СМИ, а им нужна будет либеральная картинка. Не вижу никакого смысла туда идти и не пойду.

Максим Калашников: С вашей точки зрения, какая сейчас есть альтернатива походам на митинги?

Максим Тесак: Альтернатива походу на этот митинг?

Максим Калашников: Да.

Максим Тесак: На самом деле лучше, чтобы там не было милиции, чтобы этот митинг никто не охранял. Тогда бы там быстро все друг друга разорвали. Причем туда бы пришли все нацисты и пообщались уже с либералами, с представителями других политических меньшинств. Все было бы тихо и спокойно. Приходить и стоять вместе только потому, что рядом находится милиция и ничего нельзя сделать – это просто неинтересно.

У меня один товарищ во время митинга на Сахарова не выдержал и решил у антифашиста флаг отнять. Просто милиции не было. Они налетели со всех сторон, схватили его и отвели в отделение. Этим все и закончится, только в более массовом порядке. Не хочу я, чтобы люди подставлялись и просто гаситься не охота. Тем более что деньги за оплату всех мероприятий получат все равно те, кто его заявляют. Они себе и народ припишут: «Смотрите, у нас и здесь пришли, и эти дурачки с флагами, и МММ свои флажки принесли». Те хоть пропиарятся, здесь и разговора нет.

Не знаю, я бы поиздевался над ними. Прийти к сцене, закидать яйцами, пожалуй, это единственный вариант, который я вижу. Если уж так хочется сходить, то возьмите яйца с собой – выйдет на сцену либерал, раз и яйцо в него. В крайнем случае, эти свисточки возьмут посвистеть.

Наверняка будет, как и в прошлые разы. Националисты освистывают либеральных ораторов, либералы освистывают националистов, все нормально, все в говне. Возьмите яйца с собой, закидайте кого-нибудь, это уже будет акция политической воли. Вышли, поддержали народ.

Что требуют на этом митинге? Опять честных выборов? Власть поменять? Я Курский вокзал с бомжами оккупировал. Бомжи под контролем и будут сидеть, пока власть не сменится, или их ОМОН оттуда не уберет, но так как они очень плотно туда вросли, то бомжи вообще с Курского вокзала не уйдут. Здесь все нормально. Здесь уже с властью борются. Что еще? Митинг? Пожалуйста. Не вижу никакого смысла и перспективы тоже.

Максим Калашников: На днях на заседании оргкомитета русской колонны на акты 12-го сентября большинством голосов было принято твердое решение идти на акцию именно 12-го июня. Иван, что было на этом совещании? Что решили?

Иван Миронов: В совещании приняли участие лидеры большого количества национал-патриотических организаций, которых очень сложно было собрать в одном месте и посадить за один стол, потому что существует определенный взаимный антагонизм. Тем не менее, это удалось. Было принято решение, что все-таки надо выступать единой колонной националистов в общем гражданском протесте.

Максим Калашников: Ведь уже были такие выступления, начиная с декабря. Чем это лучше?

Иван Миронов: Все выступления националистов, которые происходили с декабря, носили разрозненный характер. Каждый сам выбирал куда идти. Кто-то шел на Болотную и на Сахарова. Кто-то, подыгрывая Кремлю, шел отдельной колонной, выступая в другом месте и оттягивая народ под имперские знамена. Кто-то теша личные амбиции вообще занимался непонятно чем. Либо посмотрел и ушел, непонятные призывы, непонятные обвинения. Сегодня, дай Бог, у нас получится собраться всем вместе в один большой кулак.

Максим Калашников: Иван, а не проще ли было воспроизвести некий Русский марш. Единая символика, один флаг, одни лозунги.

Иван Миронов: Максим, по сути это и будет Русским марш, но в общем гражданском протесте. Сегодня в нем принимают участие такие же русские люди, которые приходят, чтобы протестовать и высказывать свое возмущение и не примирение с действующим режимом, действующей системой. Отказываться и не идти к своим гражданам сегодня это преступление и предательство.

Максим Калашников: Можно ли сказать, что будет предпринята своя пропагандистская война на этом митинге?

Иван Миронов: Естественно. У нас своя позиция и свои цели, которых мы должны достичь и к которым мы должны прийти, они никак не соотносятся с целями и задачами либеральных и левацких сил. Сегодня либералов поддерживают от силы 2–3% и это их потолок. Нас на сегодня поддерживает 80% населения. Несмотря на всю ненависть и неприятие к существующему строю эти 80% населения сидит по домам, потому что они не видят единого знамение центра притяжения национальных сил, куда они могли бы влиться. Нет этого, потому что сегодня в национал-патриотическом лагере такая разрозненность, что люди не видят тех маяков, к которым надо идти и к кому можно присоединяться.

Наша попытка как раз и заключается в создании единого оргкомитета, чтобы по ключевым акциям и моментам мы могли договариваться, принимать совместные решения и вместе действовать. Это позволит нам выявить, для кого достижение личных целей и амбиции стоит выше национальной идеи и национальных задач.

Сегодня никто не рассматривает 12 июня, как и последующие происходящие акции, как некие самоцели. Мы говорим об отработки механизма объединения, потому что ничего глобального достичь нельзя, если хотя бы на этом уровне мы не сможем договориться и выставить единую мощную колонну.

Максим Калашников: По сути дела это ни что иное, как максимально приближенное к боевой обстановке учение.

Иван Миронов: Совершенно верно. Давайте рассматривать это как учение по координации. Если у кого-то есть другие идеи, как отрабатывать эти механизмы, то предлагайте – мы все рассмотрим. Прежде всего, 12-го июня мы идем к своему народу, который там будет. Там соберется 50–70 тысяч наших обычных граждан, которые устали терпеть. Все, что происходит с ними, происходит и со страной.

Мы призываем всех идти под имперскими знаменами. Часть наших соратников, которая туда придет,   будет одета в имперские майки – это майки, которые лишены какой-либо партийной символики или привязки. На них будет только три цвета – черный, золотой, белый и эти майки должны обозначить авангард русской колонны.

Максим Калашников: Часть участников совещания высказывала мнение о том, что нужно коалиционное правительство с либералами. Они об этом говорили, заглядывая в будущее. Какова твоя личная позиция по этому поводу? Нужно ли ставить такую цель, как коалиционное правительство с либералами?

Иван Миронов: Я не вижу перспективы и смысла в этом. Врага, как и друга, надо держать на расстоянии вытянутой руки. Бросаться к ним в объятья не стоит и это противоречит целям национального движения. Никаких коалиционных теневых правительств быть не может, потому что как только затрагивается вопрос о распределении каких-то мифических мест – кто-то должен быть министром, кто-то должен быть председателем кабинета, кто-то должен быть замом – тут же выстраивается иерархическая лестница. За эту мифическую иерархическую лестницу, которая только в воздухе нарисована, начинается драка. Даже у нас, у националистов, не получается договориться о том, что мы все действуем на равных, чтобы не было никакого превосходства, чтобы не было никакого подчинения. Когда озвучили эту идею, тут же пошло – давайте сделаем кого-то верховным правителем оргкомитета. Вот этот бред даже близко нельзя допускать, потому что как только мы создадим иерархию, мы создадим повод для взаимных неприязней и для взаимных споров, а это надо исключить.

Еще раз говорю, что до 12-го июня и после 12-го июня мы отрабатываем механизм взаимодействия в единой колонне. У нас могут расходиться цели, задачи, либералы, не либералы. Давайте создадим структуру и оргкомитет, который бы позволял людям собираться для выражения своих целей и позиций.

Я еще раз призываю соратников воздержаться от ношения формы, напоминающей форму нацистской Германии. Говорите все, что угодно, что это форма летчиков и советских подводников. Если это форма советских подводников, тогда найдите подводную лодку, плывите на Северный полюс и стройте там какой-то свой очередной Рейх со своими вождями и вождятами.

Мы идем в русской колонне, под русской символикой, под русскими лозунгами. Ничего чужого, тем более то, которое пало под натиском наших дедов и прадедов, нам не нужно.

Александр Белов: Хотел бы обратить внимание, поскольку я слежу за дискуссией, которая развернулась в националистической и в национал-патриотической среде, на то, что многим не нравится тот, кто стоит на сцене. «Давайте сбросим их со сцены», «Давайте напишем плакат, например «Долой бл**ей со сцены». Мне кажется, что это абсурд, потому что воевать надо с главным врагом, а не с производными. Если кому-то не нравится Собчак, Немцов, да и фиг с ними. Идите на митинг «Единой России» и напишите им «Долой бл**ей со сцены». Надо, в том числе, и правильно оценивать собственные националистические ресурсы и возможности.

Часто националисты замыкаются в своей национал-патриотической тусовке и разговаривают исходя не из реального положения людей, а исходя из интересов внутривидовой войны. Она для кого-то прикольная, но ровным счетом ничего не решает. Играть надо на всем шахматном поле. Нельзя играть на четырех клеточках или на восьми, тогда точно проиграешь. Если ладья будет бороться со слоном, то это бессмысленно, противник другой. Они играют на всем шахматном поле и нельзя выключаться з этой борьбы.

Наоборот надо ставить большие задачи и только тогда мы будем привлекательны. Если мы будем бороться с Немцовым, Удальцовым и Ксенией Собчак – какие-то чуваки борются с Ксенией Собчак – не комично ли? Враг один – это криминальный космополитический режим, он должен уйти, а потом надо разбираться. Когда будет свобода, тогда мы действительно и узнаем, кого русский народ в первую очередь хотел бы видеть в качестве депутатов Госдумы, то есть лиц, которые пишут законы; кого русский народ хотел бы видеть в качестве руководства исполнительной власти; когда будут настоящие свободные выборы. Пока весь этот протест нельзя сводить к каким-то внутренним разборкам.

Максим Калашников: Получается, что сейчас националистам не нужно идти на некие самостоятельные акты?

Александр Белов: Самостоятельные акции должны происходить перманентно ввиду того, что существуют националистические движения, много объединений, и необходимо жить не от общепозиционной акции до общепозиционной акции. В промежутке между ними проводить свои мероприятия, ездить в другие регионы, проводить акции, общаться с людьми, разговаривать, потому что пока еще не все наше общество живет в Twitter’е и Facebook’е. Многие люди вообще далеки от компьютеров и с ними надо разговаривать и общаться. Необходимо втягивать как можно большее количество людей в так называемый информационный мир.

Максим Калашников: Александр, обычные аргументы противников совместной акции с либералами: «Вы загребете жар для них, вы сбросите нынешнюю власть, а дальше власть возьмет самая организованная и богатая группа. Плевать на то, что всего лишь 1–2% населения за ним идет, главное – это организация ресурса. На самом деле вы сработаете живым тараном, а к власти придут другие, а именно либералы».

Александр Белов: Хочу уберечь всех от ложных исторических аналогий. Ситуации бывают схожими, но повторить 90-ые годы невозможно. Абсолютно другая ситуация. России все равно, кто бы к власти не пришел, а на первом этапе ключевым источником дохода будет импорт нефти. Вопрос в том, как это будет распределяться. Говорят о том, что ресурсов больше у либералов – это тоже ерунда. Просто, к сожалению, русский настрой на предпринимателя пока еще более трусливый, нежели либеральный, и пока еще недостаточно эффективно вкладывают средства в национальную позицию, а так их достаточно. Я знаю кучу именно этнически русских и даже с национальными взглядами людей, которых можно назвать практически олигархами. Их состояния приближаются практически к миллиардным состояниям, но они боятся делиться, так как думают, что их прихлопнет злой Вова.

Страх должен пройти, поэтому самая главная цель – это убить в себе Путина. Страх должен исчезнуть. Говориться, что либералы более организованы, да ничего подобного. У них такая же грызня между собой происходит. Они не создали практически ни одной единой партии, у них постоянно куча различных партий. «Яблоко», «Союз правых сил», сейчас «Республиканская партия». Поэтому это миф.

Российское общество действительно раздроблено, расколото и во многом власть на этом играет. Я условно говорю, что например власть призывает к себе условного Рыжкова и говорит: «Слушай, ты чувак нормальный и мы хотели бы иметь с тобой дело. Мы даже зарегистрируем твою партию и ты будешь участвовать в выборах, но нужно, чтобы ты определился и избавился вот от этих негодяев. Посмотри, кто там в списке: Навальный, Немцов – это очень плохие люди, осуди их». Он бежит и с радостью их осуждается.

Все то же самое, один в один, делают националисты. Разводка не меняется уже на протяжении пятнадцати лет. По одному и тому же сценарию постоянно все ведутся. Не надо вестись, это глупость.

Есть свой электорат у либералов, есть свой электорат у левых, у националистов. Насколько он объемен и насколько мы будем готовы воевать за большинство – покажет время. В конце концов, насколько мы даже между собой сможем договориться, от этого и будет зависеть наш успех. Если ждать, когда умрут все либералы, когда наконец-то наступит время, националисты выступят единым строем и сменят кровавый режим, то давайте очнемся. Давайте хотя бы сейчас, на данном этапе, маленький кусочек будем признавать хотя бы на сегмент в законодательной власти России. Хотя бы это.

Покажите, где националисты победили на муниципальных выборах? Маловато. Недостаточно опыта, недостаточно желания. Все сразу хотят стать президентами, а ничего такого не бывает. Надо расти, надо работать, это большой и колоссальный труд, и, безусловно, жертвенность.

Поэтому меня не пугают либералы, я не вижу, что лично я менее способный, чем Немцов или Касьянов. Я не чувствую в себе такой ущербности. Я знаю многих националистов, которые не менее эффективно могут конкурировать и по средствам, и по организованности, и с либералами, и с левыми. Не надо этого бояться, это не враги никакие, они не страшные. Мы с вами создаем некий жупел, когда спрашиваешь: «А кто там либералы на сцене? », то в лучшем случае назовут Немцова, а так с трудом описывают. Например, «Чирикова – это либерал или не либерал? », «Удальцов, по-моему, точно не либерал».

Максим Калашников: Навальный точно либерал.

Александр Белов: Навальный скорее национал-либерал, если такое слово возможно. По крайней мере, национализм в понимании россиян очень часто ассоциируется с навязанными в советское время штампами, что это такие парни, которые в угоду своему буржуазному капиталу пытаются переложить ответственность на неких инородных элементов. Классика «Советской энциклопедии». Мне кажется, надо брать не только представления о националисте 50-ых годов, но и современные националистические движения. Если вы посмотрите риторику Мари Ле Пен, которая, безусловно, националистична, то надо сказать, что она вполне соответствует тому, что говорит Навальный. Она не может себе позволить употреблять выражение: «Француз – это тот, кто по крови происходит, чисто европейской расы».

Надо быть приближенным к реальной действительности, потому что в лучшем случае тогда можно создать секту. «Секта фанатов лучшей крови», «Секта любителей Адольфа Гитлера». Общество это давно не приемлет, это не актуально. Навальный – это единственный шанс всего оппозиционного лагеря на «более 50%». Навальный не может быть ни левым, ни либералом, ни националистом. Если только он делает крен хотя бы в одну сторону, то он автоматически теряет существенный кусок огромной аудитории. Даже не актива националистического, либерального, а именно людей, не определившихся и не присоединившихся, решающих «а с кем? », «а за кого? ».

Не определившаяся – масса, которая не ассоциирует себя с националистами, но если с ними поговорить, то их убеждения вполне себе националистичные. Ни с левыми, хотя если опять же поговорить, то многие из них недовольны приватизацией или хотели бы повышения социальных гарантий. Тем более они не ассоциируют себя с либералами, они ненавидят Чубайса и прочее. Это и есть обычные горожане, обычные москвичи. Спросите их: «Ты кто? ». Ведь феномен российского социологического мира в том, что когда спрашивают россиянина: «Кого ты ненавидишь? ». Он отвечает: «Негров и скинхедов – это сволочи, их всех убивать надо». Я шучу, конечно, но этот феномен является спецификой российского общества – оно крайне националистично, но боится себя назвать националистом.

С моей точки зрения, сейчас необходимо научиться нормально разговаривать между собой и представлять из себя единую силу. Если мы будем представлять из себя кучки разрозненных групп, то с нами никто и договариваться не будет. Мы будем никому не интересны. Будем сами с собой, а это смешно. Не надо бояться, не надо думать, что кого-то забыли. Дайте возможность двум-трем людям вылезти немного повыше и они вытянут всех остальных. Не надо действовать по принципу известного анекдота, когда в аду черти показывают грешнику. «В какой котел хочешь? К евреями или к русским? ». – «А в чем разница? ». – «Евреи сидят, а черт придерживает крышку, чтобы никто не выскочил. Если один выскочит, то всех остальных за собой вытянет. Вот здесь ни крышки, ни чертей, потому что как только русский начинает вылезать, то его другие обратно за ноги стаскивают». С этим надо бороться, такого не должно быть. Надо помогать друг другу.

Националисты должны быть представлены в коалиционном будущем правительстве или как угодно это можно назвать – коалиция переходного периода – там должны быть представлены все политические силы, может быть не совсем политические, но участвующие в политике силы общества. Не надо стесняться или бояться: «Почему у националистов не половина? Ведь мы представляем наш огромный народ и все русские националисты». Это не так, если все националисты, то тогда черно-желтыми знаменами должна быть заполнена вся площадь на тех же «Маршах миллионов», но ведь это не так.

Давайте говорить откровенно. Давайте делать себя больше, но не надо претендовать на что-то невероятное. Не надо никого обижать, в этом нет необходимости, и наоборот, не надо пугать национализмом. Надо показать, что мы вменяемы – с нами можно разговаривать, с нами можно договариваться, потому что если националисты окажутся в одиночестве и будут воевать со всем миром, то будет тяжело очень выиграть. Лучше выбрать одного врага, завалить его, а дальше разберемся.

Максим Калашников: Давайте подведем итог. Как ни крути и что ни говори, но пока русские националисты выступают не очень самостоятельной силой. Идут своей колонной, да впервые вместе, но все-таки на чужое, заявленное совершенно другими силами мероприятие. Хотелось бы пожелать нашему национализму поскорее оформиться в самостоятельное и очень сильное течение, потому что быть прицепом к кому-либо не очень хорошая роль. История учит, что национализм редко противоречит либерализму, что бы нам там не говорили и очень жесткая национальная власть всегда будет не либеральной, ибо подчиняет интересы индивида интересам целого, нации.

С вами была программа «Русский ответ». До следующей встречи, дорогие друзья.   

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал