Подписка на обновления:
Подписаться

Святорусские танки

День ТВ   21.06.2012   3905   103   00:12:17  
Программа
«Блог Александра Проханова»
Ведущий
Александр Проханов
Главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов рассказывает о посещении Нижнего Тагила и про русские танки.

Святорусские танки

 

Главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов рассказывает о посещении Нижнего Тагила и про русские танки.

 

Я только что вернулся с Урала, с Нижнего Тагила, с «Уралвагонзавода». Я посетил этот завод не только потому, что он делает лучшие в мире танки «Т-90». В последнее время я занимаюсь оборонными предприятиями и хочу сформулировать феноменологию и, по существу, идеологию русского оружия. Также и потому, что «Уралвагонзавод», в недавнее время обрел какое-то новое звучание, как некая базовая структура, откуда начался и продолжается отпор Оранжевой революции, и откуда Путин черпает свой новый кадровый состав. Очень интересная и уникальная ситуация, поэтому я там и оказался.

Поразительное зрелище сборочного цеха танков, где на конвейерных линиях, в три линии, собираются эти машины, модернизируются старые машины, и эти сгустки брони наполняются деталями, жизнью, очень тонкими энергиями, вспышками света. На плоскость основания насаживаются катки, гусеницы, туда внедряется, в его тело, огромной мощности двигатель, потом, поднимается на кранах и медленно опускается на танк башня с гигантской пушкой, и все это внутри перевито проводами, кабелями, тончайшими приборами, стеклом, оптикой. Соединение этих огромных массивов – жесткого могучего металла и хрупких, тонких, изящных изделий, стекла, электроники, компьютеров – это производит очень сложное и восхитительное впечатление.

Меня поразил запах в этом огромном цеху. Конечно, это металлосборочный цех и там пахнет металлом, там пахнем краской, всевозможными маслами, озоном от сварки, каленым железом, может быть, горючим, потому что его тут же заливают в двигатель, чтобы обкатывать танк. Помимо всех этих сложных и понятных металлических запахов, там присутствовал какой-то еще особый запах, который я не мог определить, потому что подумал, что вот так пахнут вулканы. Вулканы, извергающие из недр планеты свои дымные, металлические, едкие запахи, или какие-нибудь огромные скалы на берегу океана. Видимо, вот так пахнет государство – вот такими железными таинственными и могучими дыханиями. Конечно, государство российское, потому что Люксембург – там один парфюм, один шампунь, естественно.

Я видел, как производят этот танк, я понял интригу, которая разгорается вокруг «Т-90» – в прессу ретивыми журналистами вбрасываются представления об этом танке, как о сверхдорогом или устаревшем. Все это абсолютная брехня. По-прежнему, «Т-90» – это лучший танк в мире. Он вдвое дешевле всевозможных западногерманских «Леопардов», он по оснастке, по возможностям выше всех европейских и американских танков.

Этот танк, состоит их трех человек экипажа, а западные танки состоят из четырех человек, то есть их оснащенность такова, что она требует дополнительного человека. Этот танк очень низкий, очень мобильный, с могучими двигателями, с колоссальными формами защиты от налетающих снарядов – это и активная броня, и способность выпускать навстречу летающему поражающему средству встречный заряд и взрыв, распускать вокруг танка аэрозоль, в который взрывается ракета противника и сгорает в этом аэрозольном пламени. Это сложнейшие оптические системы наведения, прицеливания, распознавания врага, распознавание лазерного луча, который начинает облизывать этот танк. Это, в общем, совершенная машина, и эта машина делается, она идет на экспорт в Индию. Если бы это была плохая машина и сверхдорогая, индусы, очень щепетильные заказчики, не брали бы ее, а брали бы какой-нибудь «Меркава» или «Abrams», однако, они берут русский танк.

Другое дело, что Министерство обороны пока воздерживается от крупного гособоронзаказа на «Т-90», предпочитая модернизировать прежние, старые танки, полагая, что это удобней и дешевле для министерства. Туда привозятся изношенные машины – их скоблят, чистят, разбирают, вышвыривают старые детали, заменяют новыми, ставят современную технику, компьютер, оптику – и с конвейера сходит новый танк. Может, по характеристикам он и уступает «Т-90», но вполне пригоден для несения боевых дежурств.

Завод «Уралвагонзавод» – это, конечно, гигантский завод, может быть, самый большой завод в мире, даже не в России, не в Союзе, а в мире. На колоссальных площадях он распространился. Одних дополнительных цехов там тридцать цехов, прежде чем все эти изделия сойдутся в сборочный цех, они производятся в тридцати цехах. Такой завод был под силу только Советскому Союзу. Второй такой завод уже не построить сейчас, России не под силу – это завод-государство, потому что его строила вся страна, его строили свободные, его строили зеки, это была целая плеяда красных директоров. Он замышлялся, как только вагонный, но перед войной он стал выпускать «Т-34» – это был главный танковый завод СССР и, половина танков произведенных, была произведена здесь. «Т-34» – он здесь ковался, отливался, он вылетал прямо с конвейера на поля сражений, и уже под Курском, и на Зееловских высотах, и в Берлине.

Поэтому, этот завод, по своей фундаментальности, является государственным заводом. На этом заводе не может быть другого мировоззрения, кроме мировоззрения государственного, и поддержать этот завод в наше время, по-видимому, стоит таких же усилий, как его создать. Вот эту махину поддержать и спасти от этих чудовищных 90-ых годов, от коррупции, от нехватки, невыплат зарплат, от ненависти к этому заводу всех деструктивных сил, как внутри России, так и за рубежом. Спасти этот завод – это колоссальное усилие, колоссальный подвиг, который осуществлен и реализован коллективом завода.

Мы говорили с конструкторами о танках будущего, как рождается новая танковая модель, о том, что танк будущего, он, по-видимому, прекращает быть танком, как таковым – он становится особой машиной, может быть, даже без экипажа, управляемой по радио. Это разведывательная и одновременно поражающая машина, это сложный комплекс боевых средств для войн будущего. Для войн будущего, которые, конечно, отличаются от той концепции супервойны, с применением ядерного оружия, когда могучая советская танковая армия, стоя где-то под Магдебургом, не могла за сутки дойти до Ла-Манша оттуда. Такая форма войны ушла в прошлое. По-видимому, будущие войны – это войны достаточно очаговые, локальные, что не отменяет сам по себе танк, без которого невозможно было бы решить войну в Чечне, невозможно было бы решить войну с Грузией в 2008-м году. Поэтому танковая идея не оставляет нашу оборону, не оставляет наше военное сознание.

Однако, русский танк – это гораздо больше, чем оружие. Я исхожу, просто, из своей концепции того, что война 1941-го года была священной войной. Победа, которую одержал Советский Союз, одержала советская Россия, была священной победой. 30 миллионов мучеников, погибших на этой войне, были святыми. Они сражались с космическим злом, они сражались с метафизическим злом и их жертва была, повторяю, религиозная жертва. Поэтому, эта война была священная, и все солдаты, и все погибшие, и все командиры, и все командующие дивизиями, и командующие фронтами, и генералиссимус, который вел это святое воинство к победе – это все святые люди. Оружие, которым достигалась эта победа – это святое, священное оружие. Потому что в этом танке «Т-90», если хоть чуть-чуть напрячь в себе метафизическое, метаисторическое сознание, то там существует и доспех, и броня, и меч, и шлем Александра Невского и Дмитрия Донского. Они заложены в эту броню и в этой броне, в этом танке «Т-90», заложена будущая русская победа, отдаление супостатов, как внешних, так и внутренних. Поэтому, этот танк святой.

Я бы так и назвал свой материал «Святой танк». Когда после заводских наблюдений, бесед, я отправился на полигон, вернее, танкодром, тут же и погрузился в машину, в замечательный «Т-90». Молодой и изящный механик-водитель, такой же молодой и изящный командир двинули эту махину по танковым директрисам. В течение часа они возили меня по этим ухабам, рытвинам, промоинам, танк танцевал на месте какой-то фантастический вальс, как конькобежец на одной ноге, он заваливался на бок, дифференты были. Я так колотился своим немолодым телом о выступ брони, терпел все. Посадить бы Шендеровича в эту машину! Он бы понял, что такое «государство российское» и унял бы свой протестный пыл.

Прямо около завода, стоит чудесный храм, построенный заводчанами – Храм Георгия Победоносца, и там, среди канонических фресок, есть одна большая фреска, меня восхитившая. Среди этих настенных святых ангелов и преподобных, среди Спаса, Богородицы, там нарисован горящий Рейхстаг. Ямина перед Рейхстагом наполнена такими черными, темными убитыми фашистами. На этот Рейхстаг мчится армада «Т-34», стреляет огнем, над ними летят ангелы, ведут эти машины к победе, рать русских солдат выстроилась и тоже готова к броску. Вот эта фреска, которую я видел, полностью соответствует моему мировосприятию всего того, что я видел.

Параллельно с этим, я встречался с новым полпредом Игорем Рюриковичем Холманских, который вышел с этого завода – он был начальником этого цеха, до этого – рабочим. Беседовал с ним и понял, что Путин, действительно, берет с завода этот новый кадровый ресурс, это его новая гвардия развития. Уже три человека, взяты, в последнее время, оттуда на крупные административные посты, и я думаю, может быть, когда-нибудь, когда Путин соберет на свое совещание представителей Министерств, министров, концептуалистов и они, завершив разговор о государстве российском, выпьют по чарке водки и споют «Броня крепка и танки наши быстры».                        

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал