Подписка на обновления:
Подписаться

Ватикан между двумя Папами

День ТВ   28.03.2013   2800   173   00:33:21  
Программа
«В мире»
Ведущий
Пётр Малков
Какие тенденции в Римско-католической церкви привели на престол Франциска I и почему на самом деле отрёкся Бенедикт XVI? Комментарий заведующего кафедрой теологии Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Петра Малкова.

Добрый день! Не так давно христианский мир оказался буквально потрясен новостью об отречении Папы Бенедикта XVI, заслуженного богослова, видного деятеля Католической церкви, немца, одного из самых старейших Пап в истории Римско-католической церкви. Известно, что он был избран в возрасте 76 лет. Таким образом, он был избран как самый пожилой папа, из всей череды Пап Римско-католической церкви за всю ее историю. Достаточно скоро на смену ему пришел новый Папа ‒ Франциск I, в какие-то совершенно рекордные сроки избранный католической курией кардиналов. Об обстоятельствах этого дела, этой истории мы с вами и должны сегодня поговорить. 

Прежде чем вести речь о возможных причинах этого события и его обстоятельствах нам нужно вернуться немного назад в истории Католической церкви, в ХХ век в 60-е годы, чтобы рассказать об одном переломном моменте для Католической церкви. Оно, безусловно, повлияет на ее жизнь на много столетий вперед, если таковые столетия, разумеется, будут в перспективах христианского мира.

В 1962-м году открылся Второй Ватиканский собор. Изначально целью этого собора в Католической церкви постулировалось ее обновление. «Обновление христианской жизни», ‒ так Папа Иоанн XXIII обозначил цель созыва этого Собора. Мы знаем, что в истории Русской церкви в начале ХХ века была уже сделана подобная попытка обновления, к счастью, завершившаяся ничем. Речь идет о так называемом обновленческом расколе, когда все стороны церковной жизни, церковные каноны, отдельные богословские идеи были подвергнуты пересмотру в духе либерализации и тяготения к каким-то экуменическим тенденциям, к социализации церкви и так далее. То, что благополучно миновало Русскую церковь, благодаря твердости ее веры, не обошло в значительной мере католицизм.

Итоги Второго Ватикана для Католической церкви стали поистине печальными. Во-первых, потому что консервативное крыло Католической церкви фактически отделилось, откололось от ее основных структур. Кроме того, Католическая церковь оказалась охвачена духом обмерщвления, духом ‒ того, что сегодня обобщенно принято называть довольно противным словечком ‒ толерантности. Эта толерантность стала переполнять жизнь Католической церкви в самых разных ее областях.

Изначально на Втором Ватикане был объявлен принцип приближения Церкви, церковной жизни к современным обычаям, традициям христианского общества. Но дело в том, что общество фактически уже перестало быть христианским. Сейчас многие католические лидеры уже без всяких сомнений заявляют о том, что у католиков христиан, у православных, у мусульман, у иудеев, фактически Бог один, о том, что, например, однополые браки ‒ есть норма христианской жизни, как им кажется, о том, что гей-усыновление ‒ тоже норма и так далее. Фактически Католическая церковь стала подстраиваться под основные тенденции обезбоживания и лишения всякого нравственного стержня современной европейской цивилизации и шире ‒ мировой цивилизации в принципе.

В подобных обстоятельствах на папский престол вступил Иоанн Павел II, проживший долгую и непростую жизнь. Родился он в 1920-м году, был поляком по национальности, Кароль Войтыла его звали. Он был таким классическим либеральным Папой. В своей политике он проводил дух и смысл Второго Ватиканского собора. Для него был характерен крайний экуменизм. Известны такие примеры его экуменических деяний, как например, в 2000-м году молитва у Стены плача в Иерусалиме; он был первым Папой, который посетил мусульманскую мечеть, ‒ это произошло в Дамаске в 2001-м году. И так далее.

Его крайний либерализм, крайние экуменические тенденции, конечно, вызывали большое смущение и большое неудовольствие у консервативных кругов Католической церкви. Прежде всего, это часть европейских стран, где католические консервативные тенденции все-таки еще дают о себе знать. Например, Испания, Германия. Кроме того, это латиноамериканский мир, Африка, где католики значительно более умеренные, чем нынешние толерантные европейцы.

Как известно, Папа прожил очень долго. Он был болен болезнью Паркинсона и к концу своих дней представлял уже такую руину, практически не мог передвигаться самостоятельно, с трудом говорил. Тут вспоминается старый известный советский анекдот, про наших генсеков: «Брежнев был генсеком, работающим “на батарейках”, а Черненко ‒ “от сети”». В конце концов, Иоанн Павел II, безусловно, работал уже «от сети».

После этого Папы, вызывавшего самые разные неудовольствия и по разным поводам в консервативном католическом мире, на смену ему приходит Бенедикт XVI ‒ Иозеф Алоиз Ратцингер, консервативный немец, выдающийся католический богослов, безусловно. Он тоже был человеком непростой судьбы. Например, известно, что в юные годы с 1941-го года (родился он в 1927-м, соответственно ему тогда было 14 лет) он был членом Гитлерюнгенда. Конечно, у европейцев это вызывало некоторые вопросы, как и некоторые другие обстоятельства его биографии: он был действующим солдатом Гитлеровской немецкой армии во Второй мировой войне. Тем не менее, уважение к нему было в Католическом мире весьма и весьма велико.

Иоанн Павел II и Иозеф Ратцингер были двумя такими антиподами во многих отношениях. Либерал и консерватор, занимавшие принципиально разные позиции, даже оказавшиеся во время Второй мировой войны по разные стороны от проходившего фронта. Есть известный католический анекдот.

Молодой немец во время Варшавского восстания 1944-го года целится из ружья в перебегающего от развалины к развалине молодого поляка. Он уже готовится выстрелить и в этот момент звучит голос с неба: «Не стреляй, это будущий Папа». Тот так встряхивается: «Что такое? Что за ерунда?» и начинает целиться опять. Тогда голос с неба говорит опять: «Не стреляй, а то ты не будешь Папой после него».

Безусловно, такое противопоставление этих двух Пап ‒ очень характерно. Потому что когда Бенедикт XVI приходит в Ватикан, когда он начинает определять политику Римско-католической церкви, начинается тихий, очень подспудный откат назад от принципов Второго Ватикана. Открыто бы никто ему не позволил этого делать, просто потому, что Второй Ватикан ‒ это такое знамя католической церкви на протяжении уже многих десятилетий. Но Бенедикт XVI делает все возможное для того, чтобы вернуться к какой-то традиции. Например, он вновь разрешает совершать служения мессы на латыни. Во времена Иоанна Павла II это фактически было негласно, но полуподзапрет. В отношении с инославными тоже происходит совершенно обратное по отношению к тому, что было при Иоанне Павле II.

Известен скандал, связанный с высказыванием Бенедикта XVI, который как-то процитировал византийского императора Эммануила II.

«Мухаммед принес миру лишь нечто злое и бесчеловечное. Такое, как его приказ распространять мечом веру, которую он проповедовал».

Это цитата. Понятно, что это не были слова самого Папы, но можно было понять, что Бенедикт разделяет эту позицию. Эта цитата произвела просто бурю возмущения в мусульманском мире. Начались манифестации, начались высказывания в прессе. Ватикан как-то пытался смягчить эту ситуацию, но в памяти мусульман это осталось уже на все время понтификата Бенедикта. Подобные же высказывания он себе позволял и в отношении мусульман еще раз или два.

Известны скандалы, связанные с педофилией в Католической церкви, которое было распространено среди духовенства. Но Бенедикт тоже честно признал это и сказал, что «это грех внутри Церкви».

В то же время Бенедикт, конечно же, не подлежит какой-то идеализации со стороны православный. Мы все-таки различаем то, что выгодно и полезно для православной церкви от того, что хорошо и полезно для католицизма. Бенедикт в этом смысле, будучи крайним консерватором, безусловно, внутренне (хотя он это никогда не заявлял напрямую) отказался, например, от такого звания как Патриарх Запада. Произошло это в 2005-м году.

Дело тут вот в чем. В древней церкви изначально Папа рассматривался как глава одной из одной из поместных церквей западной Римской церкви наряду с другими предстоятелями церквей. Например, Константинополя, Александрии, Антиохии и так далее. Однако постепенно в папстве стала разрабатываться идеология, связанная с тем, что Папа является главой церкви во всем мире. В этом смысле для Католической церкви авторитет Папы представляется непререкаемым, абсолютным. И Папа является практически главой всего христианского мира. Для православных во главе церкви стоят патриархи, но это равные патриархи, главы поместных церквей и высшим органом поместной церкви и вселенской церкви является Собор епископов, который принимает те или иные решения.

Но для римской церкви решение Соборов имеет вторичное значение, главное ‒ мнение Папы, провозглашенное «ex cathedra», то есть официально, с кафедры, как официальное учение католической церкви. В этом смысле Бенедикт XVI пошел здесь до конца и заявил, тем самым отказываясь от этого термина Патриарх Запада, что он является главой церкви не только в Риме, но и в Москве, в Киеве, в Константинополе, в Тбилиси и так далее. Конечно, прямо это не было заявлено, но смысл и суть этого действия были именно такими.

Мы с вами подошли к моменту отречения Бенедикта XVI. Как мы знаем, таких отречений в истории Католической церкви было очень и очень мало. Были они по разным причинах. О причинах отречения Бенедикт гадают представители всех христианских деноминаций, общественных организаций, политики и так далее. Рискну предположить, что здесь немалую роль, безусловно, сыграло то, что Бенедикт XVI как человек ответственный и понимающий всю сложность ситуации, в которой он действует ‒ это не прекращающая борьба между консервативными тенденциями и либеральным лобби в Католической церкви ‒ Бенедикт прекрасно понимал, что возраст и болезни потихонечку лишают его способности и возможности продвигать свою политику. В этих условия и в этой ситуации он решил, что чем ему быть «папой на батарейках» или «папой от сети» лучше подготовить себе преемника. Причем сделать это заранее. Сделать это еще до того момента, когда он утратит возможность влиять на ситуацию по причине возраста и болезни. Такое отречение, сопровождавшееся рядом перемен законодательного характера в порядке избрания Папы, дало возможность Бенедикту XVI (скоро он въедет на новую квартиру, в келью в Ватиканских садах) влиять на нового ставленника, нового Папу самым прямым образом.

Сложность здесь заключалась в том, чтобы эти выборы прошли так, как выгодно консерваторам в Католической церкви, а именно, чтобы был избран не либеральный кандидат из членов курии, а именно представитель консервативного крыла в католичестве. Кроме того необходимо было, чтобы это оказался человек, который подвергался тем или иным влияниям, был бы податлив по отношению к прежнему Папе, для того, чтобы оказывать на него какое-то давление и воздействие.

Как известно, выборы Франциска I прошли совсем недавно. В Сикстинской капелле заседали 115 кардиналов. Приведу некоторую статистику участников обсуждения кандидатуры Папы: в Сикстинской капелле было 115 кардиналов, из них европейцев ‒ 60 человек; итальянцев ‒ 28, в числе европейцев; немцев ‒ 6; французов ‒ 4; североамериканских представителей ‒ 14; из Южной Америки ‒ 19 кардиналов; из Африки ‒ 11; из Азии ‒ 11. В числе этих кардиналов находился один из возможных кандидатов на папский престол. Рассматривались разные кандидатуры, потом были опубликованы списки. Были какие-то совершенно оригинальные фигуры, оригинальные представители. Например, 80-летний кандидат ‒ кардинал из Нигерии. Если не учитывать подобных оригинальных личностей, то в числе наиболее вероятных претендентов рассматривался епископ Милана. Мало кто ожидал, что в числе этих кандидатов особое внимание кюриев привлечет Хорхе Марио Берголио ‒ архиепископ Буэнос-Айреса, архиепископ Аргентины. Правда, ходят слухи, что он еще на прошлых выборах ‒ на выборах, когда был избран Бенедикт XVI, уже назывался в числе так называемых папабилей, то есть кандидатов на престол, на кафедру Рима. Но как бы то ни было фигура достаточно неожиданная.

Теперь давайте взглянем на его личность, на его фигуру, и посмотрим, что же за новый Папа появился в Католическом мире. Во-первых, оправдались некоторые прогнозы, в соответствии с которыми Папа должен был оказаться не из числа европейцев, а из числа представителей стран третьего мира. Родился он в 1936-м году и был избран Папой соответственно в 76 лет, уже весьма пожилым человеком. По порядковому номеру ‒ это 266-й Папа. Личность странная и в своей судьбе, своем пути в католической церкви весьма противоречивая. С одной стороны он ‒ иезуит. Он произошел из иезуитской среды, соответственно, был там довольно заметной фигурой. С 1973-го по 1979-й год он был провинциалом Аргентины. Провинциал ‒ это совсем не то, что вы думаете. Провинциал ‒ это глава области у иезуитов. Таким образом, он был одним из немногих Пап (такого было очень мало в истории Католического Церкви последнего времени), являющимся монахом монашествующий.

В то же время при своем избрании вы знаете, что Папа избирает сам себе имя и Хорхе Марио Берголио стал Франциском I. Избрал он это имя в честь древнего католического святого, очень почитаемого в Католической церкви, Франциска Ассизского ‒ юродивого, нестяжателя, мистика, главным лозунгом которого было «Проявление любви к ближнему и смирение». Надо иметь в виду, что иезуиты и францисканцы (так уже повелось в Католической церкви) с давних времен терпеть друг друга не могут. Потому что иезуиты ‒ народ беспринципный, скажем прямо, народ, не поступающийся перед определенными подлостями, низостями. В истории Католической церкви тому есть немало примеров. При этом надо иметь в виду, что они были всегда выдающимися миссионерами. Но обращали ко Христу многие народы, в том числе и проповедовали в Южной Америке. Иезуитская миссия была одной из самых серьезных и успешных миссий за всю историю Католической церкви. В то же время это такие рыцари «плаща и кинжала». Францисканцы и иезуиты всегда друг к другу относились весьма и весьма скверно. В этом смысле Хорхе Марио Берголио, конечно, в значительной мере дистанцировался от своего иезуитского прошлого, когда поменял свое имя на Франциск.

Еще один интересный момент. Хорхе Марио Берголио издавна связан с униатской средой в Америке. Дело в том, что в результате революции, в результате всех коллизий ХХ столетия, которые случились на территории бывшей Российской империи, довольно большое количество униатов оказалось в эмиграции, в том числе и в Южной Америке, в Латинской Америке. И вот Хорхе Марио Берголио был с 1988-го года ординарием в Аргентине в среде униатов. Кто такие униаты? Униаты ‒ это католики восточного обряда, которые внешне служат практически так же, как служат в наших православных храмах, но естественно разделяют католические догматы, естественно, считают своим предстоятелем Папу Римского. Так уже сложись и это вполне естественно, живя в постоянно столкновении  с православными, православных терпеть не могут и относятся к ним с крайней враждебностью.

Известны печальные примеры многочисленных погромов православных храмов, которые устраиваются униатами на территории современной западной Украины. Конечно, надо иметь в виду, что те униаты, которые живут в Аргентине и те униаты, которые сейчас существует на западной Украине ‒ это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Но как бы то ни было, отношение к православию и к Православной церкви у униатов всегда было не очень.

Правда, Франциск I после своего избрания всячески заверяет, что относится к православной церкви с почтением, молится за Патриарха Кирилла. Он совершал молитву за Патриарха Кирилла. Правда, почему-то в день Кирилла Иерусалимского ‒ другого Кирилла, не покровителя небесного нашего Святейшего Патриарха, но как бы то ни было. Тем самым можно сделать вывод, что с одной стороны Хорхе Марио Берголио, нынешний Франциск I, православную традицию богослужебную знает, ценит, любит. Однако сосуществование и взаимодействие с униатской средой, безусловно, не могло не отразиться на его отношении к православию как к таковому и возможно взгляд этот не такой симпатизирующий, не такой положительный, не такой оптимистичный на нас с вами, как может показаться это на первый взгляд.

Хорхе Марио Берголио, в отличие от Иоанна Павла II, тоже консерватор. В этом он сходен с предыдущим Папой Бенедиктом XVI. Он постоянно высказывал отрицательное отношение к абортам, эвтаназии, однополым бракам, гомосексуализму, гей-усыновлению и так далее. Здесь у него даже произошел конфликт с нынешним президентом Аргентины. Правда, она теперь (поскольку Папа ‒ аргентинец) уже забыла все свои неудовольствия и припадает к нему, предлагает дружбу, предлагает взаимодействие, но позиции и их принципиально разнятся. Франциск I ‒ консерватор до мозга костей.

В том числе известна его скромность. Говорят, что он пользовался до недавнего времени общественным транспортом, жил в маленькой квартире, сам себе готовил и так далее. Принципом его является смирение и справедливость, которых он намерен добиваться Католической церкви, чтобы ей не мешало, безусловно, сегодня, учитывая самые разнообразные скандалы, которые сопровождают жизнь сегодняшних ее епископов и священнослужителей.

Не чужд он и светских интересов. Например, он ‒ официальный член клуба болельщиков команды «Сан Лоренцо» по футболу в Буэнос-Айресе. Он, правда, утверждает, что более он за эту команду, потому названа она в честь святого Лаврентия, Святого Лоренцо. Но футбол Папа любит.

Теперь относительно обстоятельств, связанных с тем как по нашим прогнозам (по моим прогнозам и ряда православных специалистов, занимающихся современной Католической церковью) может дальше разворачиваться ситуация, связанная с новым Папой, и его взаимоотношениями с Папой предыдущим. Как я уже сказал, Бенедикт всеми силами постарался повлиять на результаты избрания, поменял порядок этого избрания и вероятно здесь добился частичного успеха. Почему частичного? Поясню чуть позднее. Безусловно, сможет оказывать влияние на нового Папу, как и предыдущий (как Бенедикт) Франциск, безусловно, ‒ консерватор. Кроме того, он тот самый провинциал, который так удобен Бенедикту XVI в отношении какого-то влияния, воздействия. Безусловно, будет прислушиваться к опытному консерватору, лидером которых является Почетный Папа, как теперь называют Бенедикта. Кроме того, он смиренный человек и это тоже для Бенедикта само по себе хорошо.

Папа переезжает теперь, после завершения ремонта, в Сады Ватикана в келью, которая будет ему предоставлена, будет тихонечко там жить и, безусловно, прогуливаясь в этих самых садах, будет активно и настойчиво с новым Папой обсуждать те или иные перспективы жизни Католической церкви. Будут они совершать совместную молитву и так далее. Похоже, что фактически Бенедикт после своего отречения полупапой все-таки остался.

Почему успех здесь частичный? Потому что на сегодняшний день Франциску, как я уже сказал 76 лет, и через пять лет (может быть чуть больше, неизвестно) перед Католической церковью, перед консервативным ее крылом встанет та же самая проблема, которая возникла и в отношении Бенедикта. Через пять лет, вероятно, Франциск станет тем самым «папой на батарейках», который уже хорошо памятен нам по фигуре Иоанна Павла II. И тогда вновь возникнет вопрос о том, как же Католическому консервативному тогда уже вероятно меньшинству удастся влиять на церковную политику и отыгрывать назад те решения, неудобные для католического консервативного крыла, которые были приняты в свое время на Втором Ватикане. Таким образом, лет через пять безусловно возникнет проблема, а может быть и отречение Франциска, раз уж такая традиция появилась у католиков. Посмотрим.

Теперь относительно нас с вами два вопроса. Хорошо ли нам, что в Католической церкви иногда бывают «плохие папы»? Похоже, что Франциск все-таки «хороший папа» и в этом смысле для католиков здесь все обошлось, но если бы был избран «плохой папа», если был избран «папа-либерал», экуменист, сторонник гей-меньшинств, однополых браков и так далее. Безусловно, для нас с вами это бы тоже было нехорошо, потому что мир сейчас един. Идут процессы глобализации. В этом отношении, конечно же, те процессы, которые идут в Европе, в Америке, во всем мире существеннейшим образом влияют и на всех нас. Поэтому получается так, что сильный союзник в противостояние этим губительным тенденциям для мирового сообщества нам был бы полезен. В этом смысле плохой папа нам не нужен.

Нужен ли нам «хороший папа»? Нужен ли православной церкви Папа, который является таким успешным проводником традиционных и католически идей? Для нас здесь тоже есть свои проблемы, потому что «хороший папа» нам тоже не очень с вами выгоден. Во-первых, потому что «хороший папа» ‒ это Папа, который проводит все те идеи, которые характерны для учения о папстве в Католической церкви. Папа ‒ глава всего христианского мира, Папа может ни с кем не считаться, Папа не может считаться Патриархом Запада, потому что он, с точки зрения католиков, ‒ глава христиан и в России, и в Константинополе (нынешнем Стамбуле), и в Грузии, и в Болгарии, и так далее.

Известная традиция римских Пап, когда они прилетают или приезжают или прилетают в ту или иную страну, где они прежде не были, они припадают к земле и целуют ее. Как говорят, эта традиция связана с тем, что Папа тем самым принимает управление местной паствой, местной церковью ‒ он посвящает эту землю Богу и принимает ее под свое владительство. Так что если Папа оказывается в каких-то странах, где он прежде не был, он тем самым начинает считать себя главой христиан и в этой стране. С этим, кстати говоря, связано и то, что Русская церковь всегда препятствовала приезду Пап в течении ХХ ‒ начала XXI века в Россию.

Кроме того, если будет хороший Папа для католиков, безусловно, усилится противостояние между православными и католиками в тех странах, где таковое противостояние существует. В Польше, на Западной Украине, безусловно, почувствуют новые силы и новые возможности униаты и так далее. В этом смысле, какой бы Папа ни был ‒ хороший или плохой ‒ для православных здесь есть свои безусловные плюсы и безусловные минусы.

Посмотрим, как будет в дальнейшем себя вести Франциск I. По-человечески он безусловно вызывает симпатию, по-человечески он безусловно вызывает уважение, но ни на минуту не будем забывать, что противостояние между Католической и Православной церквями от этого ни на минуту не ослабевает и те конфликты, которые существуют между нами, которые как бы не пытались завуалировать, будут продолжаться и может быть усиливаться.

Спасибо за внимание. 

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал