Подписка на обновления:
Подписаться

Страсти по абажуру

День ТВ   24.05.2013   5195   168   00:15:38  
Программа
«Общество»
Ведущий
Алла Горбунова
Гость
Андрей Фефелов
Андрей Фефелов о развитии истории Гозмана и Скобейды, а также о либеральном и патриотическом крыльях интеллигенции. Ведущая Алла Горбунова.

Набирает обороты скандал, связанный с провокационными высказываниями гражданина Гозмана, сравнивающего СС с легендарной советской разводкой СМЕРШ. В частности Гозман написал в своём блоге, что красивая форма ‒ единственное отличие СМЕРШ от СС. Эти циничные слова вызвали бурю возмущения в России, не только в блогосфере. Совет Думы поручил профильным комитетам проверить высказывание советника гендиректора госкорпорации РОСНАНО Леонида Гозмана о приравнивание частей СМЕРШ к войскам СС и представить свои предложения нижней палате парламента. Об этом сообщил первый вице-спикер Госдумы Иван Мельников. «Совет Госдумы поручил комитетам по информационной политике, по обороне и по безопасности проверить высказывание господина Гозмана на предмет приравнивания подразделений войск Красной армии к войскам СС», ‒ сказал Мельников.

В то же время Роскомнадзор вынес письменное предупреждение электронному периодическому изданию «Комсомольская правда» за статью, которая нарушает требования закона по СМИ «Противодействие экстремизму». Это была реакция на публикацию, которой она отреагировала на высказывание политика Леонида Гозмана.

Статья Скобейды на сайте имела подзаголовок «Порой жалею, что из предков сегодняшних либералов нацисты не наделали абажуров, меньше было бы проблем». Позднее он был исправлен на фразу «Либералы пересматривают историю, чтобы выбить у нашей страны почву из-под ног». Роскомнадзором было установлено и задокументировано, что на страницах «Комсомольской правды» допущено высказывание, нарушающее требование федерального закона №2124-I от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации» и федерального закона №114-ФЗ от 25 июля 2002 года «О противодействии экстремистской деятельности». При этом не уточняется, за что именно выносится предупреждение. За текст Скобейды или за высказывание Гозмана.

Все эти события сопровождаются мощнейшей информационной кампанией либеральных СМИ, кампании которых всё больше напоминают истерику.

Алла Горбунова: Здравствуйте! В рамках внезапно возникшей дискуссии об абажурах, мы хотим рассмотреть эту историю немножко с другой стороны и поговорить об интеллигенции ‒ либеральной и патриотической. Говорить об интеллигенции мы будем с Андреем Фефеловым. Здравствуйте, Андрей!

Андрей Фефелов: Вечер добрый.

Алла Горбунова: Мы видим, что этот вопрос весьма взволновал общество, и общество разделилось на два фланга: либеральный и патриотический. Почему этот вопрос вообще так волнует общество и стал такой горячей темой, и слово «абажур» даже вошло в околополитическую тусовку.

Андрей Фефелов: Мне кажется, что здесь очень важно понять, что тут вопрос не в том, кто был жёстче ‒ СС или СМЕРШ. Это действительно тот самый раскол, который даёт о себе знать ‒ раскол интеллигенции. Поскольку пишут в ЖЖ, пишут в Facebook, пишут статьи в газетах ‒ это люди интеллигентные, обладающие лексикой, пером, устойчивым мировоззрением. Эта дискуссия не охватывает широкие слои.

Я думаю, что большинство людей ‒ российских, советских ‒ имеют определённое устойчивое мировоззрение. Оно довольно консервативное. И вряд ли они будут приравнивать Сталина и Гитлера. И вряд ли они будут поддерживать Гозмана. И все эти голосования, все эти ВЦИОМы об этом говорят. Но интеллигентская дискуссия, дискуссия двух подходов именно в условиях этого интеллектуального труда, интеллектуального сообщества, она даёт знать о себе очень резко. Конечно же, гозмановское воззвание ‒ обращение в Twitter вызвало очень резкую отповедь среди людей, которые себя считают патриотами.

Последующая статья в «Комсомольской правде» Ульяны Скобейды ‒ это как раз та самая реакция, которая последовала. Реакция достаточно жёсткая и достаточно последовательная. Потом получилось вообще нечто невообразимое. После этой статьи Скобейды поднялась вся эта либеральная рать, пошло либеральное цунами. Это либеральное цунами не прекращается. Оно приобрело какой-то колоссальный характер.

Я в этом усматриваю нечто больше, чем реакцию на какую-то отдельную статью, на какую-то отдельную фразу, на поднятие темы абажуров. Я думаю, что за этим стоит тенденция, которая сегодня реализуется: либералов медленно отжимают от власти, от источников влияния. Идёт непрекращающаяся перманентная либеральная истерика по этому поводу. Дело в том, что в данном случае статья Скобейды ‒ всего лишь повод, а не причина этого ора, крика, клокотания. Знаете, когда галки по утрам начинают кричать, вокруг возникает такой страшный клёкот. И вот сейчас мы видим этот клёкот, вернее слышим его из всех источников массовой информация.

Алла Горбунова: Насколько я понимаю, Ульяна ведь выразила не только свою позицию. Это была также позиция и редакции. Ведь редакция «Комсомольской правды» опубликовала эту статью. Мы хотели пригласить Ульяну в студию, побеседовать с ней. Но насколько я знаю, Ульяна была вынуждена спрятаться чуть ли не в подвал, подземелье от этого либерального шквала.

Андрей Фефелов: Ульяна дала согласие на приход в студию «День-ТВ», но потом, к сожалению, отказалась, потому что начальство запретило ей какие-либо комментарии и контакты. На это видимо есть свои причины у начальства. Я понимаю, о чём идёт речь. Дело в том, что редакция «Комсомольской правды» не отказалась от Ульяны. Такие прецеденты бывали: статья проскочила, прошла какую-то цензуру, а потом...

Алла Горбунова: ...мы ничего не видели, мы ничего не знаем, уволим, показательно выпорем.

Андрей Фефелов: Да, «мы увольняем эту девушку, до свидания. Мы извиняемся перед мировым сообществом, внутренним». Тем не менее, этого не произошло. Редакция прикрыла своего сотрудника. Правда, Ульяна принесла извинения Гозману, я так понимаю. «Извините, что вы Гозман», вот в таком духе всё это происходило. Далее произошло следующее. Ульяна спряталась, но ор продолжается.

Алла Горбунова: Но ор идёт всё-таки со стороны либеральной интеллигенции. Про роли вы немножечко сказали, а вообще Россия выживет без этой либеральной интеллигенции или настолько её влияние в СМИ, в обществе сильно, что без неё уже и невозможно?

Андрей Фефелов: Дело в том, что это очень серьёзная прослойка. Она обладает очень большими организационными ресурсами. Они встроены во многие СМИ, во многие структуры власти. Главное, что они обладают очень мощными структурными связями друг с другом, то есть это некая большая серьёзная спайка. Но вся проблема в том, что конфигурация нынешнего государства, которое медленно, но перестраивает себя под новый лад, подлаживается под новые условия (очень жёсткие, очень сложные), эта конфигурация не предусматривает в себе эту либеральную группу, поскольку она будет только мешать. Она будет ставить палки в колёса.

Время наступает достаточно суровое. Возможно это вторая или третья волна мирового кризиса, который грядёт. Это возможность военных конфликтов ‒ локальных и даже глобальных. В этих условиях, представляете себе, эта публика со своими идеями, представлениями, лексикой, опять остаётся на первом плане в общественном сознании. Она будет только мешать. Она будет демобилизовывать общество. Она будет на самом деле заниматься тотальной деструкцией. Она этим всегда занималось. Иногда и наше государство занималось самодеструкцией. Ельцинский период и всё прочее.

В этом смысле либералы тогда обслуживали эту деструкцию. А сегодня деструкция каким-то образом свёрнута. Начинается процесс восстановления. И здесь эти люди становятся не только не нужны. Они становятся вредными. И сейчас их пока ещё не задвигают на эти диссидентские грязные кухни, где они будут вести свои разговоры про СМЕРШ и про СС. Но, во всяком случае, отодвигают от основных магистральных источников влияния ‒ от СМИ, от медиа Олимпа.

По этому поводу идёт просто вопль. Либеральные женщины посыпают голову пеплом. Либеральные мужчины, подняв руки ввысь, возносят свои молитвы, куда-то посылают гром и молнию. Это всё мы видим. Повторяю, это глубинно связано с тем, что просто на самом деле меняется само наше государство. Поэтому на первую роль призываются люди, которые более подходят к этим новым условиям. Эти люди, в основном находятся внутри патриотического пула.

Надо сказать, что патриотический пул за эти 20 постперестроечных лет занимался окопной деятельностью, это такая окопная правда. Эта ситуация некоего патриотического гетто, как говорила поэтесса Татьяна Глушкова, ситуация бесконечного арьергардного боя многих довела до ручки. Многие просто не выдержали и ушли со сцены. Они просто перестали играть какую-то роль. Некоторые деятели патриотической культуры просто встроились во власть. Стали обслуживать власть, что тоже на самом деле не украсило их, поскольку власть тогда была другая, она действовала вопреки национальным интересам России.

Сейчас наступил момент, когда действительно востребована патриотическая мысль, патриотическая интеллигенция. Кстати говоря, я недавно был на церемонии вручения Патриаршей премии по литературе и одну из главных премий получил Станислав Куняев, редактор журнала «Наш современник». Человек, который является фигурой нон-грата для, так называемых, либеральных интеллигентов. Это, конечно, тоже своего рода скандал, поскольку здесь идёт мощная смычка: московская Патриархия, Церковь и патриотическая интеллигенция.

Если сюда ещё встроится наша мощная военно-техническая интеллигенция, то есть это директора заводов, ВПК и всё это под колпаком власти, под этим властным куполом, то возникает этот мощнейшая триада, которая может претендовать на роль такого каркаса национальной идеологии.

Алла Горбунова: Вообще это противостояние либеральной интеллигенции и патриотической ‒ это же старое противостояние по сути славянофилов и западников. А есть ли какая-то третья сила, которая возможно возьмёт лучше от тех и от других? И, в общем-то, не будет больше таких споров, кто хуже ‒ Гитлер или Сталин, абажур, Гозман, дамочка Скобейда и всё прочее.

Андрей Фефелов: Это известная дискуссия по поводу «культуры один», «культуры два». Философ Владимир Паперный выпустил в своё время книгу, которая называется «Культура два». В ней описывается противостояние это национальных, демократических, центробежных тенденций в русской культуре. Тенденция вертикальная ‒ центростремительная ‒ к утверждающим, условно говоря, сталинским. Конструктивизм ленинский ‒ горизонтальная, и сталинские вертикали ‒ это в русской истории по словам Паперного постоянно повторялось. То бесконечное растекание, разбрасывание территорий, смыслов и всего прочего. И потом снова собирание камней, и строительство какого-то потрясающего сталактита, который движется куда-то вверх, упираясь своими ступенями куда-то в земную атмосферу.

Эта «культура один» и «культура два» действительно свойственна для России. Об этом можно долго рассуждать. Появление «культуры три» ‒ некоего синтеза ‒ возможно. Скорее всего, скоро так и произойдёт. Просто либералы как таковые с их установками могут быть из дискурса исключены, поскольку сам мир меняется. Либералы ведь ориентированы на Запад. Этот западный вектор и западный грегор, он их питает. Не только финансово, но и духовно. Поскольку люди, которые путешествуют по миру, очарованы западными странами, западным богатством, западным устройством, западной культурой. И они становятся так или иначе адептами. Не просто платными агентами, а адептами западного мира.

Но мы видим деструкцию западного мира. Запад сам себя выворачивает наизнанку. Поэтому сам по себе этот вектор может исчезнуть. Что касается этого славянофильского направления, то оно возникло как реакция на западничество. Это тоже понятно. Поэтому, возможно, появится та самая «культура три», внутри которой возникнет новая российская идеология ‒ русская государственность нового типа, но об этом можно только фантазировать. Пока ситуация такова.

Я думаю, что очень важно отметить, что этот вопль, этот крик ‒ это есть истерический крик отодвигаемых в маргинальную область либералов, а они привыкли за 20 лет абсолютно доминировать под софитами, на главных площадках. Они накопили за это время огромные мощности ‒ организационные, культурные и так далее. Они способны устраивать шоу. Они способны привлекать средства, у них есть связи с Западом и так далее. Но это им не поможет, поскольку главная тенденция в стране ‒ другая. И они могут плыть против течения какое-то время, но те, кто будет очень упорствовать, они просто захлебнутся в волнах русской истории, а те, кто поумнее ‒ они встроятся в эту новую, патриотическую тенденцию. Я в этом уверен.

Кстати, не исключено, что этот лохматый человек, который возглавляет «Эхо Москвы», он как-то скоро от своего пацифизма и своего антиисторического подхода перейдёт к каким-то патриотическим реляциям. Кстати говоря, у нашего редактора Александра Бородая Алексей Венедиктов был пионервожатым в школе, и он гнул линию такого ленинского партийного строительства. Тогда он не был диссидентом. И снова он видимо перейдёт на эту линию, скорее всего. Я прогнозирую эти моменты. Но пока что идёт эта пена.

Алла Горбунова: Хорошо. Я думаю, мы посмотрим, что будет в тренде. Спасибо, Андрей, за подробный рассказ об этой истории немножко с другой стороны.

Андрей Фефелов: Спасибо вам.

Алла Горбунова: До новых встреч.

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал