Подписка на обновления:
Подписаться

Русские националисты и Марш Миллионов. За или против?

День ТВ   14.09.2012   8131   37   00:27:58  

Программа «Национализм»

Гость
Константин Крылов
Гость
Дмитрий Дёмушкин
Гость
Иван Миронов
Гость
Александр Белов
Гость
Андрей Савельев
Гость
Александр Севастьянов
Гость
Максим Марцинкевич Тесак
Александр Белов, Константин Крылов, Дмитрий Дёмушкин, Иван Миронов, Максим Марцинкевич, Андрей Савельев, и Александр Севастьянов о возможном участии русских националистов в Марше Миллионов 15. 09. 2012

Русские Националисты и Марш Миллионов.

Часть первая: «За! »

 

Иван Миронов, заместитель председателя Русского общенационального союза

Марш миллионов, который заявлен на 15-е сентября, он официально сейчас под вопросом. Существуют сейчас большая вероятность, что разрешения мэрия не даст на его проведение. Более того, ходят слухи, что в случае если, все-таки, он состоится, или санкционировано, или несанкционированно, то готовится такое, достаточно жесткое подавление. Опять таки, если он состоится и официально будет дано разрешение, то мы призовем всех своих сторонников участвовать. Мы пойдем и партийной колонной, и колонной националистов под имперскими знаменами, как это было уже неоднократно, в том числе 12-го июня. Что касается меня, то я там лично буду при любом раскладе.

Националисты говорят, что это либеральная площадь, либеральные группы. Националисты и те, кто был, вам все подтвердят, что националисты 12 июня – это была самая массовая, самая сплоченная и самая организованная политическая группа. Там очень много разных политических, общественных направлений, но самая сплоченная была у нас и этот успех сегодня надо только усиливать! Отвернется кто? Кто скажет: «Надо поддерживать Путина», «Давайте поддерживать Единую Россию»? Да, они не с нами. Они отвернутся. Те, кто променял уже свою совесть на какие-то блага, выгоды, деньги? Да, они отвернутся. Но они нам не нужны. Пусть наши ряды очистятся вот от этой всей плесени.

Для человека, который понимает, что происходит в стране, для него любая форма борьбы, любое движение к поставленным целям, оно необходимо, понятно и логично. Поэтому я надеюсь, что количество наших сторонников, которые сегодня не ходят на протестную площадь, потому что они считают, что там либералы. Ну и что, что там либералы? Если сегодня в России у власти подонки, сволочи, если у нас дома наши, школы забиты мигрантами, которые не умеют говорить по-русски. Противно все это наблюдать и видеть, для детей, для женщин, для стариков страшно ходить по улицам – это что нам теперь уезжать из России? Нет уж, господа, будем биться, и будем биться да конца. Где бы это не происходило – или там, на площадях, на улицах, любая сегодня площадка, любое протестное движение нам необходимо, как воздух. Потому что в противном случае мы утрачиваем уже свои позиции, которые и без того очень зыбки.

12-е июня показало, когда мы смогли сесть за один стол, разные политические силы правого плана и решить, что мы идем единой колонной. Нам удалось сформировать несколько тысяч колонн в нескольких тысяч под имперскими знаменами и, фактически, мы контролировали проспект Сахарова 12- июня. Я был на сцене, я видел, когда нас организаторы попытались запихнуть в хвост колонны. Когда вот этот клин, как нож масло, разрезал проспект Сахарова, подошел к сцене, развернул имперские знамена. Я получил слово, буквально в самом начале только потому, что организаторы боялись, что если националистам не дадут слово, то начнется разгон. Начнется разгон, начнутся беспорядки, и вот под давлением наших сил нам удалось получить это слово и получить слово в первых рядах.

Это миф, что туда ходят либералы, что это – либеральный митинг, что там очень много хипстеров, которые нам абсолютно чужды и вражды, это не так, потому что, скажем, мое выступление, оно получило горячую поддержку. Говорил я о геноциде русского народа, о противостоянии этому геноциду, я говорил о том, что надо вставать за наших политзаключенных, я зачитал письмо Данилы Константинова, нашего соратника, который находится в Матросской Тишине. Фактически, были озвучены те лозунги, под которыми мы сейчас идем, под которыми развивается националистическое движение в России. И эти лозунги получили самую горячую поддержку.

К примеру, после меня выступал Касьянов, которого засвистали, заплевали. Я вообще удивляюсь, зачем уважаемый господин Касьянов с какой-то мазохистской настойчивостью выступает перед абсолютно враждебной толпой, каждый раз получая то, что в принципе заслуженно он получает из уст народа. Но я хочу сказать, что это не либеральный митинг – туда приходят русские люди, наши люди. Мы идем туда не к либералам, мы идем к русским людям доносить и заявлять нашу позицию. Чем больше там будет наших соратников, наших друзей, то тем, наверное, больше будут и сильнее будут корректироваться вот те задачи, которые сегодня ставит перед собой протест.

Повестку дня будем формировать мы. Чем больше нас там будет, тем эта информация, тем эти цели будут громче и сильнее озвучены. Поэтому, конечно, надо туда идти, надо идти и брать под себя протест, который сегодня пытаются оседлать те люди, которые на это морального права и должной народной поддержки.

Дмитрий Демушкин, глава высшего нацсовета ЭПО «Русские»

Марш Миллионов, смотрите, во-первых, понимание, нужны ли там русские националисты, начнем с этого, на Марше Миллионов. Я считаю, что русские националисты присутствовать там должны. По причине чего? Русские националисты из года в год выходят на улицы и обращаются к русским людям с одним вопросом: «Русские люди, выйдите на улицу, русские люди, слушайте нас, русские люди, участвуйте в политической жизни». Вот вроде бы мечта русских националистов сбылась – 100 тысяч обычных москвичей вышло на улицу.

Сразу появились некие люди, которые сказали: «Вот мы не участвуем там с либералами, там с левыми, там еще с кем-то там». Ребята, а кто обещал вам монополию на общение с собственным народом? Никто. Везде, где будет 100 тысяч обычных русских людей, будут и все остальные: будут и левые, будут там и Немцовы, будут там и все остальные. Ну и что? Понятно, что они тоже пойдут. Если вы боитесь конкуренции с ними, значит у вас нет идеи, либо у вас нет мозгов. То есть, приходите и сражайтесь. Потому что эти люди, которые выходят, обычные москвичи, у вас шанс их завоевать гораздо больше, чем у Явлинского там, чем у Каспарова там, чем у всех остальных. Они по всем опросам – на 80% кухонные ксенофобы. Приносите свои 50 тысяч своих листовок, газет, флагов, объясняйте, спорьте с ними, и все, и националистов увидят обычные люди, включатся в этот процесс. Кто-то к вам пойдет, кто-то не пойдет, но в любом случае будет конкуренция. Даже при том, что слово националистам дают минимально, все равно все, кто выходил на акции протеста, националистический сегмент видели. Мы занимали всю правую сторону. То есть, с этой позиции, участие националистов в общегражданских акциях необходимо.

Если бы это был митинг там «Яблока», то там, да, делать было бы нечего. «Яблоко», как известно, собирает митинги на 200 человек. Солидарность со всеми несогласными – 500–700. Вот там делать националистам нечего. Мы б туда и не смогли пойти, а пойти на акции, где выходит 100 тысяч людей, русских, обычных – почему нет? Конечно, нужно. Однако сказать за все движение сейчас об участии я тоже не могу, потому что у нас есть совет и у нас есть консультация с руководителями различными. Мы должны консолидированное решение принять об участии. Националисты, все сомнения, будет там сегмент присутствовать в лице различных сил. Туда входят даже те люди, которые постоянно только то и делают, что клеймят либералов вроде Савельева. Кричит, что либералы – это зло, и вот туда, там это все нельзя, это ад, с ними не связываться, но при этом не забывают сами все туда пойти. Видимо, чтоб как-то там переодетых людей своих поэпатировать журналистов как-то. То есть, это – площадка, и на ней, действительно, надо присутствовать.

Если вы выпали из этого процесса, это плохо. Значит, вы не умеете работать с людьми, значит вы – секта. Если вы – секта, тогда вы не занимаетесь политикой, де-факто. Потому что надо уметь обращаться к большому числу, апеллировать к большим аудиториям, иначе вы будете замкнуты, как правые новости – жужжать в своем кругу, пройдет 40 лет и ничего не изменится у вас. Выявиться, посадят несколько сотен, в итоге окажется половина работает на кого-то или кто-то там с ними сотрудничает. В итоге никакого выхлопа нету, никакого толку.

Поэтому здесь позиция по Маршу Миллионов, так называемому, это позиция: пока туда ходят русские люди, надо участвовать. Когда это превратится в секту Удальцова и Каспарова, то делать там будет нечего. Там надо занимать правый сектор, приходить, занимать его, строиться, показать, что мы – организованная сила, поднимать знамена, чтобы все люди видели кто мы и что мы. Потому что туда приходит очень много людей, которые о националистах знают ровно то, что им показывали СМИ много лет – это какие-то страшные убийцы дворников, которые занимаются исключительно тем, что гоняются там за кем-то и кого-то там режут в подворотнях.

Надо показать, что националисты – это люди всех возрастов, всех социальных сословий, такие же, как и они. Когда обычные дедушки, тетеньки, даже какие-то свободолюбивые блоггеры видят, что националисты – они вполне адекватные, и приходят, строятся и отстаивают свои позиции, отношение к нам меняется. Это нормальный процесс. Даже заочно накопилось по национализму очень много негатива и очень много вопросов. Приходим, беседуем, большое взаимодействие людей происходит, большое количество, вот зимой мы 50 тысяч мини-газет раздали, то есть, самый живой отклик был после этого, то есть, абсолютно все, выступаем за абсолютно адекватные вещи. То, что мы хотим – поддерживает основная масса населения.

По лицам националисты менее медийные и менее наели бельмо у населения, чем те же лидеры либералов, например, от которых многих, вообще, выворачивает. Поэтому здесь националисты – абсолютно молодой сегмент, который может, не может, а скажем так только-только начинает набирать вот эту общественную медийную известность. Поэтому все лидеры, если они считают себя таковыми, должны использовать площадки, чтобы донести свою позицию, мнение, идеологию. В конце концов, что такое агитнационализм? Агитация и пропаганда сейчас, причем в широкие массы людей и потом уже формирование зазнавших, звеньев организации. Если вы боитесь апеллировать к широкой публике, и вас там не поймут, и вы там боитесь Немцова, то, что он рядом с вами стоит, значит, вы – политический карлик, импотент, значит, вам нечего заниматься политикой.

Константин Крылов, президент Русского Общественного Движения

Что касается марша национал-демократов в Марше Миллионов, то, естественно, участие мы в нем примем по одной простой причине. Мы, собственно говоря, принимаем участие во всех мероприятиях, повестка которых, более или менее, совпадает с нашей. Если на мероприятии выдвигаются требования, которые для нас важны, то мы стараемся в нем участие принять.

Националисты вообще и национал-демократы, в частности, — это, в общем-то, участники протеста, можно сказать, с самого начала. Почему? Просто потому, что в данном случае, общегражданская повестка совпадает у нас с националистической. Мы все заинтересованы, в общем, в одних и тех же вещах. Прежде всего, в реформе политической системы, в признании фальсификации выборов, в изменениях, скажем так, политического климата в России к лучшему. В этом заинтересованы мы, в этом заинтересованы даже те, кто обычно является нашими оппонентами, в этом заинтересовано общество в целом.

Поэтому мы придем. Поэтому мы примем настолько активное участие, насколько это будет, вообще, возможно. Протестное движение не просто неоднородно, оно еще возникнув сразу же столкнулось с достаточно серьезной обструкцией со стороны, скажем так, ядерных электоратов всех политических сил. Чтобы было понятно. Например, националистов, которые участвуют в протестном движении, довольно часто обвиняют в том, что они идут в одной колонне с отвратительными активистами ЛГБТ, с «Антифа», с которыми они же потом дерутся на улицах, с либералами, которые развалили страну, и так далее. Это, повторяю, их выбор, его можно понять, его можно уважать, просто ему не надо следовать. По причинам, которые я уже сказал. Если мы хотим чего-то добиться, не просто сидеть в своем углу и исповедовать свои принципы, а добиться реальных перемен в жизни страны, которых, заметим, хотят все.

Это значит, что все, кто этого хочет, должны именно по этому вопросу (повторяю, не изменяя своим идеалам), действовать вместе. Давайте сначала мы добьемся демократизации политической системы, давайте добьемся честных выборов, или, хотя бы, не настолько бесчестных, давайте добьемся того, чтобы все политические силы были представлены в легальном поле, а после этого, давайте же, наконец, нормально соревноваться, например, за симпатии электората. Вот тогда – пожалуйста!

Я, например, с очень большим удовольствием пополемизирую с теми же людьми, с которыми я стоял на одной трибуне. Скорее всего, это будет достаточно жесткая полемика и с моей стороны, и с их, потому что политические программы мы будем, наверное, предлагать разные. Однако давайте это делать во время предвыборных дебатов в телевизоре. Если мы добьемся и этого, то мы будем считать, что, да, движение привело к успеху. Пока мы этого не добьемся, да, у нас есть общая проблема, и мы будем ее решать вместе. Это совершенно естественно.

Нельзя сказать, что сотрудничество разных политических сил идет гладко, и, опять же, должен сказать, что известная вина лежит на совершенно определенной политической силе, которая, с одной стороны, попыталась в свое время возглавить протест. На мой взгляд, кстати, не очень удачно. С другой стороны, попыталась его монополизировать. Я имею ввиду людей, с так называемыми либеральными взглядами, которые с одной стороны обладали большим ресурсом, чем все остальным, вместе взятые. Хотя бы потому, что у либералов есть, например, свои СМИ, свои газеты, свое радио, много чего еще. Кроме того, финансовая поддержка, которую ни левые, ни националисты, ни гражданские активисты особенно не имели.

В результате они почувствовали себя хозяевами положения. Более того, когда протесты начинались, либералы, вообще, думали, что их полностью возглавят они. Они не хотели ни с кем особенно сотрудничать. Кстати говоря, националистов не любили особенно и пытались их выжимать из протестного движения, как только могли. Я сразу оговорюсь, я говорю далеко не о всех либералах. Как выяснилось, там имеются, вполне себе, достойные люди, которые понимали, что представить нужно все политические силы.

Да, были люди, они есть, которые очень хотели бы, чтобы все это дело находилось в их личных руках. Те, кто в курсе дела, те, кто, например, смотрели передачи из оргкомитетов, они все выложены в интернете, можно посмотреть. Там, действительно, были несколько раз достаточно неприятные сцены. Я, например, помню, как на одном оргкомитете какие-то экзальтированные люди кричали, что националистов нужно отсюда убрать, «Фашисты, вон! », или еще что-то там такое. Пришлось на них немножко покричать. Это было. Были попытки, скажем так, выдавить нас из процесса подготовки и принятия решений, принять документы, которые были бы для националистов.

Расскажу, о собственном опыте. Я работал в одной редакционной комиссии, которая готовила, собственно говоря, первые протестные документы. Более того, сейчас эти документы стали весьма важными, поскольку, именно по согласию с ними, скажем так, сейчас определяется, может кто-то быть полноценным участником протестного движения или нет. Так вот, эту самую комиссию возглавлял известный Лев Пономарев, известный либеральный правозащитник, который даже в своей среде считается уж либералом из либералов. Признаюсь честно, когда я увидел подготовленный им документ, я очень удивился, потому что он, по большому счету, на половину состоял из проклятий в адрес неких фашистов, неких людей, которые делят кого-то по национальному признаку и так далее. К протестам все это отношения никакого не имело, потому что протестовали-то, извините меня, против фальсификации выборов, на минуточку. Но почему-то все эти рассуждения туда вошли. Я приложил все усилия, чтобы оттуда все это безобразие убрать и это было убрано. В результате чего мы получили относительно пристойный документ. Однако я должен сказать, что это стоило определенных усилий. Да и эти усилия мы будем прилагать дальше.

У националистов есть свой интерес в том, чтобы протестное движение не превратилось в личную или частную лавочку одной политической силы. Точно также, были попытки, например, не допустить националистов к выступлениям. Это я тоже очень хорошо помню. Я сам все это видел и даже был непосредственным участником событий. Кому-то не дать слова, кого-то засвистеть. Чем кончились все эти попытки – известно. Пришлось применить определенные меры для того, чтобы слово нам дали, чтобы наши выступления прозвучали.

Хотя надо сказать, что мелкие гадости все равно были. Например, на одном из мероприятий мы специально продавили выступление Александра Белова. Александр Белов – фигура для либералов, скажем так, достаточно неприятная. Так вот, у него было блестящее выступление. Между прочим толпа, которая, по большому счету, кстати говоря, даже не очень знала, кто выступает, реагировала очень восторженно – это были аплодисменты, это были крики. Многие приняли Белова за Навального, потому что у них манера выступления довольно похожая. Так вот во время прямой трансляции, которую вела одна очень известная компания, все выступления были, а на выступлении Саши каким-то мистическим образом сломалась аппаратура, вот именно на его выступлении. Дальше, кажется, снова починилась, когда Саша закончил.

Такого рода вещи, конечно, мы замечаем, не забываем, но какой из этого нужно сделать вывод? Конечно, можно обидеться, чего, собственно говоря, от нас и хотят. Мы не будем обижаться. Мы будем продвигать себя гуманными, мирными способами, но достаточно решительно. Вытеснить националистов из протестного движения и монополизировать его не получится ни у кого. Мы сами не претендуем на то, чтобы его монополизировать, и не только потому, что у нас, допустим, нет сил или нет радиостанции «Эхо Москвы», но и потому, что мы достаточно демократичны и мы не считаем возможным делать своей монополией то, что считаем общенародным делом. Однако и с собой мы не дадим так обращаться.

Александр Белов, председатель Национального Наблюдательного Комитета ЭПО «Русские»

Существует миф укоренившийся, о том, что за всеми этими беспорядками, за Маршем Миллионов стоят агенты-госдепы, конкретные либералы, которые наследили в 90-х, сделали что-то очень плохое. Хотел бы сообщить, что на самом деле я, как человек, который постоянно присутствует на всех оргкомитетах, я искренне хотел найти, где же эти проклятые либералы, и вот так их можно по пальцам пересчитать. То есть их, отнюдь, не большинство. Это раз. Из тех, кто таковым является, пожалуй, только единственный имел косвенное отношение к реформам 90-х годов – это, действительно, Борис Немцов. Все остальные никакого отношения к устройству ельцинской экономики, приватизации, просто не имели.

Некоторые считают, что Каспаров – либерал, в чем я, на самом деле, сомневаюсь. Вы почитайте, вообще-то, его статьи, да. Недостаточно знать, что он – Гарри Кимович Каспаров и в Соединенные Штаты ездит. Этого не достаточно, чтобы понять либерал он или нет. Почитайте, что он говорит. Вы знаете, он использует такие термины, как, например, «либерасты». Это он, интересно, о ком? О националистах что ли? Нет, конечно.

Во многом страхи навеяны тем, что мы просто не знаем о людях и живем информацией, которая подсказана путинской пропагандой, еще сурковской пропагандой. Никакого серьезного там, тотального контроля либералов над протестом больше нет. Ни разу не было такого, чтобы к моему мнению, к моей позиции кто-то не прислушался. Ни разу не было такого, если я говорил: «Это недопустимо, вот этого быть не должно, иначе мы – националисты – будем очень недовольны». Ни разу не было такого, чтобы мне сказали: «Нам все равно. Мы плевать хотели на мнение националистов». Нет.

Сейчас организуются выборы, чтобы люди смогли сами выбрать, кому участвовать в этом оргкомитете, кто должен руководить оппозиционным движением. Фактически, уже сейчас сформировалась такая рабочая группа, люди так притерлись к друг другу, что имея конкретные идеологические разногласия – как должна выглядеть страна, свои программы, так далее – мы научились друг друга слушать и делать общее дело.

На что это похоже? Это похоже на концлагерь. Российская Федерация сегодня является концлагерем, где у людей отняты права, они ограничены в правах, даже декларированных Конституцией, и нам предлагают еще, чтобы люди, которые сидят в этом концлагере, между собой устраивали разборки. Этого не будет. Нужно изолировать администрацию. Нужно вышвырнуть администрацию. Нужно стены разрушить, чтобы свободно было. После этого начнется нормальная политическая конкуренция. Можно там дискутировать с Немцовым, и, я вас уверяю, что при свободных выборах, при нормальной политической конкуренции, никакого ужаса, что Немцов какой-то там придет что-то там захватит, его не существует. Потому что, даже, если бы он был прав, с его реноме, с его идеологией сложно добиться тотального превосходства общественного мнения в России, потому что оно другое.

Те выборы в коалиционный совет оппозиции, которые сейчас планируются, националисты имеют там шанс взять просто большинство, но я этого не хочу. Я объясню, почему. Нас боятся. Обычные люди боятся национализма, не только политические активисты, либералы, левые, нет, просто обычные люди, пока еще, боятся национализма. Если мы будем слишком сильно давить, то они просто разбегутся. Поэтому, я считаю, что на данном этапе достаточно, чтобы наша позиция была услышана. Наше вето было соблюдено, в случае, если оно появляется, и чтобы мы могли самостоятельно развиваться, чтобы мы могли представлять вот эту вот силу, декларировать определенные цели, стараться повернуть протест из, так скажем, левого, социального такого уклона, или, например, чисто либерального уклона, придать ему и национальный окрас.

Только в случае, когда эти все три крупные идеологические направления, неважно вместе или со всех сторон обрушаться на действующий криминально-космополитический режим, только в этом случае его можно победить. Все остальное, это знаете, все равно, что играть на восьми клеточках шахматной доски. Надо играть на всем шахматном поле, надо понимать, что сейчас националисты не обладают, пока еще такими ресурсами, чтобы выводить очень много тысяч людей, чтобы противостоять системе, но все вместе, самые различные общественные силы, мы можем это делать.

Сейчас, это тренд, это модно, это политически выверено, это достаточно приемлемо бескровно. Если мы в этом принимаем участие, то мы можем также рассчитывать на результат и – может быть, я скажу непривычно для политика – на определенные дивиденды. Еще раз хотел бы подчеркнуть, это не протест либералов. Ну, по крайней мере, я не знаю, можно ли назвать либералом Пономарева, или, например, Удальцова. Это, по-моему, смешно. Даже Гудковы, отец и сын, какие, нафиг, они либералы? Это социал-демократы, но с левым уклоном. Какие они либералы? Их голос там тоже очень существенный. Я не вижу никакой опасности в том, что либеральная часть будет присутствовать. Даже, если либеральная часть будет декларировать больше, чем мы какие-то там свои лозунги и так далее, это тоже хорошо. Почему? Потому что национализм не приемлем для Запада. Поэтому я считаю, что нужно вот это сегменты, использовать этих людей по назначению. Они создают хорошую картинку на Западе. Наша задача работать в первую очередь на самый главный и самый большой ресурс – это на русское население. Мы должны убедить русское население, что бояться изменений не надо. Если мы не возглавим изменения, то их возглавит кто-то еще.

Что я хочу сказать? Если вам кто-то не нравится, будьте больше, раздвиньте пространство, очистите протест от этой публики. Если вы будете сами говорить: «Здесь зашкварено», «Сюда нельзя трогать», «С этими нельзя связываться», то в итоге вы окажетесь как в секте, как в замкнутом пространстве, вы сами будете изгоем общества, вы кажетесь на обочине, а они займут все самые привилегированные места и будут говорить: «А что? Свободно! ». Свято место пусто не бывает. В политике необходимо раздвигать себе дорогу локтями. Да, по пути могут встречаться самые разные персонажи, их везде много, а лицом протеста должны стать вы. И здесь или-или, третьего не дано – или вы, или они. Все очень просто.

 

Часть вторая: «Против! »

 

Максим Марцинкевич, общественный деятель, Андрей Савельев, лидер партии «Великая Россия», и Александр Севастьянов, публицист, писатель и общественный деятель, о возможном участии русских националистов в Марше Миллионов 15. 09. 2012

 

Андрей Савельев, лидер партии «Великая Россия»

Наша партия «Великая Россия» приняла решение в Марше Миллионов не участвовать. Мы уже однажды приняли участие в этом мероприятии, но с одной целью – увести с него русских патриотов-националистов. Не особенно то люди откликнулись, но, тем более, потому что была блокада – информационная блокада. Она не позволила донести до людей содержание нашей акции, когда мы прошли часть маршрута вместе с остальными колоннами, но отдельным отрядом, потом развернулись, призвали людей идти за нами и отправились в обратный маршрут по параллельной улице.

В этот раз мы решили, что повторяться смысла нет и считаем, что в Марше Миллионов участвовать не следует. Прежде всего, не следует участвовать русским политическим деятелям, русским националистам-патриотам. По какой причине? Мы пришли к убеждению, что Марш Миллионов – это технология Кремля, потому что когда происходит перетягивание каната между кремлевскими либералами и болотными либералами, то мы не можем здесь найти союзников. Нам надо обращаться непосредственно к народу и предлагать ему альтернативу, как тем, так и другим. Ведь ценности тех и других, ценности болотных и ценности кремлевских абсолютно идентичны. Они будут размахивать флагами с одинаковыми лозунгами, они будут говорить о правах человека, о правовом государстве и так далее. Весь набор лозунгов, который был у нас в конце 1980-х годов и которые обманули, по сути дела, всю страну и весь народ.

Сейчас повторение сценария, но уже с новыми поколениями, которые не знают, как произошел распад страны в конце 1980-х годов. Болотные технологии – они полностью повторяют то, что было в конце 1980-х. Ведь не секрет, что в деятельности тогдашнего демократического движения на рубеже 1980–1990-х годов активно участвовали, в том числе и партийные деятели КПСС, которые потом стали крупными собственниками, государственными чиновниками и так далее. Здесь, я абсолютно в этом уверен, кремлевская технология предполагает отвести глаза людей от того, что делают кремлевские махинаторы, изменники и воры, и обратить внимание людей в совершенно другую сторону – в сторону Болотной площади. Туда люди подтягиваются, но Болотная площадь ведь не имеет никакой организационной структуры, которая действительно претендовала бы на власть и даже те благие пожелания, которые там высказываются – они никогда не будут воплощены, то есть это чистое расходование общественной энергии.

Кроме того, это наши идеологические противники. Когда русские националисты или те, кто так себя называет, встают на ту же самую трибуну, на которой стоят очевидные враги Отечества, которые отметились в период «ельцинизма» в 1990-е годы – это дискредитация национального движения. Когда имперские знамена проносят сквозь толпу орущую: «Фашисты», «Нацисты» и это флаги известных нам развратников и растлителей – это просто постыдно, это унизительно. Поэтому, учитывая все эти обстоятельства мы решили, что на Марше Миллионов русскими националистам, русским патриотам делать нечего, и наша партия туда не пойдет.

Я думаю, что оправдание тех людей, которые пытаются ввести русский национализм в Марш Миллионов не состоятельны, потому что когда они ссылаются на агитационные возможности среди тех ста тысяч, которые выйдут, они, во-первых, не учитывают контингент, который выходит, а это контингент в основном либеральной интеллигенции. Это избиратели таких политиков типа Немцов, поэтому агитировать их бесполезно. Они всегда будут чужими для нас. Во-вторых, есть другие возможности агитации и их надо полностью использовать. Давайте спросим себя: а кто из русских партий, русских организаций, патриотов ведет систематичную публицистическую и другую работу, которая позволяет выйти на более широкую аудиторию? Где конференции? Где постоянный поток сообщений о своей деятельности? Где поток русской публицистики? Они туда не вкладываются.

У меня такое ощущение складывается, что все эти оправдания – они нацелены только на одно: объяснить, почему тот или иной политик, который объявляет себя русским патриотом выйдет на трибуну вместе с либералами. Ищется оправдание для этого. Эти оправдания не состоятельны просто по одной причине: все, на что рассчитывают эти люди или, по крайней мере, говорят о том, на что должны рассчитывать русские, приходя на Марш Миллионов несостоятельно, не получится и не произойдет. Уже неоднократно эти события происходили и русские приходили на эти мероприятия, но никакого пропагандистского эффекта речи людей, которых до сих пор мало вообще кто знает, не производили. Никакого притока в русское движение эти речи не давали. Агитационные материалы распространялись в убогом состоянии и в небольшом количестве.

По сути дела я считаю, что это обман, то есть русских националистов обманывают тем, что якобы там можно вести какую-то пропаганду. Однако там не перед кем вести пропаганду, а самое главное – никто и не собирается это делать, то есть кроме презентации себя любимых на трибуне ничего другого, никакого другого эффекта заметно не будет. Более того, эти презентации – они для этой массовки, которая выходит, и для видеокамер, которые будут нацелены на трибуну, не стоят ровным счетом ничего. Скорее всего, это такие выступления для самых себя. Эффекта они не дают, но зато они дают убеждения в том, что: «Я такой великий, вышел на трибуну перед стотысячным митингом, поэтому я являюсь лидером националистов, раз уже я выступил пред стотысячной аудиторией». Это самообман. Я сожалею, что таким самообманом пытаются себя утешить люди, которые кажутся при общении достаточно умными и прозорливыми.

 

Максим Марцинкевич, общественный деятель

Десять лет этих митингов, они вообще ничего не дают эти митинги. Абсолютно. Я не хочу на них сейчас ходить, может быть, потом я забуду о том, что эти митинги ничего не дают, и опять начну на них ходить, но сильно сомневаюсь. Это же не Мюнхенский путь, чтобы все вышли и власть захватили. Нет, они выйдут, покричат и разойдутся опять по своим офисам. Не хочу этим заниматься. Скажу, почему я туда приходил. То есть я не стоял с ними бок о бок, я приходил над ними издеваться, то есть по ощущениям даже – разная позиция. Это как на гей парад прийти участвовать, или прийти закидывать их петардами и яйцами – разные вещи.

Мы пришли туда закидывать яйцами этот гей-парад болотный. Очень интересно. Мы выстроились, как-то перегодили всю улицу, по которой шла эта тусовка, то есть там не колонна – просто идет толпа людей, перегородили все и стояли. Они идут так, смотрят. Нас было там может человек двадцать пять, но никто ничего, там все проходят тихо. Особо выделяющихся персонажей мы закидывали яйцами. Значит, закидали яйцами, «Вольница» есть такая, там какие-то национал-коммунисты. Закидали яйцами какую-то «Гражданскую инициативу», я не знаю, но что-то смешная у них была эмблемка, закидали яйцами гомосексуалистов, которые «за честные выборы, за свободную любовь». Чего вам дома не сидится? Свободная любовь, пожалуйста. Нет, на митинг они хотят. Все, этого Константина Крестова в президенты, я не знаю.

Было довольно весело, однако до трибуны мы так и не дошли. У нас было 200 яиц на 25 человек и получилось так, что мы просто не рассчитали боезапасы – растратили. Осталось у нас 2 яйца, а 4 яйца, когда мы уже дошли до самого митинга. В общем-то, идти к сцене такой толпой, пробираться туда 40 минут, чтобы 4 яйца бросить уже лень стало и мороз – мы ушли домой. Плохо спланированная тактически операция. Марш 15-го числа, будет Марш Миллиардов, я думаю там человек может быть девятьсот, тысяча соберется и я, естественно, туда идти не собираюсь никоим образом. Мне просто было бы противно находиться рядом с гомосексуалистами, либералами, педофилами, коммунистами – всей этой перверсией политической.

Александр Севастьянов, общественный деятель, писатель

Что касается Марша Миллионов, то нам не первый день уже угрожают такой акцией. Никаких, конечно, надежд при этом не питаю и иллюзий. Никаких миллионов там не будет – это понятно. Дело в том, что миллионы или сотни тысяч, или просто тысяча, или даже хотя бы сто человек, вопрос стоит не в том, сколько будет людей, а в том, надо ли в этом принимать участие? Стоит ли идти на такие марши?

Я убежден в том, что не стоит. С декабря прошлого года пишу об этом и говорю, что нам – русским националистам на этих маршах делать нечего – это не наши марши и не наша революция. Нужна ли русская революция? Так ставят вопрос многие обозреватели правого фланга и говорят, что нужна, и я согласен. Да, нужна, но какая? Вот вопрос. Кто главный враг России? Кто довел нас до такого состояния? У кого унаследовал Путин уже сложившуюся общественную систему? Кто ее создал? Разве Путин? Конечно, нет. Ее создали именно те, кто сегодня рвется к реваншу и мечтает свалить Путина для того, чтобы вернуть себе былые позиции во власти и былое, былые возможности в отношении собственности России.

Не случайно одним из главных требований оппозиции является как бы доведение до конца приватизации, доприватизировать то, что не приватизировано, отобрать опять контрольный пакет у государства. Вот же в чем суть этих Маршей, вот в чем их политэкономическое главное содержание – додербанить Россию недодербаненную! Очень все просто.

Поэтому революция нам нужна, но это должна быть революция антилиберальная, русская антилиберальная революция, которая покончит с так называемым курсом реформ, благословленным Ельциным и организованным Гайдаром, Чубайсом и иже с ними. «Имеем легион», как вы понимаете. Вот какая революция нам нужна. При чем здесь Болотная площадь имени Сахарова? «Болото имени Сахарова», как я его называю.

Поэтому на таких маршах, которые стремятся и которые ставят своей задачей, во что бы то ни стало, любой ценой опрокинуть нынешней режим, я считаю, русским националистам делать совершенно ничего. Дело в том, что если бы можно было бы опрокинуть этот режим и самим взять власть в руки, осуществить долгожданный, чаемый переход от лубочной невразумительной «эрефии» к русскому национальному государству, вернуть власть и собственность русскому народу – да, я был бы двумя руками «за» такое мероприятие. Не надо питать иллюзий, не надо быть наивными дурачками.

Понятно, что если сейчас рухнет режим, то на смену ему придут вовсе не наши милые и немножко наивные русские активисты. К власти придут те, у кого сегодня есть организация, у кого сегодня есть деньги, причем какие деньги. Вы понимаете, что за теми, кто сегодня призывает нас выйти на Марш Миллионов, стоят не русские рубли, и не только русские рубли вернее и в таких масштабах, какие нашим националистам во сне не приснились бы. У нас нет ничего сопоставимого возможностями либералов, поэтому участие русских националистов в этих мероприятиях я рассматриваю как временное затмение разума. На это могут пойти только люди, которым деваться некуда, которые не нашли себя в каких-то других, более реальных проявлениях жизненных и политических, либо обманутые, наивные люди. Это не наши Марши и не наша революция.

Мы понимаем, что между Сциллой и Харибдой всегда чувствуешь себя немножко неуютно, но если Сцилла сцепилась с Харибдой, то нужно понимать, какая из них страшнее, какая хуже, и какую, вследствие этого, надо поддержать. История никогда не дает нам выбирать между хорошим и плохим, а всегда только между плохим и худшим. Нужно ясно понимать, что если сравнивать правящий режим и либеральную оппозицию, то оппозиция стократ хуже нынешнего режима, и не дай Бог, она придет к власти. Россия на этом может поставить точку в своей истории. Конкретно русским националистам ничего не светит, кроме физического, я подчеркиваю, уничтожения, не говоря уже о политическом.

Отзывы

 

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал