Когда это закончится?

Конец пандемии близок, но расслабляться не стоит

Когда пишутся эти строки, на планете бушует пандемия COVID-19... Первый больной, у которого был достоверно подтверждён факт наличия этой инфекции, поступил 1 декабря 2019 года, поэтому данная болезнь по году обнаружения и называется COVID-19.

Коронавирусы были открыты в 1965 году и 30 лет не привлекали особого внимания учёных. Их исследовали, отнесли к группам риновирусов, то есть к вызывающим заболевания носоглотки, дали название «корона» за специфические шипы, но не считали, что они представляют большую опасность для человека. В 1980-е – 90-е годы коронавирусами активно занимались ветеринары из-за смертоносных форм заболевания у животных. К нам кошачий коронавирус никакого отношения не имеет, его перенос от человека к человеку невозможен. Но в 2003 году возникла эпидемия у человека. Она не стала пандемией, поскольку её вовремя остановили карантинными мерами на ранней стадии распространения болезни под названием атипичная пневмония (SARS). SARS распространялся из Юго-Восточной Азии, из Вьетнама и Китая. Тогда всё обошлось, в том числе благодаря и разумным, и слегка параноидальным мерам.

Второй раз коронавирус заставил о себе заговорить в виде Ближневосточного острого респираторного синдрома (MERS). Вспышки фиксировались на территории Саудовской Аравии и Южной Кореи, куда он был завезён тоже из Саудовской Аравии. Несмотря на очень слабую инфекционность, смертность среди заболевших была очень высокой: почти 40%. Поскольку заразиться этой болезнью от человека к человеку очень сложно, то MERS не получил большого распространения. Да, было отмечено несколько сот серьёзных случаев, но в 2014 году болезнь практически свели на нет.

Когда COVID-19 нанёс свои первые удары, многие (и я в том числе) не сильно встревожились: ведь уже дважды коронавирусы проявлялись. На третий раз тоже казалось, что примут обычные карантинные меры — и пандемии не случится. На это были основания, ведь Ухань с населением в 10 миллионов человек, а считая пригороды — все 30 миллионов, был блокирован. Дома, где находились заболевшие, закрыты на карантин. Граждане активно включились в поддержание карантинных мероприятий. В результате власти Уханя очень быстро локализовали вспышки в городе. Хотя некоторые люди уехали из Уханя, и вспышки возникли в других регионах Китая, с ними тоже быстро справились.

Но вирус проник в Северную Италию, когда там проводилась Неделя высокой моды, а как известно, почти все модные вещи шьют на территории Китая. Посчитали, что если кто-то далеко болеет, то это не повод останавливать Неделю высокой моды… Это было роковой ошибкой, которая привела к тому, что инфекция выскочила за пределы КНР. Первый случай смерти от COVID-19 был отмечен 9 января 2020 года. 16 января — второй случай. 13 января стало известно, что есть первый заболевший за пределами Китая, в Таиланде. Следующий случай — 18 января, уже на территории Японии. В тот же день, 18 января, Соединённые Штаты ввели карантинные меры, 28 января так же поступила Российская Федерация, но было уже поздно. В январе болезнь была зафиксирована в ряде восточноазиатских стран, а также в Италии, Германии, Швейцарии и Франции. В феврале она быстро распространяется по всем странам. Пока речь шла о тысяче заражённых и о нескольких десятках смертельных случаев для каждой страны. Тогда же, в феврале, Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) присвоила ситуации красный код опасности. В марте 2020 года вспышка COVID-19 стала соответствовать критериям пандемии, однако руководство ВОЗ повело себя очень странно. Обычно в таких ситуациях создаётся специальный комитет, куда стекается вся информация на основании точных данных. В последний раз пандемия была в 1968 году (гонконгский грипп), она тогда была официально объявлена, официально приняли карантинные меры, в том числе в Советском Союзе, включая досрочный отпуск детей из школ по домам. Эти и многие другие мероприятия позволили справиться с пандемией. Но в случае COVID-19 бюрократическая машина ВОЗ не смогла быстро среагировать.

Китайцы провели мероприятия, ещё не умея ни излечивать коронавирус, ни создав вакцин. Только-только начав работу по системам точной детекции, они смогли локализовать все вспышки, и к двадцатым числам марта перестали отмечаться новые случаи заражения. В Китае объявили, что с пандемией справились. Действительно, в дальнейшем вспышки случались только с завезённым из-за рубежа COVID-19. Государственное управление прекрасно сработало, а население проявило лояльность к введённым мерам. Правда, в Гонконге посчитали, что меры притесняют их особый статус, попытались протестовать, но в мягкой и быстро свёрнутой форме.

11 марта ВОЗ неофициально, через аккаунт своего председателя Рика Брайта в социальной сети, объявила о пандемии, 29 марта китайцы заявили, что справились со своей эпидемической проблемой. Надо сказать, что это стало грандиозным плевком в лицо «мировой общественности». Как же так?! Коммунистический Китай, тирания и тому подобное, справился с проблемой, в то время как в остальных странах даже не знают, что творится, что делать, куда бежать и кто виноват.

До сих пор Китай обвиняют в искусственном создании вируса. Китайские специалисты утверждают, что никакого вируса они не создавали, что вирус к ним завезли из-за рубежа. В начале декабря 2019 года в Ухане гостила большая (200 человек с лишним) американская делегация. Взаимным обвинениям конца и края нет, и сейчас нет никаких достоверных данных, чтобы выяснить: вирус природный или искусственный. Когда говорят о его искусственном происхождении, то обращают внимание на тройной повтор определённых аминокислот или схожести s-белка коронавируса с белками ВИЧ. Однако подобные повторы есть и в вирусах, открытых до того, как люди научились хоть что-то менять в генетическом коде.

Удивительно то, что эпидемия сильнее всего ударила по странам с высокоразвитой медициной. Из них первой под удар попала Италия. Причём 80% итальянских случаев приходится на конец февраля — начало марта 2020 года, и они отмечены на севере страны. Гораздо меньше случаев зафиксировано в сравнительно бедных и густонаселённых южных районах Италии. Больницы были переполнены. Как лечить — не понимали. Выдвигались всевозможные версии и предположения. Напомню, SARS и MERS были изучены, поэтому казалось, что методы, которые помогали при атипичной пневмонии, сработают и сейчас. Но нет, карантинная обстановка в марте стала тяжёлой, а смертность высокой (более 4%). Вслед за Италией аналогичная ситуация возникла во Франции, Германии, чуть лучше была в Швейцарии, но снова тяжело — в Испании, а дальше пандемия охватила всю Европу.

Стоило американцам заявить, что их медицина способна выдержать такой удар, как в начале апреля больницы, особенно в Нью-Йорке, оказались переполнены. Пришлось разворачивать временные госпитали. На первое место по числу заражения и смертности вышли именно США, в которых на весенне-летний период 2020 года пришёлся настоящий кошмар.

Страны Третьего мира были слабо затронуты. В конце марта — начале апреля начинаются карантинные мероприятия в Российской Федерации. Но карантин по китайскому образцу не объявлялся ни у нас, ни в других странах мира. Почему? Потому что требуется остановка бизнес-процессов, многих важных производств, требуются государственные вливания и содержание за счёт бюджета людей, оказавшихся в карантинной зоне. Вместо этого вводятся разные способы, которые ранее при эпидемиях не применялись: удалённая работа, добровольные самоограничения, прогулки по графику, некоторая поддержка малоимущих.

В некоторых странах, включая Соединённые Штаты, населению просто раздавали деньги. В Российской Федерации были выплаты семьям с детьми, попавшим под ограничения. Вводятся домашние карантины для заболевших и членов их семей с отслеживанием при помощи смартфонов вместо привычных карантинных пунктов, где незаболевшие контактёры могли бы пересидеть необходимое время. Как видим, такие меры не сильно помогли.

В ходе пандемий прошлых эпох бизнес-сообщество задавалось вопросом: «Как быстро прекратить пандемию и не нести убытков?» То есть с эпидемией нужно бороться прежде всего потому, что она наносит вред экономике. Нынешняя борьба с эпидемией ведётся по принципу: «Что надо сделать, чтобы заработать на этой эпидемии?» Расцвела массовая доставка продуктов, которые возят курьеры. Служба покупки по телефону или электронной почте «Амазон» заработала огромные деньги. А вот реальный сектор очень сильно просел. Автомобильная промышленность свёртывала производство. Перестали работать или перешли на усечённый график многие промышленные предприятия. В весенне-летний период 2020 года тяжёлый удар получил международный туризм. Лихорадило и фондовый рынок, в феврале уже падала цена на нефть. Социально-экономические последствия были чудовищными. Резко упали заработки населения. Люди стали работать по краткосрочным контрактам, я лично знаю тех, кого перевели на 1⁄10 ставки. Прервались многие работающие цепочки, которые теперь очень трудно восстановить. Удар по мировой экономике и торговле был сравним разве что с Великой депрессией…

Вирусологию стали накачивать деньгами, но начались странные вещи. В мире предложили десятки тест-систем диагностики COVID-19, но общих стандартов не выработали. В результате ввели множество тест-систем с разными показателями и разными системами отсчёта. Единой диагностики до сих пор нет, отчасти из-за того, что COVID-19 трудно диагностируется, и для этого требуются различные методы. По одному анализу точно не скажешь, есть заболевание или нет. Фиксируются и ложноположительные, и ложноотрицательные результаты. С ценой на тест-системы начались странности. У ветеринаров конечный анализ на кошачий коронавирус стоил 3–4 доллара, и в это время в США появляются тесты на человеческий коронавирус по 900 долларов…

Дальше возникла эпопея с созданием вакцин. Их создали ударными темпами, а российская вакцина «Спутник-V» действительно стала первой в мире. Вторыми были китайцы, и сейчас уже есть десятки вакцин, которые дают очень неплохой эффект...

К осени 2020 года казалось, что пик эпидемии пройден, и поэтому стали смягчать ограничительные меры. Как уже говорилось ранее, при заражении человека от человека вирулентность постепенно слабеет. Вирус уже не является пулей-убийцей. Его задача — размножаться, и режим, не убивающий человека, вирусу более выгоден. Больной переболеет, вирус продуктивно размножится, будет дуплицирован в его клетках и распространится дальше.

Но тут грянула вторая волна. По количеству заболевших и умерших она оказалась масштабной, но паники не случилось, ведь был уже накоплен определённый опыт. Стартовала программа массовой вакцинации населения, впереди находился Израиль, а Российская Федерация, несмотря на быстрое создание и выпуск вакцины, долгое время отставала. Народ как не рвался вакцинироваться, так и продолжает не рваться, несмотря на все действия властей. Многие даже считают, что это ерунда, обычный грипп и никакой пандемии нет. Другие хотят стопроцентную защиту, идеальную вакцину и ждут, когда она появится.

Тем временем возник фактор, который практически не имел места во время прошлых крупных пандемий типа «испанки». Я говорю о появлении разных штаммов вируса. Правда, коронавирус — не самый мутирующий вирус, до вируса гриппа или ВИЧ ему очень далеко. Но, так или иначе, в каждой популяции, в каждой стране накапливаются свои отличия, а международный туризм постепенно стал восстанавливаться, и начался обмен разными штаммами. В результате в каждую популяцию попадает куча чужих штаммов. Весной 2021 года выявили британский штамм, который отличался более коротким инкубационным периодом и поэтому быстрее распространялся и быстрее проявлял свои свойства. Но куда более мощную вспышку дал индийский штамм. В Индии даже дров не хватало, чтобы сжигать тела умерших, причём этот штамм через Британию распространился и на Европу, и на Российскую Федерацию. Его дальнейшее продвижение привело к тому, что он стал комбинироваться с теми штаммами, которые уже присутствовали в каждой популяции.

Индийский штамм привёл к третьей волне пандемии, весной — в начале лета 2021 года наблюдавшейся и у нас. Перемещение разных серотипов генетических штаммов, новых мутантных форм привело к тому, что третья волна оказалась крайне опасной… В августе 2021 года мы видели, что третья волна постепенно спадает, но никто не может гарантировать, что не появится очередной, новый штамм, который окажется опаснее. Правда, согласно теории, рано или поздно побеждает более умеренный штамм, поскольку он лучше распространяется. Но из теории бывают практические исключения, и не хочется на них нарваться.

Лечение вирусных заболеваний — очень трудная задача. Нужны целевые противовирусные препараты, а заточенных строго под коронавирус препаратов пока не сделали. Мы уже умеем помогать организму справляться с этой инфекцией так, что останавливается сборка вирусных частиц в клетках человека. Да, эта помощь не стопроцентная, люди продолжают умирать, возникают и случаи инвалидности, и всё же ситуация лучше, чем была в 2020 году. Мы хорошо изучили коронавирусы, у нас развиты лабораторные техники работы с ними.

Я не утверждаю, что COVID-19 имеет искусственное происхождение, но, опираясь на существующий опыт, в дальнейшем теоретически возможно создать искусственный коронавирус в военных целях. Взаимный контроль китайцев и американцев натыкается на обвинения друг друга, и настоящего контроля нет. Китай ещё можно понять — его обвиняют, а вот почему американцы не дают контролировать свою лабораторию? Они говорят, что пострадают их национальные интересы. Это какие же интересы?

Никто не может гарантировать, что не появится сверхновый, более опасный вирус. Сегодня технических средств для этого достаточно даже у крупной частной лаборатории. В США в ходе эпидемии коронавируса группа энтузиастов создала действующую вакцину. Они частным порядком купили всё необходимое через интернет и сделали. А вдруг кто-то создаст искусственный вирус, способный нанести серьёзный удар по человечеству? Конечно, всех людей вирус не уничтожит, ведь даже во время Великой чумы максимальная смертность не достигала 100%. Вместе с тем, в самых опасных районах погибало до 9⁄10 населения, поэтому нанести страшный удар по населению возможно... Мы вступили в эпоху, когда бактериологическая и вирусологическая войны теоретически реальны… Для разработки достаточно несколько десятков сотрудников лаборатории, и соблюсти тайну в таких условиях сравнительно просто. Главное, с чем нам придётся жить по итогам эпидемии COVID-19 — это не «цифровой контроль», QR-коды, COVID-паспорта и не постоянные прививки. Всё это ерунда по сравнению с тем, что появился сравнительно простой способ создать биологическое оружие. История нас учит, что если какое-то оружие создать можно, то рано или поздно его создадут…

Фёдор Лисицын
Подписка на обновления:
КНИГИ

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал