Подписка на обновления:
Подписаться

Первая Отечественная (1812 г.)

День ТВ   01.09.2012   39867   198   00:13:17  
Программа
«История»
Ведущий
Андрей Фефелов
Гость
Андрей Фурсов
Историк Андрей Фурсов о причинах, ходе и результате Отечественной Войны 1812 г. Ведущий Андрей Фефелов.

Первая отечественная (1812 г.)

 

Историк Андрей Фурсов о причинах, ходе и результате Отечественной Войны 1812 г. Ведущий Андрей Фефелов.

 

Андрей Фефелов: 1812-й год. 200 лет назад была война – Отечественная война 1812-го года, под этим названием она вошла в историю Россию. В гостях у нас историк Андрей Фурсов. Андрей Ильич, я хочу задать вам простые вопросы, на которые хотел бы получить четкие ответы. Зачем Наполеон напал  на Россию?

Андрей Фурсов: Ясно не за тем, чтобы Россию завоевать – это не входило в его планы, да и он и понимал, что он этого сделать не может. План был простой. Наполеон полагал, что Россия нарушает некие обязательства, Александр I нарушает некие обязательства. Ему нужно было Россию наказать, то есть разбить русскую армию в двух приграничных сражениях, затем навязать определенный мирный договор и уйти восвояси, потому что у Наполеона в это время хватало других проблем. Шла очень жесткая и жестокая война в Испании, где были лучшие наполеоновские войска на тот момент – от 200 до 300 тысяч по разным источникам. Еще примерно 200 тысяч были расквартированы в Центральной Европе, поэтому в Россию Наполеон двигался с 600-тысячной армией, но там было очень-очень много сброда. Там были баварцы, итальянцы, хорваты. Кстати, когда говорят о мародерстве великой армии Наполеона, то в основном мародерствовали не французы, а именно баварцы, хорваты и итальянцы. То есть это была такая карательная акция и, по-видимому, чего-то Наполеон не рассчитал.

Андрей Фефелов: Андрей Ильич, каково было соотношение сил? Соотношение военных сил, соотношение стратегий?

Андрей Фурсов: Русская армия в это время насчитывала 650 тысяч человек плюс 400 тысяч резервистов. Почти 1 миллион, но они были разбросаны по всей стране. Было три армии на границе – армия Барклая, армия Багратиона и армия Тармасова. Было еще четыре армии, но они были – одна на Дунае, одна около Риги. В основном речь шла об этих трех армиях и их численность вместе, если посчитать, это где-то 178–180 тысяч. Кроме того, они были очень неудачно расположены. Вдобавок ко всему Наполеон умел маневрировать войсками, сосредотачивать основные силы на основном направлении и здесь в организационном плане он, конечно, переиграл на начальном этапе русских военачальников. Например, заняв город Вильно, он рассек русские армии – расстояние между армией Барклая и Багратиона было 270 метров.

Кстати, Барклай де Толли сформулировал план скифской войны, то есть заманивание Наполеона вглубь, еще в 1807-м году. Отступление Барклая – это совершенно гениальный ход. В конце концов, сумел соединиться с армией Багратиона у Смоленска, но еще более важно было то, что он успел переправить войска через Днепр. Наполеон пытался помешать этому, но генерал, впоследствии маршал Жено, не успел решить эту проблему. Наполеон был в ярости и сказал буквально следующее: «Из-за Жено я проигрываю кампанию».

Барклай перевел армию через Днепр, они соединились с Багратионом у Смоленска, но здесь Барклай перестал быть главнокомандующим. Главнокомандующим стал Кутузов.

Андрей Фефелов: Почему это случилось? Вообще фигура Барклая, что это за человек?

Андрей Фурсов: Барклай был совершенно замечательный полководец. Не случайно Пушкин в своем стихотворении, посвященному войне 1812-го года, когда он говорил о факторах победы, он говорил: «Барклай, зима иль русский бог? ». Он мог бы вполне поставить фамилию Кутузова, но не сделал этого и родственники Кутузова на него обиделись. Однако Пушкин, как современник знал, что именно Барклай сыграл решающую роль в качестве организатора этой победы и Барклай понимал очень хорошо свою роль в этой войне.

Андрей Фефелов: Почему все-таки произошло смещение Барклая?

Андрей Фурсов: Дело в том, что здесь не обошлось без масонской линии. Кутузов – фигура совершенно мифологизированная. Причем русские дореволюционные историки очень трезво его оценивали. Наследственный полководец, интриган, сластолюбец, вовсе не любимый ученик Суворова, как его пытаются представить. Кутузов умел быть ловким царедворцем и кроме того не то в 1776-м, не то 1779-м году он вступил в масонскую ложу в Регенсбурге. Ложа называлась «К трем ключам». Затем он был принят в ложе в Берлине, в Санкт-Петербурге, в Москве. В это время в русской армии и вообще в русском обществе существовало две такие группы. Одна была русская националистическая партия, а другая была проевропейская, а точнее профранцузская.

Русскую партию возглавлял Аракчеев, тоже в значительной степени оболган деятелями нашей истории. Хотя Барклай не был русским по рождению, но он примыкал именно к русской партии. Профранцузская партия стремилась его удалить и не потому что профранцузская партия поражения России. Нет. Они хотели, чтобы с Наполеоном был заключен мир и профранцузские масоны двигали своего брата, потому что они понимали потенциал Кутузова. Они хотели, чтобы был заключен мир на выгодных для Наполеона условиях и на не очень плохих условиях для России. Они полагали, что Кутузов может решить эту задачу.

Андрей Фефелов: Андрей Ильич, ключевое событие войны 1812-го года – Бородинское сражение.

Андрей Фурсов: По этому поводу я хочу процитировать Барклая де Толли, который сказал: «Если в Бородинском сражении армия не была полностью и окончательно разбита – это моя заслуга. Убеждение в этом будет служить мне утешением до последней минуты жизни». Хотя сам Барклай считал Бородинское сражение не нужным. Сражение, действительно, очень интересное и оно тоже очень мифологизированное. Мифологизировано вот в каком плане.

Дело в том, что у очень многих представление о бородинском сражении из романа «Война и мир», где Толстой изобразил Кутузова эдаким мудрецом, который не смешивается чуть ли не с таким даосом, который не вмешивается ни во что, но все идет хорошо. На самом деле все не шло хорошо, Кутузов практически не вмешивался в ход боевых действий. Отдавал противоречивые указания. Большую роль сыграл рейд Уварова и Платова – он задержал атаку французов на два часа.

Когда говорят: «Кто победил в сражении? ». Прежде всего критерии победы. Первый критерий победы или поражения: какая из сторон реализовала свой план? Второй критерий: кто отступил? Третий критерий: кто больше потерял? План Наполеона – разбить русскую армию – полностью не удался. План Кутузова, по крайней мере, формальный – разбить армию Наполеона и отбросить ее – не удался. Русская армия отступила? Да, отступила. Однако наполеоновская армия впервые за многие сражения практически не преследовала другую армию, потому что сил не было. Наполеон назвал Бородино самым ужасным сражением в своей жизни и сказал знаменитую фразу: «Французы были достойны победы, а русские были достойны быть непобедимыми».

Кутузов написал реляцию императору, что полная «виктория», французы потеряли 40 тысяч, мы потеряли 25 тысяч – это неправда. Потом истории переправили эту цифру, что 54 тысячи потеряли французы и около 40 тысяч мы. Скажем, дореволюционный историк армии Керсновский писал в отношении потерь – 30–40 тысяч французы, 50–60 тысяч русские. Это не только плохой показатель вообще, он плохой особенно в том, что французы-то наступали, они должны были потерять больше. Кстати, французы потеряли больше генералов и офицеров – это, действительно, факт. Сегодня историки говорят о таком соотношении потерь. Около 38–39 тысяч французов и около 50–52 тысяч русских. Все равно не в пользу русских.

Тем не менее, здесь нужно сказать про техническое соотношение. Например, короткоствольные русские ружья, которые стреляли на 300 шагов, а французские ружья стреляли на 1000 шагов. С пушками то же самое. В нашей армии был порядок, что кремниевые ружья служили 40 лет, у французов значительно меньше.

Андрей Фефелов: То есть была техническая отсталость?

Андрей Фурсов: Да. При этом при плохой организации, при технической отсталости, французы были остановлены – это означает, что сражались геройски и нам есть чем гордиться в Бородинском сражении. Затем армия отступила, был знаменитый пожар Москвы. Затем произошла неприятная вещь для русского сознания, о котором дореволюционные русские историки, кстати, писали. Тарутинском лагерь.

Все историки пишут о том, как разлагалась наполеоновская армия в Москве. Да, наполеоновская армия разлагалась, но разлагалась и русская армия. До такой степени, что многие батюшки окрестных деревень вокруг Тарутино отказывались идти служить молебен в армии, потому что безобразничали солдаты, грабили. Однако Наполеон был на чужой территории, его армия рухнула быстрее и началось отступление.

Советские историки писали о контрнаступлении Кутузова. Нет, в истории это называется по-другому – параллельное преследование. Кутузов правильно делал. Все равно наполеоновская армия была достаточно сильна и мы тоже очень много потеряли. Из Тарутино вышло 90 тысяч человек, а к Березне пришло 27 тысяч человек. Причем люди гибли от мороза, от болезней, от голода, в конце концов, то есть и нам, и французам приходилось не сладко. Однако французы воевали на чужой территории, поэтому так закончилось все, как закончилось.

Последнее, то ли это было пощечиной Кутузову, то ли это он сознательно упустил Наполеона, а потом все свалил на Чичагова, которого не любил. Дело в том, что Чичагов в 1811-м году приехал инспектировать дунайскую армию Кутузова и вскрыл там такое воровство, и такую коррупцию, что у Кутузова были проблемы и Кутузов Чичагову это не забыл. Вот Наполеон изгнан из России и возникает вопрос: что делать дальше?

Андрей Фефелов: По этому поводу хотел спросить. Стратегия изгнания из страны – понятно, а что дальше?

Андрей Фурсов: Кутузов считал, что дальше нам идти не нужно, а Александр считал, что нужно. Причем у Александра был, конечно, личный мотив. Он хотел разгромить Наполеона в его логове, но самое интересно, что правы по-своему были оба. В долгосрочной перспективе был прав Кутузов, потому что он исходил из того, что нам не нужно вмешиваться в европейские дела. Пусть будет наполеоновская Франция, она будет в противовес Великобритании и пусть они друг друга любят перверсивно.

Александр исходил из другого, но интуционно он исходил из того, что хотел разгромить Наполеона. Дело в том, что Наполеон, собравшись с силами и зная психопрофиль этого человека, Александр мог предположить, что Наполеон мог повторить поход. В этом походе он может сговориться с британцами, хотя на данный момент они его враги. Поскольку было ясно, что страна сокрушившая Наполеона – это континентальная держава № 1.

Плюсы и минусы были и в том, и в другом решениях, но мы не можем судить Александра с точки зрения некой дальней перспективы, которая могла бы и не осуществиться – это мы знаем исторический результат, а Александр этого не знал. Кроме того, он хотел въехать в Париж на белом коне – въехал и вдобавок ко всему, ненавидя Наполеона, сделал такой благородный жест. Оказавшись большим европейцем, чем европейцы, он пробил Наполеону Корсику и большую-большую пенсию.

Андрей Фефелов: Видимо танец с Жозефиной Богарне повлиял на это?

Андрей Фурсов: Да, совершенно верно. В любом случае, Александр хотел выглядеть в глазах европейца победителем, причем победителем очень благородным. Внутренняя работа должна быть проведена, потому что он ненавидел Наполеона – это была личная неприязнь.

Андрей Фефелов: Каковы с точки зрения международной политики результаты этой компании?

Андрей Фурсов: Результат компании очень прост. Был сокрушен очередной континентальный противник, причем этот континентальный противник был континентальный противник морской державы Великобритании и континентальный противник России. После наполеоновских войн Россия стала континентальной державой № 1 и автоматически выдвинулась в главные противники англосаксов. Начиная с 1815-го года после Ватерлоо, после Венского конгресса, ось истории – это борьба англосаксов и русских. Она продолжается и по сегодняшний день. Я хочу надеяться, что несмотря на позор и крах 1991-го года, на эту геополитическую катастрофу, борьба не закончена.

Андрей Фефелов: Спасибо, Андрей Ильич.

Андрей Фурсов: Спасибо вам.

Отзывы

  2020. Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл No ФС77-59858 от 17 ноября 2014 выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций (Роскомнадзор).

Поддержать канал