Подписка на обновления:
Подписаться

Существует ли в России информационно-аналитическое TV?

День ТВ   21.07.2012   1795   35   00:15:12  

Программа «Общество»

Ведущий
Иван Фомин
Гость
Игорь Виттель
Иван Фомин и телевизионный обозреватель Игорь Виттель о создании информационно аналитического телевидения в России.

 

 

Существует ли в России информационно-аналитическое телевидение?

 

Существует ли в России информационно-аналитическое телевидение?

Иван Фомин и телевизионный обозреватель Игорь Виттель о создании информационно аналитического телевидения в России.

 

Иван Фомин: Уважаемые друзья, сегодня мы беседуем с известным телеведущим, телевизионным аналитиком и публицистом Игорем Виттелем. Игорь, я любопытный человек и все люблю анализировать.

Игорь Виттель: Странно, аналитик я, а анализировать любишь ты.

Иван Фомин: Я как философ. Мне интересно, как устроено наше медиа-поле или медиа-пространство. Ты являешься одним из таких известных авторов и деятелей этого медиа-поля. С твоей точки зрения аналитическое вещание на основных российских каналах …

Игорь Виттель: …полностью отсутствует.

Иван Фомин: Мог бы ты вкратце свою точку зрения на этот вопрос изложить.

Игорь Виттель: Почему отсутствует?

Иван Фомин: Да.

Игорь Виттель: Никому не нужно. Если мы посмотрим на основные аналоги иностранного телевидения, то мы тоже не увидим никакого анализа. Все, что существует в той или иной степени – это пропаганда. Иногда мы видим на каких-то бизнес-каналах, типа NBC, что анализируют какие-то вещи. Также, как и на нашем канале РБК, где я работаю, иногда есть ряд аналитических моментов и мы пытаемся вникнуть в суть чего-то. Если же говорить об общем медиа-поле, то оно в мире отсутствует – это никому не интересно.

Телевидение – это такая картинка, на которую хочется смотреть и отключать мозг, а тут приходится мозг включать. В советское время был целый образовательный канал. Сейчас на «кнопочном» – не на спутниковом и не на кабельном – телевидении образовательные каналы практически полностью отсутствуют. Никто вообще не включает мозг. О какой аналитике вообще может идти речь?

Иван Фомин: Я люблю смотреть телевизор.

Игорь Виттель: Что ты смотришь в телевизоре?

Иван Фомин: Честно скажу, что смотрю в основном западные каналы.

Игорь Виттель: Ты не забывай, что у большинства российских телезрителей возможность смотреть западные каналы, скорее всего, отсутствует. Цифровое телевидение еще не вступило в силу, это тоже «кнопочное» телевидение и пакет из каких-нибудь четырнадцати каналов, которые называются «Федеральные +» и присутствуют на «кнопке». Дальше – спутниковое телевидение, а’ля «НТВ-плюс» «Триколор» и так далее. Либо кабельное телевидение, либо интернет-телевидение – не в смысле, что его показывают по Интернету, а в смысле способа доставки. Вот там уже есть пакет иностранных каналов. Если так посмотреть, то за исключением городов-миллионников Москвы и Питера, большинство людей просто не имеет доступ к западным каналам.

Потом к каким западным каналам? К CNN? СNN – это пропаганда, BBC – это чудовищная пропаганда. На днях я в Facebook’е транслировал из английских газет, как ведущие BBC извиняются перед публикой за то, что они проявили излишнюю эмоциональность в освещении ситуации в Ливии. Я не очень понимаю, ребята, какая излишняя эмоциональность, когда речь идет о таком канале? Мы с тобой можем проявлять эмоциональность, когда мы не в кадре. Когда речь идет о таком канале, как BBC, то излишняя эмоциональность приводит к формированию определенного общественного мнения.

Я недавно говорил с нашим известным профессором Костей Сониным. В прошлом году, когда ситуация в Ливии только начала развиваться английские, французские, итальянские обыватели увидели то, что им показывали по телевизору. Они немедленно потребовали от своего правительства послать войска в Ливию.

Иван Фомин: Смотри, что меня интересует. Сейчас есть ряд тем, важнейших для нашей страны. Например, есть тема, которая меня волнует, евразийская интеграция. Я не могу из наших основных и не только телеканалов почерпнуть вообще никакой информации о том, что сейчас происходит на постсоветском и евразийском пространстве. Не только в рамках текущих новостей …

Игорь Виттель: Извини, я тебя в очередной раз перебью. А кому это нужно? Задача телевидения, как медиума, сделать так, чтобы человек не думал. Задача правительства любой страны – отключить мозг у населения, а ты хочешь, чтобы тебе показывали по телевизору такую информацию, чтобы ты мог думать и анализировать.

Иван Фомин: У нас затеяли евразийскую интеграцию. Мы же должны иметь какую-то картографию евразийского пространства? Что сейчас происходит?

Игорь Виттель: Тебе никто, ничего не должен.

Иван Фомин: Телевидение ведь государственное или чье?

Игорь Виттель: Замечательно. Ты знаешь, если у нашего государства спрашивать все то, за что оно должно и говорить: «Ребята, вы вообще существуете на наши налоги. Мы вас наняли». Ты уже меня прости за эту либеральную риторику, но это действительно так. По идее государство должно нас обслуживать – мы этих людей выбираем, они должны быть проводниками наших интересов. Тогда ты знаешь по «Гамбургскому счету» им можно много чего предъявить.

Никто тебе ничего не должен. У нас государство, которое замечательно, к сожалению, плюет на своих сограждан и не пытается с ними никак объясниться. Тем более ты не увидишь этого ни в одной стране. По идее оно и не должно объясняться, оно не для этого существует.

Иван Фомин: Если это государственное телевидение, основной пакет акций находится у государства, финансирование осуществляет государство, то в такие ключевые моменты судьбы государства, в чем его участие выражается?

Игорь Виттель: Ни в чем. Ты же философ. Знаешь, что такое «Бритва Оккама»? Отсекай все ненужные сущности и не пытайся искать логики там, где ее нет. Если ты думаешь, что наши руководители с утра говорят: «Так, мы задумали Евразийский проект, надо, чтобы народ подумал на эту тему. Как бы нам лучше интегрироваться? ». Владимир Владимирович поднимает трубку, звонит Константину Эрнсту и говорит: «Костя, сегодня у тебя в семь пойдет передача про евразийскую интеграцию». Нет такого.

Например, если ты создашь канал про евразийскую интеграцию, пусть даже Интернет-канал, то ты никогда не отобьешь своих денег.

Иван Фомин: Есть телеканал «Мир», но он совершенно убогий и полумертвый. Кроме узбекских сериалов там ничего не показывают.

Игорь Виттель: Не знаю, я очень редко смотрю телеканал «Мир». Телевидение либо существует за деньги и тогда на него приходят люди профессиональные. Также есть указания государства. Сегодня мы берем, например, лучших ведущих и пусть они нам за свою нормальную зарплату рассказывают про евразийскую интеграцию. Лучшие ведущие говорят: «Хорошо, идем рассказывать про евразийскую интеграцию».

Канал «Мир», насколько я понимаю, финансируется очень сильно по остаточному признаку. Перефразирую Свету из Иваново: «Мы стали сильно меньше хуже финансировать». Естественно туда приходят и ведущие, и другой коллектив – я не хочу обидеть коллег – наверное, не первого ряда. Темы не стараются поднимать, ведь им самим не надо.

Выход, как у «День ТВ» — когда инициатива идет снизу, приходят люди с горящими глазами и говорят: «Нам нужно патриотическое телевидение. Мы не можем ждать пока нам его сделает Путин или Медведев. Будем делать его сами».

Иван Фомин: На мой взгляд, сейчас явный дефицит даже не то, чтобы какого-то идеологического телевидения, а наоборот деидеологического. Мне кажется, что оно было бы востребовано. В контексте евразийской интеграции меня бы интересовало не столько серия программ о том, что она нам очень нужна, сколько о том, что мы собираемся там интегрировать. Например, что собой представляет экономика Украины сегодня? Промышленность, социальная сфера?

Игорь Виттель: Послушай меня. Когда мы с тобой говорили об Аракчееве, то я тебе говорил, что у тебя аберрация зрения. Такой канал может быть интересен тебе, мне. На всю 140-миллионную страну у нас наберется может быть 10000 человек, которым это будет интересно. Аудитория в 10000 человек рекламодателю не интересна и точка.

Поэтому чтобы получить деньги на создание такого канала, ты приходишь и говоришь: «Ребята, хочу создать канал об евразийской интеграции». – «Замечательно, а что с баблом будет? ». – «Какое бабло? ». – «Бизнес-план нам напишите»,

Иван Фомин: У нас же есть государственные каналы.

Игорь Виттель: Государству не интересно создавать отдельные каналы. Покажи передачу по Первому каналу про евразийскую интеграцию и скорее всего это будет скучно. Невозможно все про все показывать. Государству нужно, чтобы народ не думал, поэтому слушайте свою любимую песню: «Валенки».

Иван Фомин: Хорошо, Бог с этой евразийской интеграцией. Есть такая животрепещущая тема для государства, как сегодняшние развивающиеся протесты, социальный кризис. Меня интересует, где структурное исследование этого кризиса? Не на уровне скандалов связанных с первыми лицами.

Игорь Виттель: Вполне возможно, что оно существует где-нибудь на бумаге, в столе у Володина. Ты как хочешь, чтобы тебе по телевизору об этом рассказали?

Иван Фомин: В том числе.

Игорь Виттель: Подожди, первые лица нашего государства вообще отрицают, что в стране есть кризис. У нас есть Сцилла, в виде государства, которое отрицает, что этот кризис у нас вообще существует, а вот эти люди на деньги Госдепа шакалят и повязывают себе презервативы вместо белых ленточек.

С другой стороны у нас есть Харибда – телеканал «Дождь», на котором крайние и безумные белоленточники довольно профессионально рассказывают о том, почему они выходят на площадь. Середины нет.

Иван Фомин: А где она?

Игорь Виттель: А кому это нужно? Потому что ни та, ни другая сторона мозг включать не хочет. Я это знаю на своем опыте. Стоит мне что-нибудь с экрана сказать о Навальном, как я потом отслеживаю –структурные исследования для себя я провожу – динамику упоминаний. Сразу «хомячки» начинают бегать: «Виттель опять о Навальном сказал. Вот сволочь! Какой смешной человечек». За последнюю неделю меня обозвали «чекистским хомячком», «КГБ’шным дерьмом».

Иван Фомин: «Путинским троллем» тебя не обзывали?

Игорь Виттель: Нет, такого в их лексиконе не было. Нас с Мариной Юденич обзывали на «Правда ТВ» после передачи, где я сказал, что «хомячки Навального мозг не включают». Там пошло заказное. Насколько я понял «Справедливая Россия» ботов нанимала, потому что мы потом вычислили откуда все это пошло. Зачем «Справедливая Россия» за Навального вписалась? Я с Лешей Пономаревым говорил и он сказал: «Это не моих рук дело». Там пошло такое, что у этих пропутинских троллей действительно такая риторика была.

Мозг включать никто не хочет. Зная руководство нашей страны, я могу сказать, что Владимир Владимирович далеко не самый глупый человек. Он-то мозг включает, но ему не нужно, чтобы страна включила мозг. Возможно, кто-то правильно сказал, что «он инстинктивно боится этого русского беспощадного народного бунта», поэтому до конца не осознает. Видит эту массу и действительно считает, что кто-то на деньги Госдепа существует.

Иван Фомин: Мы с тобой, как политические аналитики, понимаем, что с кризисом нужно работать. Нельзя его вытеснить или как-то загипнотизировать.

Игорь Виттель: Нельзя, значит внутри администрации существуют какие-то инструкции. Я знаю, как это работает в некоторых других странах СНГ и догадываюсь, что там внутри наверху здравомыслящие люди и аналитики, и ФСБ есть, и другие толковые ребята, которые знаю и кладут докладные. Другое дело, что с этим делают дальше? Хотя это же не надо показывать по телевидению и писать об этом в газетах. С их позиции у нас кризиса не существует. Внутри себя может быть они и знают, что кризис существует. Внутри себя может быть они его и анализируют, и даже может быть у них есть внутренние пути выхода из этого кризиса.

Еще раз повторюсь, на мой чисто субъективный взгляд – я сейчас видел Путина на Питерском форуме – я мало слушал, что он говорит, я считывал его мимику и выражение лица, делая поправку на то, что он профессионал-разведчик. Мне кажется, что некая тревога и понимание того, что происходит в стране у него есть. С другой стороны, что на его поступках это пока никак не отразилось.

Иван Фомин: В завершение хотел тебя еще спросить по поводу проекта «Общественного телевидения». Ты сейчас о нем упомянул, сказав «наверное, будет».

Игорь Виттель: Прости, что мы на патриотическом русском канале употребляем такое еврейское слово, но на идише есть такое выражение «халоймас». Означающее полную пустоту. В Ростове много употребляют простонародных еврейских слов. Вот это такое — это ничто.

Иван Фомин: Ты не вошел в этот список?

Игорь Виттель: Нет. Можешь потом это вырезать. Кто-то из моих знакомых называет это «пердячим паром», то есть шума много, а смысла никакого. Поэтому какое Общественное телевидение? О чем ты говоришь?

Иван Фомин: Меня тоже порадовало, что они сначала сформировали органы, какие-то списки.

Игорь Виттель: Бессмысленно изначально.

Иван Фомин: В чем смысл?

Игорь Виттель: Смысл в движении. Помнишь, как был такой старый советский анекдот про хиппи. «Тусовка – туда, тусовка – сюда, мне нравится». Движуху надо какую-то показывать. Общественное телевидение — это безумие. Будет формально созданное телевидение, видимо на базе канала «Звезда», туда придут какие-то люди, и ты увидишь то же самое, что тебе показывают и на центральных каналах.

Иван Фомин: «Звезду» жалко – это единственные метровый патриотический канал.

Игорь Виттель: А что сделаешь? Любовь требует жертв. Общественное телевидение тоже требует жертв. У них новая игрушка. Скажи «спасибо», что тебе не сделали «iPad TV» на этом месте.

Иван Фомин: Что ж, несмотря на твой скептицизм, я все же надеюсь, что какое-то именно информационно-аналитическое телевидение у нас все-таки появится.

Игорь Виттель: Не будет никогда такого в жизни.

Иван Фомин: «День ТВ».

Игорь Виттель: Возможно, что «День ТВ» и станет таким, но его же не покажут по метровой кнопке. Если Аракчеева выпустят, а «День ТВ» покажут на метровой кнопке, то мы с тобой живем не зря.

Иван Фомин: Спасибо, было интересно с тобой поговорить.

Игорь Виттель: Спасибо.  

 

Отзывы

 

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал