Газовое ралли

энергетика «зеленеет» - цены растут

Спотовые цены на газ в Европе за последний месяц выросли почти втрое и 6 октября доходили чуть ли не до 1900 долларов за тысячу кубометров. После этого пика они пошли на спад, через два дня торгуясь уже в диапазоне от 900 до 1000 долл. Поскольку данная ситуация, да ещё в связке с ковидной проблематикой, усилиями мировых массмедиа приобрела чуть ли не вселенски апокалиптический характер: "Мы все замёрзнем, заболеем и умрём, но из-за блэкаута этого никто не увидит", — необходимо как можно лучше понять, что же всё-таки происходило, происходит и, скорее всего, будет происходить в ближайшее время с "голубым золотом" в частности и с мировой энергетикой вообще.

Газовое ралли — завршение или пауза?

Как гласит известное правило рыночной экономики, "деревья не растут до небес", то есть цены на любой товар определяются балансом платёжеспособного спроса потребителей и предложения продавцов. А резкие колебания этого показателя, особенно "вдолгую", как правило, вызываются одновременным и однонаправленным изменением обоих его составляющих. Именно это и произошло с рынком газа, который встречал 2021 год на спотовых ценах в диапазоне 200–220 долл. за тысячу кубов и держался на нём весь первый квартал, до начала апреля. К этому моменту стало ясно, что "постковидное" восстановление мировой экономики состоялось, а мировые центробанки даже не думают ограничивать эмиссию своих валют, которых за период пандемии напечатали в эквиваленте свыше 10 трлн долл., — при падении показателя ВВП на 4,3%, а реального производства товаров и услуг почти на 8%.

Несмотря на то, что львиная доля новых, "ковидных", денег направлялась на поддержание фондовых рынков и антикризисные социальные выплаты, эта денежная масса не могла не сказаться на положении чаш весов спроса и предложения.

"Локомотивом" роста цен на энергоносители и другие сырьевые товары стал Китай и регион Юго-Восточной Азии (ЮВА) в целом, где доля реального и, соответственно, экспорториентированного секторов экономики существенно выше, чем в странах коллективного Запада во главе с США. Этот регион быстро стал премиумным и растущим рынком для продаж энергоносителей. Сыграли свою роль и некоторые политические моменты. Так, например, КНР ещё в прошлом году отказалась от закупок угля из Австралии, а теперь выпавшие объёмы предпочла заместить нефтью и газом.

А производство этих энергоносителей в мире — опять же, вследствие "ковидного" кризиса — существенно сократилось. Особенно это касается "чёрного золота", цена на которое одно время была в зоне отрицательных величин, что привело к новому картельному соглашению ОПЕК+, существенно ограничившему квоты на нефтедобычу для всех стран-участниц. К тому же цена нефти не первое десятилетие искусственно занижается ради стабилизации покупательной способности доллара США ("нефтедоллара"), и сегодня это даже в большей мере финансовый, чем производственный актив.

Оба отмеченных выше фактора в настоящее время никуда не делись: в США администрация Байдена проталкивает новые расходные программы общей суммой свыше 4,7 трлн долл., в ЕС, Японии и Великобритании наблюдается идентичная картина, а вот мировое производство электроэнергии, особенно "зелёной", в секторе возобновляемых источников, особенно в Европе, фактически не растёт по принципиально непредсказуемым природно-климатическим причинам: мало солнца, мало ветра. Но всё-таки причина номер один — чрезмерная денежная эмиссия в системе западных центробанков. И если она не будет остановлена, рост цен на энергетических и сырьевых рынках, несомненно, продолжится в рамках общей гиперинфляции доллара и других валют из "корзины" МВФ. Так что сейчас с высокой долей вероятности (не "хайли-лайкли", а с высокой долей вероятности) можно утверждать: ралли ещё не завершилось, пока оно просто поставлено на паузу.

"Зеленеет" ли мировая энергетика?

В более отдалённой перспективе (а сейчас будущее притягивает к себе настоящее) вопросом "быть или не быть" является вопрос об исчерпании на планете Земля "карбоновых" энергоносителей: нефти, газа, угля и т.д., доступных в нужных для человечества объёмах. Упор на переход к "зелёной" энергетике делается не из-за пресловутого углеродного следа как главной причины "глобального потепления имени Греты Тунберг". ВИЭ, солнечные и ветровые, — весьма дорогое удовольствие: производимая ими энергия, если считать по "полному циклу", оказывается в разы дороже даже традиционной тепловой, не говоря уже про АЭС и ГЭС. Более того, даже с полным использованием наличных технологических резервов, включая производство "зелёного" водорода, этот разрыв преодолеть не удастся. А вот если сделать карбоновые энергоносители примерно в три раза дороже, чем сегодня, у ветряков и панелек появится шанс на выживание (даже в гибридном виде, с аккумуляторами и/или резервными мощностями, работающими как раз на газе, нефтепродуктах или даже угле). Пока же рост сектора ВИЭ, в его ультралиберальной трактовке, то есть без ГЭС и АЭС, обеспечивался в основном государственными и прочими, прямыми и косвенными, субсидиями.

В данной связи весьма показательно, что тезис о неизбежности грядущего глобального перехода к "зелёной" энергетике активно продвигает финансово-экономический блок правительства и ЦБ России, пытаясь на этой основе доказать необходимость расширения стойла "священной коровы" ФНБ с 7% до 10% национального ВВП — в полном соответствии с рекомендациями МВФ как вышестоящей для них организации (такой же, как ВОЗ для Минздрава РФ). Глядя на такие "органы власти" двойного подчинения, невольно думаешь о том, что было бы с нашей страной, подчиняйся МИД РФ без права вето всем резолюциям Генассамблеи и Совбеза ООН, а Минобороны — указаниям НАТО (опять же, без российского права вето Североатлантический альянс мгновенно получил бы статус военной структуры ООН).

Возвращаясь к теме собственно энергетики, необходимо отметить, что физический эквивалент теплотворности литра нефти составляет около 1,3 кубометра газа, то есть 1000 кубов "голубого золота" примерно равны 5 баррелям нефти, а технологический эквивалент оценивается в диапазоне 7–8 баррелей. В то же время "газовая" цена нефти даже сегодня составляет более чем 12 баррелей, или в полтора раза больше "технологически справедливой" цены. А "нефтяная" цена газа, соответственно, должна укладываться в диапазон 550–600 долл. за тысячу кубов.

Кстати, тут важный момент: по высоким спотовым ценам в Европе сейчас торгуется мизерное количество газа, основные поставки идут по "трубам" по контрактным ценам. Эти цены различным образом привязываются к спотовому рынку, но, например, оценка Газпрома по средней цене всех своих экспортных поставок в "дальнее зарубежье" за первое полугодие 2021 года в долларах выросла на 53% по сравнению с аналогичным показателем 2020 года, составив 185 долл. за тысячу кубов, а прогноз на год повышен до 295–300 долл. (плановым показателем была отметка в 170 долл.). Это, конечно, большие деньги, но от недавних 1900, от нынешних 1000 и даже от "справедливых" 600 она отличается в разы. В любом случае, "фарш невозможно провернуть назад", запихнуть обратно в тюбик центробанков уже напечатанные триллионы невозможно практически, поэтому цены газа и нефти, скорее всего, будут так или иначе сближаться между собой, стремясь к обозначенному выше диапазону.

Для полноты картины стоит нанести несколько линий углём. На этом рынке динамика цен жёстко следовала за газовыми и резко отличалась от нефтяных (напомним, что нефть сегодня — более чем наполовину финансовый, "бумажный", а не энергетический актив, тесно связанный с долларом и золотом). Так, в начале 2021 года тонна угля стоила около 60 долл., на пике 6 октября достигала почти 270 долл. (рост в 4,5 раза! — О.Щ.), а потом упала до 235 долл. На этом фоне непрерывные политические заявления лидеров стран коллективного Запада в целом и ЕС в особенности об их приверженности "зелёному энергопереходу" по факту означают лишь одно: высокие мировые цены на "углеродные" энергоносители не только сохранятся, но будут "накачиваться" и далее. В этих условиях страны-"неттоэкспортёры" энергии вроде бы должны получить дополнительные конкурентные преимущества перед странами-"неттоимпортёрами" баррелей, кубометров и мегаватт. К числу первых принадлежат Россия и, с оговорками, США, а также Франция; к числу вторых — КНР, Япония, Великобритания и страны ЕС (без Франции).

Но сырьё нужно для производства товаров, а производство товаров — не столько вопрос энергии, сколько вопрос информации, технологий ноу-хау, которые вовсе не определяются наличными ресурсами, но, напротив, сами определяют круг необходимых для производства ресурсов. Уран бы не был стратегическим сырьём без технологий ядерного оружия и реакторов АЭС. Бокситы не были бы настолько востребованы без потребности в "крылатом" алюминии — и так далее, и тому подобное. Но основное развитие энергетических технологий пока идёт по регрессивному пути полей фотосинтеза и ветряных мельниц. А мощные потенциальные источники энергии (прежде всего, "термояд") объявлены на Западе технологически бесперспективными и всячески тормозятся. Поэтому пресловутая «газовая пауза» в мировой энергетике грозит затянуться ещё на 10-15 лет.

Кто виноват, что делать и при чём тут Россия с Путиным?

Медиапространство сегодня переполнено множеством версий относительно происходящих и грядущих в сфере энергетики событий: от стихийного стечения обстоятельств до "хитрого плана Байдена" и "хитрого плана Путина", и даже "хитрого плана Байдена — Путина", якобы согласованного президентами РФ и США на встрече в Женеве. Ясно лишь то, что попытки ряда зарубежных лидеров взвалить всю ответственность за рост газовых цен на Газпром и Россию не соответствуют никакой "логике обстоятельств". Россия, хотя он двумя руками "за" дополнительные доходы для своих компаний и бюджета, как раз заинтересована не в "американских горках" на энергетических рынках, особенно европейских, а в их стабильности и предсказуемости. Значительная часть российской экономики, по сути, давно вынесена за границы РФ, и не в интересах Москвы эти контуры, включая систему офшоров, своими руками разрушать. Да, трансформировать их вследствие внешнего давления и попыток западных партнёров изменить "правила игры" — другой вопрос, но это в любом случае не наша инициатива. Как известно, Россия не начинает войн, в том числе ценовых, — Россия их заканчивает. С "Северным потоком-2" или без него, с украинским транзитом или без него. И не надо указывать на очевидные вроде бы противоречия и слабости в российских позициях: при более широком, в ином масштабе, взгляде на ситуацию все они оказываются более-менее на своём месте и в своё время.

Олег Щукин
Подписка на обновления:
КНИГИ

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал