Подписка на обновления:
Подписаться

Шойгу и "возвращенцы"

День ТВ   14.12.2012   13672   57   00:14:56  
Программа
«Блог Владислава Шурыгина»
Ведущий
Владислав Шурыгин
Военный эксперт Владислав Шурыгин о заявлении нового министра обороны РФ Сергея Шойгу о возвращении в армию офицеров, несправедливо уволенных предыдущим министром обороны.

Шойгу и «возвращенцы»

Военный эксперт Владислав Шурыгин о заявлении нового министра обороны РФ Сергея Шойгу о возвращении в армию офицеров, несправедливо уволенных предыдущим министром обороны.

Министр обороны России, Сергей Шойгу, сделал знаковое заявление. Министр обороны сообщил, что есть острая необходимость возвращения в армию наиболее квалифицированных и подготовленных офицеров из числа тех, кто был несправедливо уволен за предыдущее время. Если говорить совершенно точно, то за предыдущий период управления министерством господина Сердюкова и его верного спутника генерала армии Николая Макарова. Фактически тем самым признан совершенно очевидный факт, о котором мы говорили много раз, и который был понятен всем на протяжении всех этих лет. О том, что в армии были проведены абсолютно не законные массовые репрессии.

В советское время – особенно в сталинский период, на который так любят пенять – в ходе репрессий красной армии пострадало менее 3,5% офицерского корпуса. Это непосредственно те, кто оказались в лагерях, те, кто были расстреляны, и это называлось массовыми репрессиями. При господине Сердюкове и господине Макарове – из армии было изгнано фактически 30% ее офицерского корпуса. Да, не сажали, да, не расстреливали, но людей практически точно также лишали права на любимую работу, а самое главное был нанесен громадный удар по обороноспособности России. Потому что из армии удаляли самых подготовленных, а соответственно самых не молчаливых. Тех, кто не хотел, молча смиряться с глупыми решениями, сокращениями, развалом уникальных боевых коллективов, развалом военной медицины, развалом военного управления и развалом других структур, в которых предлагалось участвовать молча. Те, кто выступал, кто пытался аргументировано доказывать, что этого делать нельзя, их просто репрессировали. Точнее, просто выгоняли из армии. Многих даже без права на квартиры. Но о квартирах чуть позже, а сейчас вернемся к репрессиям.

Итак, из армии был выгнан каждый третий офицер, 30% офицерского корпуса оказалось за воротами. В эти 30% попали десятки Героев России, в эти 30% попали блестящие полководцы. Такие, например, как генерал Молтенской, который проявил себя как очень талантливый и яркий военный руководитель в Чечне. Такие, например, как генерал Хрулев, который фактически силами 58-й армии, а точнее очень небольшой боевой группой, которая вопреки фактическим приказам тогдашнего начальника Генерального штаба, была заранее подготовлена к действиям на случай вторжения Грузии в Южную Осетию. Так вот генерал Хрулев был также уволен. Так же как уволен командующий северокавказским округом Сергей Макаров, который также блестяще проявил себя в ходе этой войны. Фамилии можно называть долго. Но, повторюсь, армия оказалась без этих людей. Конечно, это не могло не сказаться на обороноспособности. Конечно, это страшно унизило и страшно раздавило офицерский корпус.

И вот сегодня министр обороны России говорит о том, что нужно возвращать наиболее подготовленных и наиболее способных людей в армию. Вопрос: как это делать? На самом деле, это вопрос очень сложный. Нужно понимать, что армия это не некое пустое ведро, в которое можно взять и залить там 10 литров и тем самым его наполнить. На самом деле очень многие ключевые должности, с которых, собственно говоря, были уволены те самые талантливые офицеры, которых сейчас теоретически нужно возвращать назад, они на данный момент заняты. И далеко не все из них заняты карьеристами, далеко не все из них заняты людьми, которые за деньги или по блату получили эти должности. А очень многие заняты просто нормальными офицерами, которые поднялись по служебной лестнице и сейчас выполняют обязанности допустим того же самого командира бригады, или служат где-то в армейском командовании или Генеральном штабе.

Как возвращать? Заменять этих на тех? Получается, что это в принципе проводить те же самые репрессии, и фактически заниматься тем же самом, чем занимались господа Сердюков и Макаров. Возвращать в каком статусе? Сегодня очень много свободных офицерских должностей, но это должности в основном низового звена, это должности которые сейчас не заняты, потому что просто на них нет специалистов. Повторюсь, что большая часть этих должностей – это должности младшего командного состава в звене взвод, рота, батальон. Все что выше давным-давно укомплектовано. Возникает вопрос, куда же все-таки возвращать людей? Я думаю, что вариантов много. Во-первых, нужно все-таки определиться, какие люди нам нужны? Кто действительно из тех людей, кто был уволен, сейчас необходим вооруженным силам? Нужно создать, по крайней мере, как минимум список кадрового резерва. В этот кадровый резерв нужно определить офицеров и генералов, которые действительно способны очень многое сделать для своих вооруженных сил.

При этом с этими офицерами, с этими генералами необходимо, безусловно, сначала хотя бы как минимум побеседовать. Потому что далеко не все из них, устроившись уже на гражданской жизни, и получая в принципе неплохие оклады на новых должностях, и занявшись новой для себя стезей, далеко не все из них готовы будут опять возвращаться в вооруженные силы. Тем более возвращаться фактически на руины и создавать заново многие структуры, которые за эти годы были просто умножены на ноль. При этом нужно понимать, что конечно возвращать людей надо. Потому что очень многие структуры, которые сейчас фактически ликвидированы, их могут создать заново и реально запустить механизм работы только те, кто в этих структурах служил в то время, когда они были действительно эффективными. Бессмысленно ставить на вновь созданные структуры людей, которые никогда не занимались аналогичной деятельностью. Вот на эти структуры как раз и нужно пытаться вернуть профессионалов.

Я думаю, что процесс возврата будет полезен для вооруженных сил. Полезен хотя бы тем, что люди, которые вернутся, вернутся уже обогащенные опытом работы в гражданских структурах. И это, в общем, полезно, потому что, поработав 1-3 года в новых структурах, посмотрев на то, как организована система работы в тех же самых гражданских институтах, возвращаясь уже в военную структуру, смогут принести опыт, который получили в работе в гражданских системах. А там есть чему поучиться, многие вещи в коммерческих структурах, в обычных государственных структурах решаются эффективнее, чем допустим, они решались в достаточно косной структуре российской армии.

Можно вернуться, например, к опыту красной армии, куда привлекалось очень большое количество генералов и офицеров бывшей царской армии, и которые носили название «военспецы». Напомню, «военспецы» - это были те люди, которые рядом с молодыми красными командирами (многие из которых не имели даже начального военного образования) являлись фактически дядьками-наставниками. Они передавали свой опыт, обучали офицеров, несли на себе груз формирования новой Красной Армии. При этом, формально не являясь командирами, а являясь тем, что называется «военными специалистами». Фактически советниками.

Я думаю, что на переходный период до сегодняшней реформы создание аппарата таких военных советников было бы очень правильным решением, которое позволило, по крайней мере, решить две вещи. Снять отрицательную эмоциональную нагрузку с понятия «возвращение». И тогда большинство офицеров, которые сейчас исполняют должности (исполняют, может быть, не всегда умело, просто в силу того, что многих вещей не знают), уже будут избавлены от страха эти должности потерять, потому что придет какой-нибудь уволенный до него генерал или полковник и его, собственно говоря, вышибут.

Задача ведь не просто заменить. Задача в том, чтобы люди, которые будут возвращаться, могли передать свой опыт и сохранить самое главное, что собственно говоря, и делает наши вооруженные силы и любые вооруженные силы вооруженными силами, – это преемственность. Преемственность боевого обучения, преемственность высокого военного образования, преемственность военной культуры. Такие советники вполне могут находиться рядом с командирами любых звеньев и помогать им в становлении и восстановлении того, что было утрачено.

Второе, конечно, этот опыт этих людей должен, безусловно, использоваться в понятии военной инспекции. Достаточно вспомнить, как проверялись войска в эпоху господина Макарова, когда проверки, пребывающие туда, имели своей целью только одно: любой ценой доказать, что реформа идет и все у нас замечательно. Поэтому учения превращались в обычную показуху, занятие превращались в пускание пыли в глаза, а уровень боевой подготовки соответствовал в принципе тому, что называется «картонная армия». Такая инспекция могла быть действительно быстро сформирована из профессионалов. Эти профессионалы должны в этом случае иметь не только инспекторские полномочия, но и инструкторские полномочия. То есть, пребывая на место и вскрывая те или иные недостатки прямо там, на месте помогать их устранять, являясь профессионалами.

Решение министра обороны Шойгу – безусловно, своевременное. И решение министра обороны Шойгу говорит о том, что он действительно понимает всю тяжесть проблемы, с которой ему теперь приходится сталкиваться. Но это не единственная проблема, с которой теперь приходится сталкиваться Сердюкову. Многие вещи начинают вскрываться совершенно неожиданно. Так совершенно неожиданно вскрылась еще одна болезненная, крайне болезненная для вооруженных сил тема – тема обеспечения военнослужащих квартирами. Господин Сердюков за годы своего министерства почти каждый год отчитывался перед президентом о том, что квартирная проблема обеспечения военнослужащих жильем решена, о том, что очередь из бесквартирных офицеров тает просто на глазах. И несколько раз в 2011 году, и даже в этом году, клятвенно обещал, что уже к концу года эта очередь рассосется полностью. При этом странным образом люди, которые находились в этой очереди свидетельствовали об обратном. И вот сегодня когда была проведена ревизия всего того, что было сделано в понятии того, что называется раздача квартир военнослужащим, стали вскрываться реальности.

Реальности оказались чрезвычайно удручающими. На сегодняшний день бесквартирными по разным оценками числится от 40 000 до 100 000 офицеров. И это с учетом уже того, что квартирные службы по приказу Сердюкова фактически так прочистили эту очередь, что в ней остались только, действительно, по-настоящему нуждающиеся. Например из очереди были выгнаны все офицеры, которые прослужив несколько десятков лет и являясь бесквартирными, вдруг стали таковыми потому что оказывается у жены того или иного офицера еще с ее девичьих времен оставалось в наследстве родительская квартира или какой-нибудь домик в деревне от бабушки, или какой-нибудь угол неизвестно где. Но даже этот формальный признак позволял выкинуть офицера из очереди, называть его чуть ли не лгуном, человеком который хочет украсть у министерства обороны квартиру и довести даже до суда.

Так вот на сегодняшний момент как я уже сказал бесквартирными числятся от 40 000 до 100 000. Но при этом странным образом количество построенных квартир теоретически должно было, как минимум, уменьшить эту очередь почти в половину, но почему-то не уменьшает. Не уменьшает, как выяснилось, по одной простой причине – деньги, которые выделялись на строительство этих квартир, безжалостно расхищались. Оставшихся денег хватало ровно на то, чтобы построить квартиры крайне низкого качества, фактически распадающиеся, разваливающиеся на глазах. При этом в таких глухих местах, куда даже тамбовские волки заглядывают только по очень большим праздникам.

Сейчас в стране образовался целый конгломерат городов-призраков. Городков, в которых стоят десятки выстроенных внешне новых домов, в которых не горит свет. Не горит потому, что городки эти находятся в десятках километров от населенных пунктов, не имеют никакой инфраструктуры, не имеют нормальных дорог, ни обладают, ни магазинами, ни детскими садами, в которых жить фактически невозможно. Однако при этом они числятся как городки, в которых есть квартиры для офицеров. Фактически – это гетто, в которые собирался загнать Сердюков российских офицеров. И понятно, что в эти гетто никто добровольно не поедет. Сегодня, вопрос в полный рост: что же делать вот с этим построенными гетто, как сделать их жилыми и как все-таки сделать так чтобы эти городки все-таки наполнились людьми?

На самом деле, это сделать очень сложно. Многие из них, боюсь, так и останутся городками-призраками. Потому что ни одна нормальная семья не поедет за тридевять земель в глухую провинцию, в глухой медвежий угол за своими квадратными метрами, которые им с барского плеча выделило Министерство обороны. И живя в которых, они просто превратятся в неких париев общества, которые отрезаны от всех благ цивилизации, кроме разве что электричества. Но даже электричество в части этих городков подается лишь по расписанию, потому как нагрузка на местные сети и без того достаточно большая.

Все эти проблемы, с которыми сталкивается новый министр обороны, я думаю, могут прибавить ему разве что седых волос, и это очень большой вызов для нового министра обороны. Но очень хочется верить, что ему хватит сил все-таки вытащить телегу российской армии из той глубокой-глубокой ямы, в которую она ухнула. Вытащить и все-таки направить по пути, который красиво называется «военная реформа».

Отзывы

 

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал